Имя любимое мое или немного о лице компании

Поделись с подружками :

На четвертой встрече СоАве говорили о позиционировании. В рамках этого вечера прозвучал вопрос о том, должно ли у бренда быть человеческое обличье.  Насколько выигрывает компания и выигрывает ли вообще от ассоциации с конкретным лицом. О каких рисках нужно помнить, называя банк или ресторан своей фамилией. Взвешивая все плюсы и минусы, спикеры пришли к выводу, что последних все же больше. Компания должна понимать, что по поступкам Человека, который олицетворяет собой бренд, будут судить о всем бренде. Поэтому очень часто “проще нарисовать Живчик”, который двадцать четыре часа в сутки прилежно будет “смакувати з користю”. Он не пойдет с Вишенками в бар и не напьется до состояния сидра в “долгожданную пятницу”. А вот человек — запросто. На то он и человек. Поэтому компании часто отказываются от конкретного лица и продвигают продукт другими способами.

1.jpg


И возник вопрос о дизайнерах одежды. Ведь там, что не компания — то имя или фамилия. Как дизайнеры справляются с тем, что они — это бренд, а бренд — это они? Об этом я бы и хотела поговорить.

Речь пойдет о брендах, которые состоят в синдикатах и участвуют в основных неделях моды: в Нью-Йорке,Лондоне, Милане и Париже. Не о масс-маркете. Дизайнеры ZARA отличается от Cavalli. А мы будем говорить именно о создателях и диктаторах. (одни — создают, вторые — адаптируют).

Без бекграунда никуда. Появлению именных ярлыков мы обязаны первому кутюрье Чарльзу Ворту. Именно он в 1868 году создал синдикат высокой моды, чтобы защитить  авторские права дизайнеров. Немного позже появились и бирки. Мода на то, чтобы “доставать” ярлыки с шиворота навыворот и демонстрировать бренд появилась только в 90-2000 годах. Но об этом поговорим немного позже.

Модельеров в домах моды официально называют креативными директорами. Но в этом словосочетании я бы обращала внимание на первую часть, а не на вторую.  “Директор” лишь подчеркивает значимость креатива и искусства в данной ситуации. Каждый дизайнер — художник. Ну а если Диор “вже і на селі” Диор, а не “якась там Шанелька”, то Кристиана, по праву, можно считать великим художником. Согласись, Дали не стал бы подписывать свои работы “Мастерская длинноногих слонов”, а да Винчи — “Арт-студия Улыбка”. Или Баркарола «Времена года» от лейбла «Цветочный вальс», к примеру. То же самое и с одеждой такого уровня, как PRADA, Dolce, Versace и прочее. Каждая коллекция — это творение художника. Понятное дело, что рядом с модельером работают менеджеры по закупкам, пресс-секретари, швеи и режиссеры-поставщики. Команда модного дома огромная. Но роль дизайнера единственная главная.

2.jpg

Посмотри на то, как выходят дизайнеры. Миучча Прада — скромно, буквально на несколько секунд. Я бы даже сказала консервативно. PRADA так себя и позиционирует. Это одежда для успешных и богатых женщин.

прада.jpg


Александр Ван любит энергично пробежать по языку подиума. И, кажется, любая модель из его показа с легкостью может побежать за ним. Ведь трикотажные футболки и платья это вполне позволяют сделать.

ван.jpg

Чего не скажешь о моделях Зака Позена. Пышные формы, впечатляющие конструкции, но сдержанность в декоре. Он эффектно появляется в конце шоу  в костюме цвета свадебного платья коллекции — рука об руку с Наоми Кэмпбелл. Для него это праздник, он идет и наслаждается аплодисментами и совершенно не спешит убегать на бэкстейдж отвечать на вопросы Анны Винтур. 

позен.jpg

Выходы Джона  Гальяно можно назвать финалом премьерной пьесы. По его костюмам всегда было видно, кто главный на этом празднике моды. Если морская тема — Гальяно — капитан, барокко — сам Людовик XIV.  Было бы странно, если бы Миучча Прада выходила так. У каждого неповторимый стиль. И что важно — узнаваемый.  

