Лгунья Софи

Поделись с подружками :
Эта девочка из парижского предместья покорила Францию, когда ей едва исполнилось четырнадцать. Со временем имя Софи Марсо возглавило рейтинг популярнейших актрис.
А позже именно ее единодушно признали “самой желанной женщиной”, достойной стать моделью для знаменитой “Марианны” — символа страны. Софи и сегодня не утратила позиций, напоминая о себе яркими ролями и... эпатажными выходками.

Сочинение на тему
— А теперь запишите домашнее задание. И ты тоже, Венсан. К следующему уроку вы должны принести сочинение на тему “Моя семья”. До встречи, друзья! — мадемуазель Жюли улыбнулась на прощание и вышла из класса.
— Ты скоро, Венсан? — окликнул одноклассник.
— Иди, Мартин, я сегодня задержусь, — ответил мальчик. Время спустя он вышел на улицу и целый час бродил по малознакомым переулкам. А когда раздалась трель телефонного звонка и на экране мобильного высветилось Maman, постарался как можно беззаботнее ответить: “Не волнуйся, мама, я в коллеже, скоро приду. Пока!” Вернувшись, он заперся в комнате и до вечера просидел над листом бумаги, глядя, как за окном гаснет день...

Краткая Фильмография

“Не оглядывайся” (2009)
“По ту сторону кровати”,
“Женщины-агенты” (2008)
“Пропавшая в Довиле” (2007)
“Белфегор — призрак Лувра” (2001)
“Верность” (2000)
“И целого мира мало” (1999)
“Анна Каренина” (1997)
“За облаками”,
“Храброе сердце” (1995)
“Дочь д’Артаньяна” (1994)
“Фанфан — аромат любви” (1993)
“Мои ночи прекраснее ваших дней” (1989)
“Шальная любовь” (1985)
“Бум-2” (1982)
“Бум” (1980)
Софи, встревоженная непривычным поведением сына-подростка, не раз подходила к двери, стараясь понять, отчего всегда веселый Венсан, у которого нет от нее секретов, сегодня печален и молчалив. Ночью, когда все в доме уснули, она, увидев свет в детской, на цыпочках вошла в комнату сына. Мальчик спал за столом, положив голову на руки. Рядом лежал тетрадный листок, исписанный неровным ученическим почерком. “Когда я был маленьким, мы жили все вместе: мама, папа и я. Иногда — нет: мама часто отправлялась на съемки в другие города и даже страны. Тогда она брала меня с собой, а отец всегда приезжал к нам или мы возвращались к нему — в чудесный дом под Варшавой. Я был счастлив. А потом в нашей жизни появился Джим, и родители расстались...” — читала она. Софи отложила лист и вышла на балкон. Глядя с высоты птичьего полета на спящий Париж, она долго стояла, опершись на перила, в надежде, что ночная прохлада поможет остудить чувства. Венсан страдает! Ей казалось: мальчик был совсем маленьким, для того чтобы так остро переживать боль расставания с Анджеем. А ее новый спутник Джим Лемли постарался стать для сына другом. “Как все непросто... — думала Софи. — Да ведь он весь в свою маму: так же болезненно восприимчив, раним и замкнут — как я в его возрасте. К счастью, избежать многих ошибок мне помогла работа в кино. Господи, в четырнадцать я получила свой первый гонорар. Как давно это было!” Рассвет уже окрасил небо, на улице появились первые прохожие, но она все стояла и смотрела вдаль, как будто в расцвеченных утренними лучами облаках можно было увидеть картинки прошлого...

