Мы будем жить теперь по-новому - откровенные беседы с Катей Царик, Ириной Борисюк, Светланой Бевзой.

Поделись с подружками :
На первый взгляд ее история кажется невероятной. Жительница Тернополя, учитель музыки, она буквально за полгода становится известной на всю страну. Порой ей и самой в это не верится...
Ирина Борисюк - ведущая проектов “Танцi з зiрками”, “Фермер шукає дружину” на телеканале СТБ, финалистка первого сезона всеукраинского шоу “Х-фактор”

Для больших перемен иногда достаточно маленького толчка. В моем случае таким “двигателем” стала дочь Рената — если бы не она, я бы не попала в “Х-фактор”. Просто не решилась бы. Я четко помню тот момент, когда, хозяйничая на кухне, услышала по радио объявление о кастинге в этот проект. Сердце екнуло, но неуверенность превозмогла: ну кто я такая, простой учитель музыки! В общем, услышала и забыла. Спустя время мы отправились с дочкой во Львов — погулять на каникулах. В поезде столкнулись с знакомыми — тернопольскими музыкантами, которые ехали попытать счастья на львовском отборе в “Х-фактор”. И тут моя Рената скомандовала: “Мама, ты должна тоже попробовать!” Всю дорогу меня уговаривала, грозилась бросить свои кружки, если я не воспользуюсь таким шансом. Дочь была категоричной! Чтобы ее успокоить, согласилась просто сходить посмотреть на кастинг. Там оказалась невероятная очередь, тысячи претендентов! И вот опять моя Рената “включилась”: “Не уйдем, пока ты, мама, не споешь”. Ну я и спела, лишь бы ребенок успокоился, и мы поскорее ушли. Я не готовилась, не распевалась, не выбирала песню — просто пела так, как люблю это делать. И оказалось, что прохожу во второй тур. Спела там, и мы благополучно уехали домой. А через пару дней мне позвонили и пригласили на главный кастинг в Киев. Я еще коллегам пообещала вернуться на следующий день. А задержалась на пару месяцев.

Иногда кажется, что мне просто повезло - сначала пройти в финал масштабного шоу, потом попасть на телевидение. Хотя мои учителя, те, кто помогал мне в проектах, считают, что сработало не везение, а трудоспособность и моя самоотдача. 

Минуты слабости - это нормально. Помню, как уезжала домой после “Х-фактора”. Это был мой день рождения, 31 декабря — мне исполнилось 33 года. В купе ехала без попутчиков. Было время подумать о жизни, о будущем. С одной стороны, я изменилась — стала гораздо смелее, сильнее, по-другому посмотрела на себя. А с другой — возвращалась в свой старый мир. Я была на таком распутье, что дала себе слово: больше петь не буду. Но чем теперь заниматься, тоже не представляла. И вот я приезжаю в родной Тернополь, выхожу на перрон, а там меня встречают родные, друзья, мои ученики с шариками, плакатами. Они устроили такой звездный прием, так трогательно, что я вмиг забыла о своих сомнениях и обещаниях.

Когда после завершения “Х-фактора” мне предложили стать телеведущей шоу “Танцi з зiрками”, я не поверила, сказала себе: какие танцы?! Хватит изображать из себя артистку! И отказалась. Переубеждали меня долго, телеканал настаивал — “Хотя бы попробуй, такая уникальная возможность”. Соглашаясь, я не понимала, на что иду, не знала, как непросто вести шоу. За полтора месяца подготовки мне предстояло научиться тому, чему телеведущие учатся по пять лет в вузах. Но раз тебе дан шанс — нельзя его упустить! 

Если начинаешь что-то новое, болезненных моментов не избежать. Мне очень трудно далось решение уволиться из музыкальной школы. Совмещать эту работу с телевидением невозможно. Меня до сих пор мучает совесть, что оставила своих учеников. Каждый раз, приезжая в Тернополь, я навещаю их, свой преподавательский коллектив, и, прощаясь, мы едва сдерживаем слезы — так не хочется расставаться...

У всех бывают неудачи, страхи, неуверенность — их не надо бояться, их нужно просто исправлять. Мне, например, не все давалось гладко в “Танцях з зiрками”. Я согласна со многими замечаниями. Но критиковать новичка легко, а рискнуть и стать на его место не каждый решится. Я не представляла, насколько трудно работать в прямом эфире! На “Х-факторе” я знала, что у меня есть пять минут — продолжительность песни, — за которые должна выложиться на полную. А на “Танцях” этот задор, энергию нужно было растянуть на несколько часов съемок.
Еще было трудно преодолеть психологический барьер: я, обычная женщина, попала в звездную среду. Помню первую встречу с Татьяной Догилевой — я ею восхищалась всю жизнь, а теперь — я  с ней на одной площадке. У меня срабатывал какой-то внутренний зажим. И только с опытом, в общении, убедилась, что они такие же люди, так же чему-то учатся, чего-то боятся, кем-то восхищаются.

