Три стихии AVIATOR

Поделись с подружками :
Игорь Воевуцкий, Андрей Сторож и Дмитрий Тодорюк уже 13 лет успешно покоряют музыкальный Олимп и сердца слушателей в составе группы AVIATOR. Но, как настоящие мужчины, они всегда готовы справиться и с другими стихиями – воздушной, водной и даже огненной.



Ребята, 13 лет в одном составе – это очень немало, тем более для бойз-бэнда. В чем секрет успеха вашей группы?
Игорь: Бойз-бэнд – стереотип, а мы шире стереотипов. Хотя у нас есть кучерявый, лысый и блондин, тут все по стандарту. (Смеется.)
Дмитрий: Мы такие, какие есть, всегда открыты и в песнях, и в сценической работе. Публика нас такими воспринимает и любит, по-другому, наверное, и не получилось бы.
Андрей: Мы играем честную музыку.

Ваше музыкальное направление – романтичный поп. Вы романтики?
А.: Романтизм – это то, что нам идет. Люди чувствуют его на сцене, в наших песнях и верят нам. Значит, мы романтики.

Наверное, можете многое рассказать о мужской дружбе?
Д.: Вот в этом мы точно романтики, выросшие на «Бременских музыкантах», «Трех мушкетерах» Дюма, «Трех товарищах» Ремарка. Мы ценим дружбу.
И.: Важный момент, что мы начинали все вместе, по-студенчески жили в одной квартире, можно даже сказать, выживали. Времена были разные. Когда не хватало денег на то, чтобы нормально поесть, мы делились, поддерживали друг друга. Это нас сплотило.
А.: И у нас нет разницы в возрасте, мы все одного года рождения.

Во время съемки для журнала мы смогли убедиться, что вам не чужд и экстрим. Как он сочетается с романтизмом?
Д.: В том-то и дело, что часто романтизм считают розовыми соплями…
А.: Будто Пьеро – такой романтик...
И.: Это нытик!
Д.: А романтизм в том, что ты открыт к событиям, которые тебя заставляют улыбнуться, зажечься. В этом его соль. Мы стараемся тем, кто вокруг нас, нести этот заряд эмоций, будоражить их, радовать.
И.: Романтизм с эффектом «вау!».


Что самое экстремальное вы пробовали в жизни и что еще хотели бы испытать?
А.: Я вообще, как ни странно, боюсь высоты. И когда мы решили подняться в небо за штурвалом самолета – это для меня был экстрим чистой воды. А у ребят, я помню, эмоции хлестали через край от банджи-джампинга с моста в Болгарии. Там высота – 
55 метров!
И.: Я сначала очень хотел прыгнуть, а когда мы шли по мосту, то триста раз подумал, стоит ли это делать. Потом долго стоял и не решался шагнуть в пустоту. Мне было страшно, это настоящий экстрим. Но я еще раз прыгну!
Д.: Для меня вершиной экстрима стало бы восхождение на Джомолунгму, но я знаю, как это сложно, и пока не решился. И лыжный фристайл по целине – обожаю смотреть такое по телевизору, но это сумасшедшие люди.
А.: Диму экстремальные ситуации находят сами.
Д.: Да, бывает, особенно огненные.

У вас особые счеты со стихией огня?
Д.: Можно и так сказать. Однажды в Турции меня поджарили фейерверком – пускали салют, и последний заряд почему-то отклонился от курса и взорвался прямо передо мной. Рубашка загорелась, ожог руки…
И.: В последнюю ночь перед вылетом домой! Притом, что мы сидели вместе, но досталось только Диме. Сейчас уже можно посмеяться, но тогда было не до веселья.
Д.: А вот в США, куда мы поехали снимать два клипа – на песни «Я знаю» и «Сети», чуть не взорвалась машина, в которой я ехал. Этот шикарный ретроавтомобиль, принадлежавший Фрэнку Синатре, мы взяли для съемки. Когда ехали по хайвею, под капотом вдруг что-то вспыхнуло, повалил дым, мотор заглох, и машина стала практически неуправляемой. Перестроиться с шестого ряда, в котором мы ехали, к обочине стоило больших трудов, а тем временем от искр загорелся поролон в сиденьях… Нам повезло, что через пару минут приехала служба спасения. Можно сказать, отделались не самым легким испугом.