“Если меня обнимает другой мужчина, Анджей отворачивается и начинает брюзжать!
Но он знает, что все это мираж, иллюзия”
Шальная любовь
С какого возраста Софи отчетливо помнила себя? Наверное, с трех лет, когда впервые на невинную просьбу купить понравившуюся игрушку услышала от матери раздраженное: “У нас нет на нее денег!” Потом родители еще не раз произносили эту фразу, оставившую след в детском сознании: скромных зарплат продавщицы супермаркета и водителя из маленького провинциального городка едва хватало на то, чтобы прокормить двоих детей. Возможно, именно потому подросшая девочка решила во что бы то ни стало найти работу и избавиться, наконец, от унизительного чувства бедности. “Это было трудно, но так оно и было. Я ничего не хотела. Я не умирала с голоду, меня не били, мы справились”, — философски рассуждала она, вспоминая годы детства. В отличие от большинства сверстниц Софи Даниэль Сильвия Мопю (так звучало настоящее имя будущей звезды) не мечтала о лаврах всемирно известной актрисы. “Я никогда не стремилась стать первой красавицей. Мне нужно было, чтобы меня любили за то, чему я научилась, за мои старания, за то, что я прочла много книг. Мне хотелось именно таким образом заслужить право гордиться собой”, — говорила она много лет спустя. Но в тот момент ей нужны были деньги, которые, по мнению четырнадцатилетней девочки, могли дать неограниченную свободу. Потому на кастинг на главную роль в фильме “Бум”, объявленный в начале 1980 года режиссером Клодом Пиното, она, можно сказать, попала случайно. И как это часто бывает, роль получила, оставив позади несколько десятков других претенденток! Когда молодежная комедия вышла на экраны парижских кинотеатров, критики взахлеб писали, что восходящая звезда, которой сразу посоветовали взять более звучный псевдоним Марсо, покорила всех своей искренностью и простотой. “Софи ничего не играет — она проживает историю своей героини!” — восхищались работой непрофессиональной актрисы зрители. “Бум” оправдал свое название, вызвав настоящий ажиотаж. Не удивительно, что через два года Марсо уже снималась в продолжении картины. Несмотря на восторженные отклики и интерес со стороны СМИ, юная артистка, всегда отличавшаяся строптивым нравом, успешно обошла опасный риф под названием “звездная болезнь”. И вопреки сенсационным статьям в прессе, посвященным ее бесшабашным выходкам и весьма вольному поведению в “докиношный” период, признавалась, что впервые поцеловалась на съемочной площадке. Согласно “компетентным источникам”, первой любовью Софи стал красавец-партнер Пьер Косо.
Но настоящее чувство пришло позже: история ее отношений со знаменитым польским режиссером Анджеем Жулавским в восьмидесятые годы прошлого века возмутила даже свободное от пуританской морали парижское общество. Связь сорокадвухлетнего мужчины, пусть даже всемирно известного, с шестнадцатилетней девушкой — такого добропорядочные граждане Франции стерпеть не могли! А после того как “малышка Софи” ради возможности немедленно уехать с любимым разорвала контракт с одной из самых популярных в стране киностудий Gaumont, выплатив колоссальную неустойку, против них ополчился весь мир. “Польский “Гумберт Гумберт” Жулавский соблазнил французскую “Лолиту — Марсо!” — возмущенно писали газеты, источая словесный яд в адрес пары, сбежавшей от грязных сплетен и пересудов в варшавскую тихую гавань. А любители “клубнички” в студийных кулуарах цинично рассуждали о том, что их малолетняя коллега по цеху страдает “комплексом Электры” — подсознательным влечением девушки к великовозрастным мужчинам, напоминающим ей отца. “Представьте, что вам шестнадцать лет, у вас полный сумбур в голове, вы совершенно не понимаете, чего хотите от жизни, что вам нравится на самом деле. И вдруг появляется человек, рядом с которым все становится на свои места. Он знает, что мне нужно, понимает мои чувства, читает мои мысли! С Жулавским я расцветаю”, — говорила в свое оправдание Марсо. Хотя оправдываться — абсолютно не в ее характере: она так решила, и никто не сможет заставить Софи поступить иначе. Даже родители, которых девушка просто поставила перед фактом.
В 1985-м Анджей Жулавский снял драму “Шальная любовь”, в титрах которой стояло посвящение русскому писателю Федору Достоевскому (картина была поставлена под впечатлением от книги “Идиот”). Главную женскую роль в ней, конечно, исполнила Софи Марсо — новая муза мэтра, прославившегося не только скандально известными работами, но и романами с великолепными Роми Шнайдер, Изабель Аджани, Настасьей Кински. Немного позже появились “Мои ночи прекраснее ваших дней” и “Голубая нота”, в центре которых тоже оказались героини Софи. Могла ли она, провинциальная девчонка, мечтать о том, что когда-нибудь будет играть в фильмах, поставленных специально “под нее”?! И разве имеет значение тот факт, что они не пользуются успехом? Никогда работа с прославленной Gaumont, популярность проектов которой просчитана задолго до выхода в прокат, не принесла бы ей столько радости и не сделала бы премьеру столь долгожданной. Ведь фильм, созданный в тандеме с Анджеем, — как общий ребенок, выстраданный и желанный, независимо от того, как воспримут его остальные. Жулавский подарил ей неизведанный мир, открыл новую вселенную, которую они населяли своими образами. И это невероятное ощущение сотворчества юная Софи не променяла бы ни на какие блага мира. Но время шло...