Нужно всегда оставаться собой — все ложное рано или поздно проявится. Может, в “Танцях” не все удавалась еще и потому, что это был не совсем мой формат. А когда меня пригласили вести следующий проект “Фермер шукає дружину”, все убеждали: “Ира, это уж точно твое!” И правда: я почувствовала себя в своей стихии, где есть общение, чувства, судьбы, жизненные ситуации. Мне кажется, это передалось в проекте. Я убедилась, насколько важно оставаться собой.

Даже если тебе кажется, что ты все знаешь, прислушайся к профессионалам. Сколько раз в шоу “Х-фактор” мне предлагали петь то, что я не хотела. Я спорила, отказывалась, считала, что лучше знаю свои способности и свой репертуар. Например, песню “А напоследок я скажу” исполнила вообще нехотя, надеялась, что в моей манере ее точно не утвердят для исполнения в очередном туре шоу. А мне наоборот сказали: “Ира, тебе надо петь романсы!” После этого не было ни одного концерта, на котором меня не попросили бы их спеть. 

Вера в себя — это самое главное. Ни в коем случае не занижать самооценку. Сколько из нас сомневаются в себе, думают, что недостаточно талантливы, красивы, везучи. Убедите себя в обратном. Сделайте так, чтобы вы были достойны всего самого хорошего. 
Светлана Бевза - Дизайнер
Она — девушка старомодных, по нынешним меркам, принципов. С чрезмерным для нашего времени перфекционизмом и чувством ответственности. Тем не менее консерватизм не мешает ей создавать современную одежду и привносить новые веяния в fashion-бизнес. И уж точно помогает покорять украинский и зарубежный подиум. 

Я не раз слышала о себе сплетни: “Наверняка это девушка какого-то олигарха развлекается от безделья”. Сначала обидно это было слышать, потом привыкла. На самом деле, многие молодые дизайнеры в нашей стране, и я в том числе, начинали бизнес на одном лишь энтузиазме. Я с детства рисовала одежду и мечтала заняться дизайном. Тогда семья не очень одобряла мой выбор — какая мода в Украине в конце 90-х?! Бабушки настаивали на балете, которому я посвятила много лет, дедушки — на иностранных языках. Я послушала родителей и поступила в торгово-экономический. Но продолжала рисовать, училась кроить. Волею случая попала в мастерскую известного тогда дизайнера Александра Маняка. В то время в Украине вообще было два-три дизайнера. Я попросилась к Саше на стажировку, а осталась работать. 

Нынешнее молодое поколение настроено сразу получать, а не отдавать. Это неправильно. У меня часто практикуются студенты, специализирующиеся на дизайне, и я не раз отмечала их нежелание, неготовность брать на себя ответственность. Они хотят сразу известности, только творческие задания и зарплату. Я помню себя, своих ровесников в их возрасте. Мы не боялись работы, мы жили ею. Чего я только ни делала у Саши Маняка: и за фурнитурой бегала, и показами занималась, и заведовала мастерской — и не считала это зазорным. Я училась с нуля, постигала профессию, углублялась в нюансы. А когда убедилась в своих силах, способностях и наконец решилась попробовать себя в дизайне одежды, мне все пригодилось! 

Отсутствие навыков вначале только на руку: нет опыта, нет и страха — есть только энтузиазм. Вспоминая, как начинала свое дело, поражаюсь: как рисковала, о чем думала?! Стартовых денег не было, взяла в банке пять тысяч долларов кредита. Как мне, молодой девушке, его дали — загадка. Как удалось растянуть эту мизерную для коллекции сумму на все, что нужно для ее создания, тоже удивляюсь! Но все как-то складывалось само собой. Правду говорят: если чего-то очень сильно хочешь, если это твое, то появляются возможности, случаются нужные встречи — тебе словно помогает кто-то свыше. 

Я не привыкла сдаваться, благодаря этому и состоялся показ моей первой коллекции. Я рассчитывала показать ее на конкурсе молодых дизайнеров, который проходил в рамках Украинской недели моды (UFW). Однако оказалось, что набор участников уже закончился. Глава оргкомитета Ирина Данилевская предложила мне попробовать в следующем году. Нет, решила я. Проделано столько работы, потрачено столько сил! Во мне такой азарт включился — ух, думаю, все равно сделаю так, чтобы показ состоялся именно сейчас. И я зарегистрировалась для участия в Trade Mark Defile — в показе торговых марок украинского рынка. Не забуду, как после моего дебюта Ирина подошла и сказала: “Светик, я не ожидала, что будет настолько хорошо!” 

