Господипрости. Религия – опиум для народа?

Поделись с подружками :
Менеджер, реалист, эрудит, трудоголик
Я – атеист, но в церковь иногда хожу. Оговорюсь сразу: в материале не будет никаких религиозных противостояний и убеждений, я не собираюсь оскорблять ничьи чувства. Мне все равно кто, во что верит – дело ваше. Я не религиовед и критик. Меня просто интересует вопрос места веры в современном обществе.

Фраза «религия – опиум для народа» – гениальна. Знаете, почему? В малых дозах опиум – это лекарство. Задача религии успокоить, оказать поддержку, дать совет, решить проблему. А в реальности?  

Европа. В любой европейской стране я люблю заходить в церкви: протестантские, католические, лютеранские. Иду туда в чем есть. В командировке – в костюме, на отдыхе – в джинсах. Это культура, красота, история. Беру свечку, иконки с именами близких людей, оставляю мелкие деньги. Иногда не оставляю. Сижу на лавочках.  Надпись возле свечей: «Стоимость свечи такая-то, но вы можете положить ту сумму, которая у вас есть. Или вообще ничего». Никто не стоит за спиной, не смотрит, что ты берешь, сколько кладешь, куда пошел. Любой служитель культа улыбается, здоровается, иногда даже на английском спрашивают откуда ты, благословляют. Одна из последних новостей Германии: есть церкви, которые отдают под рестораны, из-за того, что нет прихожан. Мне, Фоме неверующему, и то странно такое видеть. Ни митингов, ни «крестного» побоища, орущих попов, истеричных бабок.

image.jpg

Украина. До рождения ребенка мы с мужем думали, что не будем крестить своих детей. Вера, религия – интимные вещи. Пусть вырастет и сама выберет свой путь. Мы поддержим. Родилась дочка. Черт Бог его знает почему, но мы ее окрестили. Ну, на всякий случай: от плохого глаза, на здоровье, на любовь вселенной; ну, и в бубен постучали, а как же! Те еще адепты! Я обратилась к верующей сотруднице с просьбой посоветовать адекватного священника. Профессионала своего дела, доброго и искреннего, без камня за душой и шипения по поводу штанов, непокрытых голов и прочей ереси. Я не сдержусь даже в церкви, если услышу чушь.  У нас был замечательный батюшка! Искренний, честно, без нравоучений. Без таксы на услуги.

На Пасху мы семьей зашли в католический храм –  красиво кто-то пел, малая потянула. А  там «движняк» к священнику. И ребенок в эту же очередь прыгнул. Ну, думаю, постоим, не выгонят же. Подошли ближе – а там причащают, булочку дают. Я не знаю, что это и как, пытаюсь спросить у людей, может нам вообще тут стоять нельзя. Никто не отвечает, смотрит как на прокаженную. А дочь уже перед священником. Он как открыл рот, громогласно: “Вы кто? Вы куда пришли? Выйдите”…

храм.jpg

Муж потом сказал, что сгруппировался на всякий случай, чтоб замах крестом отразить. Маня хлопала ресницами, я ее вытащила на улицу, люди оборачивались. Честно, мне было противно. Еще и Пасха. Потом спросила в церкви, как причаститься. Итак, за неделю  поститься, накануне ничего вообще не есть. Читать молитвослов, специальные молитвы. Отстоять всенощную, плюнуть через плечо, постучать в бубен, обходить перекрестки, дать обет молчания, прыгнуть на одной ноге. 

Это на кого рассчитано? Для кого? Мы про любовь всеобъемлющую, силу исцеляющую, помощь всеохватывающую говорим? Так надо помогать? Ответы давать? Ведь и вправду, иногда все настолько плохо, что ты думаешь: эта свечка, служба только поможет. Заходишь, а тебе: «Молилась, ли ты…». Откуда платки на голову? В какой Библии написано о критических днях? Это социальные условности – в среднее века люди гибли от холеры и тифа.  Нижнего белья не было, женщина приходит в храм в "эти дни"  – кровь на полу. А это инфекция. У женщин были длинные волосы, кишащие вшами. Чтоб не распространять в тесной церкви – надень платок.  То есть, сегодня вы намекаете, что у меня вши и суете странный засаленный платок?

Читая «Монахиню» Дидро меня поразила фраза главной героини: «Зачем Богу столько невест?». В феодальном (и не только)  обществе «лишнюю» дочь или сына без наследства сплавляли в монастырь. Церковь за свою историю сделала много зла. Ведьмы на костре, страшная книга Молот, Джордано Бруно, Галилей. Отмаливать и отмаливать.

Как-то в Лавре я поругалась с прыщавым монахом, который визжал на меня за майку и бриджи – я не хотела надевать грязный платок и халат. Он сказал, что проституток в пещеры не пускают. Когда я вспомнила, кем была Мария Магдалина, ответ порвал мое сознание. Вы не Мария Магдалина. Эх, великая книга Библия! Я так мучаюсь в церкви, ибо читала её и все время сравниваю, и перепроверяю. Нет пророка в своем отечестве.

библия.jpg

Но ведь есть священники, которые становятся близкими людьми. Я знаю такого.  С ним можно поговорить об адронном коллайдере, семейных отношениях и мракобесиях. И когда он говорит о религии, я не чувствую, что меня унижают невежеством. Человек знает все сферы жизни, помогает тем, кому это нужно. И жена у него не притрушенная скрепами старуха в 20 лет. Правда, вся семья тянет максимум на средний класс. Ни джипа, ни Вдовы Клико за обедом.

Я это к чему. Мне кажется, что вера в жизни человека должна быть – каждому своя. Если церковь хочет прижиться в современном мире, а не стать рестораном, ей нужно очистить ряды от инквизиторов и стать ближе к людям. Особенно в православии точка входа в религию очень заморочлива. Как всегда через страдания и сложности. Кто сказал, что это должно быть грустно, шепотом и с постным лицом? Простота доступа помогла бы многим – и незамужней леди в 30 лет, и топ-менеджеру с отсутствием времени для вздоха, и людям с зависимостью, и переживающим большое горе. Современный человек расслабляется на лыжах, прыгая с парашютом, употребляя….Но религия может тоже помочь, если захочет конечно.

Поделись с подружками :