Переделке не подлежит

Поделись с подружками :

Телеведущий (ICTV), оптимист, мечтатель, одессит по паспорту и в душе

Самая большая ошибка женщин в отношениях – вера в то, что Он изменится. Любой религиозный культ завистливо плачет, покусывая кулачки. Потому что в существовании синекожих ногоруков или говорящих деревьев сомневается гораздо большее количество девушек, чем в том, что именно ради них в отлаженном механизме машины по поеданию пельменей и расшвыриванию носков произойдут кардинальные изменения.

0_1d18a6_752bce43_XL.jpg

Умница и талантище, моя однокурсница Галя, мечта сразу нескольких скромных аспирантов, пала жертвой брутальной харизмы Виталика. Вернее Витали. Именно так он и представлялся. Виталя работал таксистом, владел вишневой девяткой и удивительным талантом открывать пиво зубами. Галя начала прогуливать пары и демонстрировала недюжинную толерантность к наличию в своей судьбе и в романтических вечерах песен то ли Геннадия Северного, то ли Геки Северянина. Что-то про зону и волков. В общем, у Гали был план. Она спала и видела, как под воздействием ее благого влияния Виталя знакомится с лучшими плодами культуры, проникается музыкой Шопена, красотой фильмов Джармуша и литературной изысканностью Уайлда. В итоге должен был получиться идеальный жених, с хорошим вкусом и перспективами.

0_1d18d7_c540bd8f_XL.jpg

Избранника Гали приглашали в семью, что обогатило обе стороны неожиданными приобретениями. Виталя узнал, что такое биде, не без некоего конфуза, который Галя отказывалась обсуждать. А родители Гали узнали значение фразы «Вечер в хату! Часик в радость!», а также интереснейшие аспекты жизни кумира Витали — Владимира Высоцкого. Который оказывается был не только талантливым бардом и популярным актером, но и автором прекрасных афоризмов, как, например: «Главное не сыто есть да сладко спать, а курвой не стать», – фразы, позже по ошибке приписанной Джейсону Стетхему.

Папа Гали, стоматолог и человек широких взглядов, проводив объект дочкиной страсти, втянул стопарь вискаря, который хранил на празднование своего пятидесятилетия. И поинтересовался у обожаемой дочурки, сохранила ли она телефон друга семьи, венеролога дяди Сережи. Мама-концертмейстер, зная характер дочери, не вмешивалась в разговор, отсчитывая капли валокордина и размышляя о том, где же воспитательный процесс ее малышки пошел по неверному пути.

равицкий.jpg

Галя изначально была готова к враждебности, ведь, как учили ее книги, настоящая любовь непременно должна пройти через испытания. А великая любовь – еще и через непонимание. Так что, без кислородного аппарата выдержав общую гнетущую атмосферу осуждения, Галина прошествовала в свою комнату, через плечо бросив: «Значит, мы будем жить у него». Одновременно с хлопком двери в комнату Гали хлопнулась в обморок ее мать и хлопнул еще сто грамм ее отец. Утром, сопровождаемая все тем же звенящим молчанием, Галина, собрав самое необходимое и вещи, спустилась к подъезду.

Расправив плечи, вышла из подъезда. Начинался новый этап ее жизни. Ее рыцарь ждал ее у дома, облокотившись на капот своего вишневого Росинанта. Галя почти заплакала, обернувшись на окна родной квартиры и увидев заплаканное лицо мамы, горевавшей всю ночь, и заплывшее лицо отца, таки добившего бутылку виски.

е.jpg

Принципы либерального воспитания стояли каменной стеной на пути их родительских инстинктов «спасти кровинушку». Галя отвернулась, сморгнула слезинку и продолжила путь к тому, в ком лишь она, благодаря врожденной прозорливости и волшебству любящего сердца, видела целый мир и удивительные, космические перспективы. С ней в путь отправлялись чемодан, содержавший вещи на первое время, и любовно отобранный запас литературы, который должен был послужить началом для интеллектуального возвышения и единения их семьи. Монтень, Гоббс, Андреев, все те, чьей мудростью и опытом, очаровавшими ее, Галина хотела поделиться с любовью своей жизни.

Виталя принял чемодан, забросил его в багажник и взялся за перевязанную бечевкой стопку книг. Недолго подумав и сказав: «Та ну, от них пыль, и класть некуда», Виталя небрежно бросил их в мусорный бак. Он почти успел сказать: «Новые купим, если что. У Лукьяненко новая выходит». Но сказал только «новые…». А потом получил урок на всю жизнь и сотрясение мозга. Поставленный регулярной игрой в большой теннис с отцом удар, утяжеленный сумочкой, и, возможно, находившимся в сумочке томиком Достоевского, расцветил мир Витали новыми красками.

п.jpg

Пошатнувшись, Виталя упал головой в вишневую дверь. У машины стало на одну вмятину больше, у водителя – на один зуб меньше. Поколебавшись, Галя нырнула в мусорный бак, забрала сокровища человеческой мысли, после чего подхватила чемодан из багажника и уверенно потопала обратно к дому. Ее мама уже открывала дверь, а отец – вторую бутылку коньяка.

По итогам истории мир получил девушку Галю, лишенную иллюзий о переделке человеческой натуры, отец Гали – легкий алкоголизм, мама – трогательную историю о том, как она была «в секундах от инфаркта». Зуб Витале поставили за счет семьи – новый, красивый, железный. Еще не одна чуткая девичья натура была очарована им, когда Виталя, сверкнув тюнингом, открывал пиво челюстью. А я получил подругу, которая нравится моей жене начитанностью, а мне лично тем, что принимает ситуации, как они есть. И может подпеть песне «По тундре… По железной дороге… Где мчится поезд Воркута-Магадан…».


Картины — Kelly Reemtsen
Поделись с подружками :