Многие думают: “Вот он, успех! Все, теперь можно расслабиться”. Наоборот, после первых удач начинается самое важное и трудное — удержаться на вершине. После первого показа купили половину моей коллекции, казалось бы, детская мечта о показе осуществилась, жизнь удалась. Но я очень хорошо осознавала, что это еще ничего не значит. Прежде чем открыть собственный шоу-рум в центре Киева, четыре года арендовала мастерскую в полуподвальном помещении. Чтобы расшириться, выйти из формата маленького ателье, требовалась двойная самоотдача. Тем более в нашей сфере. Ведь клиенты приходят не столько за платьем, сколько за красотой, удовольствием, настроением. Важна каждая мелочь: как клиента встретить, как упаковать готовую вещь, какое впечатление произвести. Все это мне предстояло создать, а потом поддерживать и совершенствовать. 

От человеческой зависти, увы, никуда не денешься. Раньше ее проявления могли меня расстроить. Однажды в своей мастерской обнаружила маленькую живую змею. Оказалось, это всего лишь уж, но легче от этого не стало. Как он мог появиться в жилом доме, в центре Киева, посреди зимы?! Я хорошо помню, кто в тот день ко мне приходил. Не знаю, чего этот человек хотел — напугать, огорчить, — но я просто перестала с ним общаться. Это лучший способ оградить себя от недоброжелателей.

Я не сентиментальна, но меня всегда трогает, когда человек вкладывает во что-то свою душу. После первого показа мне пришлось уехать на неделю за границу, оставить студию на персонал, хотя работы было очень много. Постоянной связи с сотрудницами не было, и я очень переживала, как там без меня. Но мои девочки справились, решили все вопросы, навели порядок, встретили меня с шампанским — такую преданность сейчас не часто встретишь. 

Работа дизайнера — это творчество по расписанию. Если хочешь чего-то достичь, не можешь расслабляться: “Ах, у меня сегодня нет вдохновения!” Создание сезонной коллекции по всем международным правилам — это напряженный процесс: эскизы, ткани, технологические карты, артикулы, плюс особенности рынка. Например, когда шили коллекцию для показа в США, нам пришлось конструировать пройму под американок — у них другой плечевой пояс, потому что много занимаются фитнесом. Нужно учесть все нюансы и, главное, четко понимать, для кого работаешь. Мои клиентки — девушки обеспеченные, образованные, молодые, которые ценят индивидуальность. И я стараюсь это в них подчеркнуть.

Мне есть к чему стремиться. ДНК моих коллекций —  минимализм. Рафинированный, изящный. Он ограничен, но тем и интересен — нужно придумывать что-то новое, простое и в то же время сложное. Думаю, мой лучший показ еще впереди. 
Катя Царик  - режиссер
Клипы для украинских звезд шоу-бизнеса, документальные фильмы о великих артистах, постановка телешоу и сольных концертов — списку работ этой хрупкой девушки позавидует не один маститый режиссер.

Я не сразу пошла в режиссуру и считаю это правильным — в этой профессии требуется зрелый подход. Я выросла во Львове и после школы приехала поступать в Киевский театральный институт на актерский факультет. И уже фактически поступив, заявила родителям, что забираю документы. Не могу объяснить, что со мной происходило, — меня словно что-то вытолкнуло. Я грезила кино, изучила всю энциклопедию кинематографа, хотела сначала постичь азы актерской профессии, чтобы потом когда-нибудь заняться режиссурой. И вдруг бросаю все эти перспективы. Теперь я понимаю, что была морально не готова. Решила стать менеджером. Родители растерялись. У меня две родные сестры, обе без всякого самопоиска сразу поступили в выбранные ими вузы, и только я морочу себе голову. Но, как оказалось, все было не зря. Институт менеджмента находился прямо возле музыкального училища имени Глиэра. Там кипела творческая жизнь: какие-то кружки, конкурсы — мы с однокурсницами к ним присоединились. Глиэровские преподаватели удивлялись, почему я учусь на менеджменте, а не у них. Спустя полгода четко убедилась: хочу заниматься только режиссурой и ничем другим. Забрала документы и поступила на режиссерский факультет в Институт культуры. 