Испытание чувств
Неприхотливая, преданная, влюбленная до умопомрачения, Марсо мечтала быть идеальной женой для человека, который стал для нее Пигмалионом, создававшим свою Галатею. Потому что под чутким руководством Анджея она не только постигала азы профессии, но и училась преодолевать жизненные трудности. Ведь в социалистической Варшаве, в отличие от парижского капиталистического рая, все было в дефиците. Успевшая испытать на себе очарование славы, “звездочка Софи” снова стала “как все”: французский “Бум” не коснулся Польши. Она учила польский, безропотно стояла в длинных очередях и стоически переносила бытовую неустроенность в варшавской “малогабаритке”: главное — ее кумир всегда был рядом. И читала, читала, читала — Анджей внимательно следил за тем, чтобы в образовании его молодой спутницы не было “белых пятен”. О том, чтобы поступить в театральный вуз, Марсо не думала: домашние “мастер-классы пана Жулавского”, которые он проводил исключительно для нее, были ценнее любых университетов. “Я рада, что мы не живем в Париже.
Досье  “НАТАЛИ”
Настоящее имя: Софи Даниэль Сильвия Мопю.
Родилась 17 ноября 1966 года в г. Жантийи, близ Парижа, Франция.
Родные: мать — Симона, продавец; отец — Бенуа Мопю, водитель.
Семейное положение: не замужем; дети — сын Венсан, 14 лет; дочь Жульетт, 7 лет.
Профессия: актриса, кинорежиссер, сценарист.
Награды: “Сезар” (1982 г.) и театральная французская премия имени Ж. Б. Мольера.
Обожаю Польшу. Там теперь мой дом”, — уверяла актриса заезжих папарацци, рассчитывающих услышать запоздалое раскаяние девушки, не оправдавшей надежды Франции. К немалому удивлению тех, кто не сомневался, что отныне о выскочке из предместья, права на которую узурпировал ревнивый муж, не услышит никто, Софи Марсо то и дело появлялась в фильмах других режиссеров. Например, в ленте “Фанфан — аромат любви” француза Александра Жардена или “За облаками” итальянца Микеланджело Антониони, вышедшей в 1995 году. Ах, как удивительно было оказаться на одной съемочной площадке рядом с Джоном Малковичем, Фанни Ардан, Жаном Рено, Марчелло Мастроянни, Жанной Моро!.. “Нет, все же Анджей — гениальный учитель: только благодаря ему я сформировалась как актриса”, — в этом Софи не сомневалась. Если бы не он, Марсо, вероятно, еще долго предлагали бы роли бесшабашных недалеких девиц. Зато теперь ей по силам воплотить любой образ: бестактного enfant terrible — “ужасного ребенка”, смущающего окружающих своими выходками, холодной красавицы или страстной любовницы, глядя на игру которой пан Анджей отводил глаза. “Когда он смотрит один из моих фильмов, то верит во все происходящее. И если меня обнимает другой мужчина, он отворачивается и начинает брюзжать! Но он знает, что все это мираж, иллюзия. Впрочем, наша сила как раз в том, что мы с ним люди одной профессии”, — утверждала Софи во всех интервью.
Счастье омрачалось лишь тем, что любимый не спешил узаконить их отношения: возможно, прежний опыт семейной жизни оставил в душе не лучшие воспоминания. Его прошлое — это сын и жена — актриса Малгожата Браунек. А может быть, подобно некоторым, Жулавский полагал, что штамп в паспорте убьет романтику в их отношениях? Важно другое: Софи преданна ему и верит каждому слову, не сомневаясь — лучшим в жизни она обязана только ему. Зачем разрушать воздушные замки?!

