Насилие в кино или быть жертвой опасно

Поделись с подружками :
Помните этот фильм, где всё построено на крови, сперме и слезах? Ах да, это же я описала сюжет доброй половины фильмов, снятых за последние 40 лет.

Групповой секс в шведской коммуне, в живот человеку засовывают видеокассету...

Ночь, улица, фонарь, Белуччи. Героиню которой исправно насилует маньяк.

Присмотритесь, на заднем плане случайный прохожий, — держит интригу Лукьян Галкин. Он – преподаватель в Карпенко-Карого, главред «Moviegram», и сейчас я слушаю его лекцию в “Хармсе” о табу в кинематографе. А человек в кадре просто проходит мимо, ему не хочется помочь красавице Монике в кадре.

В моей памяти ожила картинка: я на четвертом курсе, в тогда ещё мирном Донецке, возвращаюсь с вечеринки и жду такси на слабо освещенной улице. Такси всё нет, зато есть приближающийся парень со стеклянными глазами. Парень хватает меня за руки и тащит в сквер. Я в животном ужасе, что есть мочи кричу, а он наотмашь бьет меня по лицу. Боли не чувствую и рву глотку криком безысходности, перед глазами бегут кадры из жизни: папа, мама, детство… Видимо, я кричала действительно громко, чем изменила планы нападавшего. Он убежал, оставив меня относительно живую задыхаться от паники. Зато жилой массив сохранял спокойствие — никто не вышел, не позвонил в полицию, не откликнулся на мой крик о помощи. 

“Никто не хочет соотносить себя с жертвой. Никто не признается, если вдруг захочет быть похожим на маньяка. С этими двумя персонажами никто не хочет отождествляться”


«Это драматическая сцена, в которую влезать – себе дороже. От неё легче отстраниться», — вырывает меня из воспоминаний Лукьян, объясняя картинку на экране.

После инцидента с маньяком на ночной донецкой улице я вся в соплях тогда примчалась к друзьям, рассчитывая на сочувствие и жалость, но получила упрёк: “Какого чёрта сидеть в одиночку на улице!”, — обвинил меня в халатности приятель. Действительно, здравый комментарий.

Вероятность нарваться на неприятность в ночное время на улицах наших городов — достаточно велика. Ожидать помощи горожан, полиции, сознательность пьяных и одурманенных праздношатающихся не приходится.

Но в критический момент я почему-то не переставала надеяться. Я звала на помощь. Думаю, что это нормально для меня, нормально для нас. Мы вечно жалуемся и ждём поддержки извне. Россия — агрессор. Европа — защити нас и заодно дай денег. Кругом коррупция, а ещё война. Но мы во всём не виноваты. Это плохой Путин.

Поздравляю Джамалу, она большой молодец. Но что это значит для всех нас. Ликуем: утерли нос России, но как бы надеемся, что мир вспомнит о наших проблемах и посочувствует. Сейчас вот заграница нам поможет. Например, решит ситуацию с Крымом. Кому же как не Европе, например, возвращать Украине Крым. Не нам же самим, в конце концов!

Лина Костенко в 1999 году написала эссе  «Гуманітарна аура нації або дефект головного дзеркала». Всем нам нужно не то что прочитать этот текст, его не мешало бы даже заучить целиком. В крайнем случае запомнить цитату:

«Наші проблеми нікого не цікавлять, і не треба думати, що вони у нас такі  унікальні. Ми найкращі, нам найгірше, — в історії цей принцип не годиться».  Перуанський письменник Маріо Варґас Льйоса писав ще багато років тому, що може  статися так, що "найтяжчу боротьбу ми, латиноамериканці, будемо вести самі з собою. Нас обтяжують століття панування нетерпимості, абсолютних істин і деспотичних урядів, і скинути цей тягар буде нелегко". Наче про нас».

Лина Васильевна точно и «влучно» напечатала нашу ментальную фотографию.

В лексиконе украинцев почти крылатыми стали выражения вроде «Ми повинні підводитися з колін», «Маємо те, що маємо». Ну серьезно, кто лично тебя ставил на колени? Кто заставил тебя мириться с тем, что у тебя есть и не хотеть большего? Зачем эти гипнотические конструкции?


Навязло в зубах уже, но побуду эхом: пока мы сами не начнем своими силами менять всё вокруг —  будем сидеть в луже. Грязную работу никто не любит, ещё меньше любят слабых людей. Жертву не хочется спасать, её хочется обойти стороной.

У каждой страны есть свои проблемы. У нас кроме проблем есть огромный потенциал, который, пока мы плачем, эмигрирует в другие, более развитые страны. Туда, где ценят ум.

В общем, к чему я это все веду: лучше по улице ночью одной не гулять — может плохо кончится, ни на кого не рассчитывай — все равно не помогут. Будешь придерживаться этих "постулатов" —  не придется жаловаться. И не забывай, мы сильные и независимые!

Поделись с подружками :