На этом американские приключения закончились?
И.: Нет, вторая экстремальная история произошла в Нью-Йорке. У авиакомпании возникла путаница с нашими билетами, и мы остались там на один незапланированный день. Сначала даже обрадовались – появилась возможность погулять. Отправились на Таймс-сквер, смотрели, фотографировали – куча людей, огромные рекламы, как в кино. Спонтанно решили зайти в магазин через дорогу, а когда через несколько минут вернулись на улицу, увидели суматоху, услышали крики, и на том месте, где мы до этого шли, появилась машина, которая быстро двигалась прямо по пешеходной дорожке и сбивала людей налево и направо. Она врезалась в столб неподалеку от нас, водитель выскочил, на него кинулись полицейские… Оказалось, что у него с головой не все в порядке. Там два человека погибли на месте, около 30 получили серьезные травмы. Мы вовремя перешли дорогу, поэтому не пострадали. Можно считать, что второй день рождения.

А с водным экстримом вы были знакомы до нашей съемки?
Д.: Пробовали силы в виндсерфинге, но не очень удачно. Нас с Игорем отнесло от берега, и мы два часа пытались вернуться. Я честно признаюсь, что сдался и помахал, чтобы меня отбуксировали скутером. А Игорь два часа боролся с ветром и победил.
И.: По-моему, больше, чем два часа.
А.: В Египте у нас однажды случился незапланированный экстрим на воде, когда мы арендовали яхту и поехали ловить тунца. У местной полиции возникли вопросы к нашему экипажу. Должен сказать, это довольно острые ощущения, когда военный корабль берет яхту на абордаж: мы туристы без документов, они с автоматами… Но все уладилось, и даже тунца мы в конце концов поймали.

В своей работе вы достигли тех целей, которые ставили перед собой 13 лет назад?
Д.: Мы постоянно ставим себе какие-то цели, достигаем их и движемся дальше.
И.: Есть у нас большая цель-
мечта: приобрести какой-
нибудь остров и превратить его в арт-территорию. Чтобы можно было прилететь туда на полгода, сделать хороший альбом, проехаться по миру с туром и опять вернуться на остров. Для этого мы сейчас учимся пилотировать маленький самолет.
Вы стали настоящими авиаторами?
Д.: Да, только пока не налетали нужное количество часов, чтобы подтвердить статус. Теперь, благодаря вам, мы еще и вейкбординг освоили, чтобы с моря можно было к острову добраться. (Смеется.)

И еще один вопрос в тему номера: как вы считаете, каким должен быть настоящий мужчина?
Д.: Прежде всего, добытчиком. Так издавна повелось – надо приносить домой тунца, мамонта, шубу...
А.: Но при этом быть романтичным и добрым.
Д.: Да, можно шкуру тигра просто бросить на пол, а можно из нее скрутить какой-то лотос. (Смеется.)
А.: Нет, романтика должна быть в отношении к женщине.
Д.: Каждый из нас, когда влюбляется, – д’Артаньян, трубадур и Ромео, готовый к подвигам. Но со временем все теряется, превращается в привычку, рутину... Вот пока ты не дал себе загубить внутреннего Ромео – ты мужчина.
И.: Нужно быть комфортным и гармоничным для своей возлюбленной. Не факт, что всегда получается… но настоящий мужчина должен стараться!

Благодарим за помощь в проведении съемки спортивно-развлекательный комплекс X-PARK.


Фотограф Елена Полковникова, Беседовала Наталья Нерослова.



Поделись с подружками :