Если ты чувствуешь, что надо что-то менять, даже не понимая толком, зачем и как, надо менять! Поверьте, дальше события сами сложатся и выведут на нужную дорогу. У меня такое ощущение возникло на телевидении. Я проходила практику на известном украинском канале после третьего курса. Мне и еще нескольким однокурсникам предложили остаться работать. Все было чудесно! Неоценимый опыт, дружный коллектив, интересные проекты, хорошая зарплата — работа в удовольствие. Но я в какой-то момент поняла, что остановилась, а мне нужно другое, нужно идти дальше. И  решила уйти. Мало кто понял мое решение — отговаривали, разубеждали, предлагали еще лучшие условия. А я чувствовала, что если останусь, потеряю себя. Я хотела снимать, заниматься режиссурой и верила, что у меня все получится. Так и вышло.

Я четко знала, с чего хочу начать — с клипмейкерства. Как раз активно развивался наш шоу-бизнес, снимались новогодние мюзиклы. Музыка мне всегда нравилась, а песни рождают разные сюжеты, дают возможность снять маленький фильм. На его создание я тратила все заработанные на телеканале деньги. Я хотела снимать только на кинопленку, но она тогда была мне не по карману. Друзья помогли раздобыть просроченную “Свему”, какую-то старую кинокамеру. И на эту убитую аппаратуру я наконец сняла свой любительский клип — на песню Бьорк. Несмотря на артхаусный стиль, он стал моей визитной карточкой, показал мой почерк, мое видение. Именно на него реагировали исполнители и предлагали мне сотрудничество. 

Когда ты только начинаешь, очень важно, чтобы в тебя кто-то поверил. Первой мне заказала клип певица Надин. Она, наверное, сделала для меня больше всех других исполнителей: доверилась мне, девушке, которая пришла к ней буквально с улицы. Точнее, я приехала к Надин за компанию со своим другом, который должен был вести ее концерт, обсудить кое-какие детали. Мы разговорились, я рассказала, что хочу попробовать себя в клипмейкерстве, показала свой клип. Который, кстати, был совсем не в стиле Надин. Но, видимо, было что-то в этой работе или во мне такое, что побудило Надин доверить мне съемки ее клипа и довольно большую сумму денег. Помню, пришли к ней домой выбирать костюмы и у мамы Надин был шок: как можно поручить серьезную работу незнакомой девочке. Мне тогда исполнился 21 год, выглядела как тинейджер. Но Надин это не остановило, и я сняла для нее свой первый профессиональный клип на профессиональную технику с профессиональной командой.

Я не боялась браться за  свою первую режиссерскую работу — четко знала технологию процесса, понимала концепцию, имела идеи и так далее. Меня пугало другое: как отнесутся ко мне — девушке-клипмейкеру — коллеги. На тот момент в этой сфере работали всего три человека, и все — мужчины: Семен Горов, Максим Паперник и Алан Бадоев. Тут я, молодая и неопытная, и это, казалось, вызовет проблемы. Но на самом деле, наоборот, привлекло ко мне внимание. Артисты всегда ищут что-то новое, свежее — появление “какой-то девочки” всех заинтриговало. После клипа для Надин ко мне обратились ребята из “Грин Грей” — они хотели смонтировать мини-фильм из кадров сериала, в котором были задействованы. Я предложила что-то доснять, что-то переделать. Так появился клип “Солнце и луна” — он буквально выстрелил и понравился всем. В это время в Киеве проходил кинофестиваль “Молодiсть”, в рамках которого Семен Горов давал мастер-классы для молодых режиссеров. Мы с друзьями тоже туда пришли, еще опоздали, было очень неудобно. В конце лекции кто-то из зала спросил Горова, кого из начинающих режиссеров он знает, кто ему нравится? Он называет ряд имен и говорит: “Вот еще девушка одна появилась, сняла клип для “Грин Грей” — очень интересная работа”. А я сижу в зале, никто меня не знает, и непроизвольно говорю: “Спасибо”. Зал посмотрел на меня, я смутилась — так мы с Семеном Горовым познакомились. Когда тебя признают коллеги, это самое важное. Но и самое сложное. 

Самая знаковая для меня режиссерская работа — проект “Легенда”, в который вошли фильмы о Вахтанге Кикабидзе и Иосифе Кобзоне, Людмиле Гурченко. Это не документалистика в чистом виде, это фильмы о великих людях, талантливых, масштабных. Общение с ними — это подарок судьбы, без преувеличения. Они делятся с тобой воспоминаниями, какими-то нюансами профессии, они учат жить — не поучая, а просто своим примером, своим опытом. Меня поразила их дисциплинированность, преданность делу, человечность, уважительное отношение ко всем и к каждому. Нашему молодому поколению есть чему учиться.

Поделись с подружками :