Неделя 1. Умная-красивая борется с заниженной самооценкой

Алена Гончарук делится впечатлениями о первых приемах с психотерапевтом

Захожу за утренней порцией бодрости. Девушка-бариста кокетничает с парнем из очереди, он улыбается и шутит в ответ. В воздухе разлилась симпатия. Смотрю на нее: милая, но не более. Не Мила Йовович, скажем так. Нравится себе очень, это видно. И тому парню — это заметнее.

—  Наверное, ей в детстве говорили, что она красивая, - думаю себе под нос.

Я редко слышала от родителей подобные слова в свой адрес. Никогда мне не говорили, что я красивая, особенная или, не дай бог, талантливая. У мамы был очевидный пунктик — моя худощавость.

Представьте себе, я до 14 лет не могла даже мечтать о джинсах-скинни. Потому я начала работать уже в том сопливом возрасте из-за желания покупать одежду. По мнению мамы штаны меня “слишком обтягивали”. “Нет попы и фигуры”,  “это некрасиво”, — говорила она. Поэтому ходить приходилось в висящем и парусящим: мама покупала мне вещи на два размера больше.

Не самое лучшее время в моей жизни, не люблю смотреть свои школьные фотографии. Честно говоря, я не часто поднимаю все эти ситуации из прошлого, было бы о чём вспоминать.

Этот суповой набор я вываливаю психотерапевту на первой встрече.

— Здравствуйте, меня зовут Алена.

— Какое совпадение, меня тоже зовут Алена.

Терапевт. С чего бы. 

Перед вами не городская сумасшедшая, не бойтесь. Я обычная девушка.

Снова “обычная”, и куда ты денешься от попытки вписаться в большинство.

Собственные переживания всегда кажутся чем-то архи-важным, таким, что могло случиться только с тобой. Мы спешим поделиться наболевшим с подругами. Часто это становится точкой невозврата. Вино, конфеты, сигареты, задушевные беседы. И вот уже о том, что было рассказано по большому секрету, знают неизвестные мне третьи лица.

Мысль о посещении психотерапевта вместо таких экспериментов над друзьями, признаюсь, посещала меня не раз. Мол, нечего направо и налево языком молоть. Раны должен лечить врач. Душевных же ран это в первую очередь касается.

Едва ли сможет абсолютно незнакомый человек помочь разобраться в себе и стать счастливее — отвечала себе я до сего дня.

Я сомневаюсь, но проверю, и тебе расскажу.

Передо мной сидит девушка приятной наружности, и, признаться, располагает к себе. Мы переходим к делу. Первое, что произносит Алёна, отсылает меня к правилу из книги Паланика “Бойцовский клуб”. — “Я не буду говорить, как поступить в той или иной ситуации, не буду за вас решать проблемы. Моя цель — помочь разобраться в себе и научиться принимать правильные для себя решения”, — говорит мой терапевт. Наверное, это правильно. Хотя и обидно: лишний раз некого обвинить в проблемах, а иногда так хочется пожаловаться на судьбу.

Моя очередь говорить. Алена предлагает очертить круг проблем, в которых нам с ней предстоит разобраться. Эта часть приема для меня — самая сложная: трудно говорить о своих комплексах. Их бы сформулировать для начала.

Но я не смущаюсь постороннего человека, нет. Возможно, это и станет триггером, крючком, на который я попадусь, как глупый “премудрый пискарь”.

Настал момент выкладывать всю подноготную. Особенно ярко я почувствовала проблемы с самооценкой после школы. В университете нам преподавали психологию, мне было интересно. Поверив дедушке Фрейду, начала копаться в своем подсознании. Глубокое погружение в себя показало какие-то банальности. Всему виной родители. Какой сюрприз! Признаться, с детства мне уделяли недостаточно внимания. Воспитанием занималась старшая сестра, именно она была для всех самой-самой. Я же на её фоне выглядела просто ребенком, который вечно все ломает, теряется и плачет, едва на него повысишь голос.

Но шутка в том, что понимание «откуда растут ноги», не помогает мне чувствовать себя более уверенной и счастливой. Незнание законов не освобождает от ответственности, как говорится. Без работы над собой никуда. Как бы ни хотелось.

Возвращаемся к сеансу. Дальше —  медитация. И как бы скептически к подобным приемам я не относилась, именно эта часть запомнилась больше всего. Мне удается расслабиться и почувствовать прилив сил после того, как я полежала на своей вымышленной лужайке. Ее роль прекрасно исполнила кабинетная софа. В конце Алена дает мне лист бумаги и попросит нарисовать все то, что я видела. Не удивлюсь, если после каждого сеанса мы будем дорисовывать какие-то детали к картине, или же каждый раз рисовать новый рисунок. Но это мы уже узнаем после следующего приема.

Сразу после я ощущаю легкость и заряд энергии, вроде и не было рабочего дня, тяжелых мыслей и подавленного настроения. А ведь это только начало… 

И самое удивительное — обошлось без вина.