Тайм-менеджмент мечты. Мне так и не купили велосипед

Поделись с подружками :
PR-директор
люблю работать, людей, жизнь и путешествовать

В детстве мне  так и не купили велосипед. И это настоящая трагедия —  психологическая травма.

Когда мне было десять, у подружки Ольки появился потрясающий новенький велосипед «Салют». Катались мы на нем по очереди. Олька — девочка добрая и никогда не вела себя высокомерно, хотя имела на это абсолютное детское право, ведь у нее был он – велосипед. Блестящий, зеленого цвета, который можно было складывать и легко затаскивать на второй этаж нашего красного кирпичного дома в военном городке на севере Крыма.

Иногда я каталась на нем даже дольше, чем Оля. Потому что она была больше девочка, чем я, и предпочитала играть в куклы. Но мне очень хотелось свой велосипед. Личный. Мой.

У каждой дорожки в нашем военном городке было свое название, на каждой были свои условия катания, придуманные вдвоем с Олькой: по одной надо было обязательно прокатиться без рук, по другой — с максимальной скоростью, а по третьей – на одном колесе. До сих пор помню, как я въехала в одну очень толстую тетю с двумя сумками, когда только училась кататься.  Необъятных размеров барышня шла по узкой тропинке, я еще не умела тормозить, а крикнуть «пропустите» постеснялась. Реакцию тети уже не помню, надеюсь она на меня не сильно накричала. Во всяком случае, не это моя психологическая травма, а то, что у Ольки велосипед был, а у меня нет. Родители мне его так и не купили.

Так же сильно, как велосипед, в свои десять лет  хотела замуж за самого красивого и яркого одноклассника Сашку. Ну или хотя бы, чтобы он дернул меня за косичку, попросил списать домашку, помог нести портфель, подарил тюльпаны на Восьмое марта или встретил вечером из музыкальной школы. Ладно, просто обратил внимание на меня, а не на Наташку, с которой сидели за одной партой.

velosiped-sneg-gorod.jpg

Сашка внимание не обратил, велосипед так и не купили. И дело было, скорее всего, не в деньгах, так как я не помню, чтобы в семье сильно экономили. Возможно, родители решили, что это баловство, или велосипед — это игрушка для мальчиков, а я же девочка. Или еще по каким-то непонятным причинам. Во всяком случае, когда я уже во взрослом возрасте задала вопрос родителям — «почему вы его так и не купили, ведь это было для меня так важно», они ничего вразумительного не ответили.

Сейчас у меня очень крутой велосипед, я могу кататься на нем в любом городе, в любой стране мира. Но мне не десять, это не зеленый блестящий складной «Салют», и я не могу прокатиться на нем по военному городку на севере Крыма вместе с подружкой Олькой. Мальчик Сашка обратил на меня внимание лет через пятнадцать после окончания школы (хотя разлюбила его в двенадцать), но я не захотела прогуляться с ним по улице и принять от него тюльпаны, потому что это было уже не нужно.

У моего сына были все виды велосипедов, какие только можно представить, а первый был куплен,  когда он еще не умел ходить. Только велосипед не был его мечтой. Мой сын с четырех лет мечтал о картинге. Но карт я так и не купила. Причина — деньги, но какое это имеет теперь значение. Ведь я точно знаю, что у него тоже психологическая травма — его мечта детства так и осталась нереализованной. Сейчас он может позволить любой продвинутый карт, но ему это уже не нужно. И даже, когда он будет ездить на самом лучшем в мире Феррари,  всегда будет помнить, что, когда был маленький, карт ему так и не купили.

P.S. Интересно, а у Ольки какая психологическая травма детства?


Поделись с подружками :