Быть мамой взрослого сына. Разговоры в Viber о дружбе с девочками

Поделись с подружками :
PR-директор
люблю работать, людей, жизнь и путешествовать

Быть мамой взрослого сына — это в два часа ночи долго разговаривать по Вайберу с невозможностью остановиться, потому что вам обоим кажется, что каждый что-то не договорил. Два часа ночи – это у меня. У него семь вечера.  Он один за десять тысяч километров от дома. Мы разговариваем целый час. Это так на него не похоже. Обычно – «мам, все в порядке, все нормально, все ок, не волнуйся, я что – маленький, не беспокойся, со мной все хорошо».


Но сейчас тоже он. И ему есть, что сказать, потому что «накипело». А мне нужно найти правильные слова. Жалостливые всхлипы переживающей мамы сейчас не нужны, нужна поддержка. Из последних сил сдерживаю слезы, стараюсь ничем не выдать свою панику и уверенным спокойным тоном говорю те самые правильные слова. В два часа ночи.

— Мам, знаешь, а еще им очень тяжело произносить мое имя, а тем более фамилию. Может, мне переименоваться?

Разговор уходит в сторону, начинаются шутки и говорить становится легче.

— Давай! Предлагаю взять дедушкину фамилию. Будешь очень крутым на всем североамериканском побережье. Там эта фамилия очень известна. Ты кстати уточни, а вдруг тот крутой голливудский режиссер наш родственник? Твой прадед бежал в свое время на восток, прадед режиссера вполне мог бежать на запад, может они были братьями. Давай, пиши ему письмо.

lvy-otec-sila-mosch.jpg

Быть мамой взрослого сына – это задавать себе вопрос, а разбирается ли он в людях, появились ли у него за десять тысяч километров от дома друзья, какие девушки ему нравятся и есть ли у него в кармане презервативы.

— Мам, ты такая смешная, спрашиваешь – дружу ли я с девочками?

— Ну я же не могу напрямую спросить тебя про секс, поэтому спрашиваю вот так. Можешь даже не отвечать. Я просто так. На всякий случай. (В голове в этот момент – «Блондинка или брюнетка? Умная или красивая? А если дерзкая и корыстная? Но он же должен быть мужчиной и нести ответственность за свои отношения. Боже, как перестать об этом думать»).

Быть мамой взрослого сына – это часами-днями-месяцами обсуждать все автомобили мира и всегда помнить, что самой большой его мечтой является Феррари. А еще не забывать свою фразу, сказанную в его лет шесть: «Сын, для того, чтобы ездить на Феррари не обязательно быть гонщиком, как Михаэль Шумахер. Можно быть директором Феррари». Разговоры о машинах постоянны и с годами ничего не меняется. Хорошо, что мне, как маме, а значит девочке, вполне достаточно в обсуждениях не вдаваться в технические подробности, а периодически отвечать так: «Вот эта красненькая ничего, симпатичная. Вот эта белая – не очень, в ней сидения кожаные, а я их не люблю».

nastroeniya-paren-muzhchina-3594.jpg

Смотрю на его фото и понимаю, что совсем не помню маленького мальчика с широко распахнутыми глазами, нуждающегося в маме, плачущего от боли, улыбающегося, засыпающего под колыбельную «маленькая страна», и смешно произносящего свою фамилию и имя. Такое ощущение, что мне сразу дали удобного взрослого красивого молодого человека. С ним можно пойти в театр на взрослый спектакль, чтобы услышать именно его мнение по поводу игры актеров, обсудить поездку в Лондон и свою работу, попросить встретить друзей бабушки в аэропорту или купить кофе в Макдональдсе по дороге домой.

Не переборщить с заботой. Дать свободу. Любить точно так же, как в детстве. Быть мамой взрослого сына.



Поделись с подружками :