гальяно.jpg

Конечно, в этом есть и коммерческая сторона. Мне вообще кажется, что мода — это самый глобальный и красивый синтез искусства и бизнеса в мире. В английском языке есть прекрасное слово “artist”. Art — искусство и приставка “ist” для персонализации. Так можно назвать и художника, и артиста, и писателя. Любого человека, связанного с его величеством искусством. У нас стопроцентного аналога нет. Скажешь художник — сложно применимо к писателю. Творец — точно не о танцоре. Но они все стремятся к признанию. Ведь как можно узнать, гениален ли поэт, который пишет «в стол». Произведение искусства должно вступать в реакцию с обществом. Мне кажется, что даже если не смотришь каждый показ и ночами тебе не снится Миланская неделя моды, все равно ты сможешь отличить платье  Каролины Эреры от Зака Позена. Просто потому, что это как “Ирисы” Ван Гога и “Крик” Мунка. Можно не знать имен,  биографий, названий полотен, но сто процентов можно узнать мазок. Почерк. И мир должен знать, чей он. Слишком много великие художники (artists) отдают этому делу, чтобы их имен не знали. И в мире моды та же ситуация.

3.jpg

Сейчас я предлагаю рассмотреть позиционирование тех дизайнеров, которые не являются создателем домов моды, но лицами которых являются.

Например, модный дом Chanel. Креативный директор Карл Лагерфельд. Трость, низкий хвост, темные очки, коллаборации с другими дизайнерами над капсульными коллекциями — все это работа над собственным именем. Чтобы его собственный бренд лучше работал.

карл.jpg

Буквально ворвался в мир моды и покорил его молодой дизайнер Оливье Рустен. В свои 27 он возглавил дом моды Balmain. И нужно сказать очень успешно. Но это человек, который стремится к славе. Я не знаю, с какой звездой у него нет фоток в Инстаграме, который он кстати очень активно продвигает. После победы Португалии в Евро 2016 он выставил фотографию с Рональду. Я не удивлюсь, что и на случай победы Франции у него была заготовлена публикация.

 

Это та история, когда на бренд подписано 5,3 миллионов пользователей, а на него лично — 3,9. В то время, как на Valentino — 7,3 миллионов а на его создателя Валентино Гаравани — всего 510 тысяч. А у Донателлы Версаче профиль в инсте появился только осенью прошлого года. И я не знаю, какой глянец об этом не сообщил.

Hey guys, here I am! x #TeamDV @gigihadid

Фото опубликовано Donatella Versace (@donatella_versace)

 

Да, конечно, быть лицом бренда с уже определенной историей сложно. Особенно людям, которые не терпят никаких рамок. В основном, художники — свободолюбивые люди и тяжело мирятся с какими либо ограничениями. К примеру, Джон Гальяно, которого я упоминала, как любителя масок и театра. Из-за антисемитских высказываний да еще и в алкогольном опьянении ему пришлось попрощаться с местом креативного директора в доме моды Christian Dior.

Мода вертится вокруг имен. Так повелось, что это круто сказать «у меня сумочка от Louis Vuitton». Многие бренды идут на то, чтобы вещь сама это сказала. И это тоже тренд. Согласись, фирменный принт Louis Vuitton узнают все. Вспомни, когда обыкновенная черная футболка с «D&G» в 2000-ых стала показателем одновременно и стиля и высокого достатка.

4.jpg

И честно, я рада тому, что есть имена. Что весь мир знает, кому принадлежит идея маленького черного платья. Сколько я читала биографий величайших уникальных мастеров живописи, которые умирали в бедности и, что еще страшнее — в полном забвении. Мне кажется, мир станет лучше, если мы будем знать лица людей, которые его таким сделали своим талантом и трудом. И это я не только о моде и искусстве. 

Вот я сейчас еду в поезде домой. Киев — Харьков. Четыре с половиной часа и я увижу свою семью. А кому я должна сказать за это спасибо? А еще мне абсолютно не жарко, хоть за окном +33. Посмотрела в Викки. Благодарить за это нужно американского инженер-изобретателя Уиллиса Кэрриера, который изобрел кондиционер для типографии в Бруклине в 1902. За фотографии спасибо Любе Лукашенко. А тебе — за прочтение. Ярких имен в судьбе!

Поделись с подружками :