Тысяча родственников. Лучше их не знать

Поделись с подружками :
Журналист, переводчик, участница реалити-шоу, фитнесс-фанат

Глядя на мое семейство, я начинаю бояться того времени, когда начну заводить детей. Возможно, тоже не смогу остановиться. Десять детей в семье папы и шесть в семье мамы.  Вдруг это передается генетически? Видно, что у дедов с потенцией проблем не было, потому что в остальной родне даже в начале 20 века было от одного до трех детей — не больше.

Недавно прочитала в одной статье, что в былые времена люди выживали в основном за счет родственных связей, и, наверное, поэтому моя восьмидесятилетняя мама так любит общаться с родственниками, разыскивает тех, кого не видела по двадцать лет. И свято верит, что без этого никак. Действительно, тогда не было интернета, безграничных  возможностей и выбора мужей – не было бой-френдов благодаря разным агентствам, сайтам и так далее. И если наступал голод, то к кому шли в первую очередь? Правильно — к родственникам в деревне. Потому что часто круг общения  человека этим и ограничивался.

Сегодня все кардинально не так. Мать-одиночка вполне может выжить, а если у человека случается проблема, заболел ребенок или еще что-то приключилось, то благодаря телевидению, радио и социальным сетям можно легко ее решить: найти денег, людей, возможности.

То есть, мир перестал ограничиваться одной деревней, и люди стали выживать благодаря не своим родственным связям, а своим социальным контактам.

И чем они шире, тем быстрее решается проблема. Иногда даже за один день.

На фоне этого я даже не скучаю по своему старшему брату, который старше меня на 22 года. Его я не видела в живую больше двадцати лет. Просто кладя руку на сердце -  у нас же  нет ничего общего, кроме родителей. Ах, да. И генетического набора чего-то там, благодаря которому мы похожи немного внешне.  Когда мы общаемся по скайпу, чтобы поздороваться, приходят все: он, его жена, ее две сестры, их дети, мужья дочерей, дети детей в возраст от одного до 12 лет, две собаки и кот.  Мама по ним скучает и просит привести всех, особенно правнуков, ведь по этой линии они уже трижды прапрабабушка. Ещё у меня был один брат. Там тоже все непросто.

Я решила пожить сама, потому что поняла, что очень устала от своего кроличьего семейства  (у меня даже в детском саду была кличка «кролик-фролик») с бесконечным количеством родственников и их детей. Они приезжают в гости  или наоборот предъявляют права на квартиру, доказывая в суде, что 11 лет не знали о смерти твоего брата,  хотя живут по соседству и снимались с тобой в реалити-шоу. Как говорится, пара тысяч долларов тоже деньги. А ещё хотят у тебя переночевать, потому что им по пути и дешевле.  Или двоюродная сестра, которую ты не видела десять лет, а она тебя видела по телевизору, просит найти работу на телевидении для четырехюродной сестры, одной из моих верно пятидесяти или шестидесяти четырехюродных сестер и братьев, о существовании которой ты слышала из рассказов мамы. И так далее. И все,  потому что они родственники.

Денег, к сожалению, пока никто не давал. А жаль. Ведь родственники должны помогать друг другу.

У мамы, слава богу, все уже умерли, включая бабушку. Она умерла, когда мама была беременна мною, а я была знакома только с одной ее сестрой и ее тремя детьми, парой троюродных сестер по этой линии и их мужьями. Всего лишь.  И еще вот недавно оказалось, что внучка моей двоюродной сёстры, вдовы шахтера, живет уже много лет в Киеве в паре домов от меня. Она училась здесь в театральном. Вышла замуж за местного парня, который работает телеоператором на одном из украинских каналов. Его мама уехала жить в Италию и оставила их жить в своей квартире. Мы не знакомы и вероятно не будем.

По папиной линии все гораздо интереснее. У деда было десять детей. Папа — десятый. Родной брат у него был один и тот умер 15 лет назад. А с остальными девятью он перестал общаться тридцать лет назад, когда родители возвращались из Германии и оставили  всю свою мебель для новой квартиры храниться в новостроящемся доме, на который также давали деньги. Дед, его жена и дети строили себе большой дом под Киевом, чтобы жить там вместе. Пара его братьев решили, что мебель им пригодится. И не отдали. Родители получили квартиру в Луганске, купили все новое. И вот прошло тридцать лет и мама, как представитель старого поколения, думающий, что родственники — это твоя сила и опора, начала разыскивать тех, кого давно не видела. Отправляла письма по почте с номером мобильного телефона. Отозвалась сестра брата, которую я видела однажды в жизни, когда они с мужем проезжали через наш город на авто  и ночевали у нас. И вот она рассказала маме, что все восемь, кроме папиного родного брата, живы. После того. как умерла их мать, они решили продать дом, который строили всей семьей и поделить деньги. Как в той сказке —  восемь братьев и сестер делили наследство. Конечно, без ссор не обошлось. В итоге наследство между собой поделили трое младших, а вышеназванной сестре денег не дали.

Знакомясь с коренным киевлянином, семья которого живет в Киеве уже не одно поколение, я сразу стараюсь проследить цепочку его родственных связей, чтобы случайно не вступить в инцест.

Я не знаю точно, сколько у меня двоюродных братьев и сестер живут в Киеве и под Киевом. Пыталась посчитать  только по одному деду (у него еще были два брата и сестра), тете с дядями —  получается девять. Умножив на два  —   получим примерно  восемнадцать двоюродных. Троюродных в 2-3 раза больше, а количество четырехюродных может дойти до ста только по одному деду, а там еще родственники матери отца и ее сестер-братьев. Этот факт  реально пугает.

Помню, у меня был парень — коренной киевлянин. Так вот  он мне сильно напоминал моего отца. До сих пор сожалею, что так и не уточнила из каких мест в Киеве и области его родственники, потому что он родился и вырос в 15 минутах езды от места рождения моего отца.  И я действительно боюсь, что в скором будущем, к примеру, выйду замуж за парня, с которым мы начнем заводить детей, и окажется, что у него есть братья, у которых есть дети,  тети, дяди, двоюродные  и троюродные братья и сестры. И он с ними близко общается. В общем, к моей стае саранчи прибавится еще одна.  

Конечно, хотелось бы встретить бездетного сироту, но не факт, что мне так повезет.

Я с большинством  родственников не знакома и не испытываю в этом потребности. И даже не общаюсь ни с кем. Признаюсь честно.  Меня часто мучает вопрос, а наши настоящие родственники — это сегодня те, с кем связывают кровные узы, или это совсем другие люди, с которыми ты идешь по жизни,  и которые тебе помогают? Кто ближе и важнее? Я все-таки думаю, что вторые.  Первые родственники юридически, а по факту часто чужие люди. И кстати, те, кто грустит, что они сироты, к примеру, и никого у них нет. Задумайтесь!  Иногда это тоже неплохо.  Потому что главное не количество, а качество.

Поделись с подружками :