Счастливый билет
“Мне очень нравится идея семьи. Это свежо, это здорово. Я верю в любовь, искренность и верность. Я хочу создать настоящую семью. Мечтаю иметь детей, много детей...” — поделилась однажды с журналистами Софи Марсо. Однако вихрь кино вскружил голову, заставив отложить планы на долгие годы. Их с Анджеем первенец родился 24 июля 1995-го, когда новоиспеченной маме исполнилось двадцать девять, а отцу — пятьдесят пять. “Моя личная жизнь уравновешена, освещена сыном Венсаном. Я чувствую, что он меня защищает. Кажется, я нашла себя. Моя главная роль — быть мамой! — не уставала повторять Софи, глаза которой светились от счастья. — Родить ребенка только для того, чтобы можно было говорить о нем, бросить его на нянек и продолжать жить своей жизнью? Нет, это не для меня. Я всюду его вожу с собой”, — говорила актриса, продолжавшая активно сниматься даже будучи в “интересном” положении. Кстати, именно 1995-й оказался точкой отсчета не только для ее родительского стажа: после выхода фильма “За облаками” на яркую француженку обратили внимание голливудские продюсеры. В том же году она стала партнершей Мэла Гибсона в нашумевшем историческом блокбастере “Храброе сердце”, который только в США собрал в прокате более 75 миллионов долларов. “Почему на роль принцессы вы выбрали именно Софи?” — не раз задавали вопрос Гибсону-режиссеру. “Она красива, она француженка и она хорошая актриса. Исполнительница роли должна была иметь, по крайней мере, два из этих достоинств”, — с улыбкой отвечал он, не очень убедительно опровергая слухи об их романе. Немного позже Марсо появилась в американских комедиях “Сон в летнюю ночь” и “Потерянный и найденный”. А несколько лет спустя — как гром среди ясного неба — пришло новое предложение...

В Петербурге Софи Марсо, молодая жена пожилого мужа, впервые обратила внимание на обаятельного американца Джима Лемли
Верность?
— Мадемуазель Марсо? Я звоню вам по поручению Мэла Гибсона, — приятный мужской голос четко произносил английские слова. — Мел финансирует съемку фильма “Анна Каренина” по роману русского писателя Льва Толстого. Он хотел бы видеть в главной роли именно вас. Продюсер Джим Лемли — возможно, вы помните его по работе над картиной “Храброе сердце”, — полностью разделяет мнение Гибсона. Фильм расскажет о трагической судьбе женщины, о ее любви и смерти, и о том...
— Не продолжайте, я согласна! — буквально выкрикнула Софи, забыв о правилах делового этикета. — Передайте Мэлу, что я приеду на съемки, где и когда бы они ни проходили.
— Чудесно, мадемуазель! Не думал, что мы так быстро договоримся. Итак, я свяжусь с вами в ближайшее время. До свидания! — раздался щелчок, и в трубке послышались короткие гудки, но Софи Марсо все держала ее в руке, не в силах поверить, что ее мечта вот-вот осуществится.
“Мне было восемнадцать лет, когда я прочитала книгу, и образ Анны оказал на меня большое впечатление. Для меня она олицетворяет тайну женственности, возможность, которую я ощущала внутри себя. Я почувствовала, что женщины могут сделать абсолютно все ради любви. А Анна является высшим воплощением этого... Что касается меня, то я никогда не брошу своего ребенка; но в то же время я хочу защитить Анну”, — признавалась Марсо. Несмотря на то что многие не приняли голливудскую трактовку Карениной, ее Анна не осталась незамеченной. Но главное, события романа роковым образом переплелись с жизнью самой актрисы: в Петербурге, где проходили съемки, Софи Марсо, молодая жена пожилого мужа, впервые обратила внимание на обаятельного американца Джима Лемли — своего ровесника. По сложившейся легенде, именно там между ними завязались “особые отношения”. И хотя сама Софи после работы в “Карениной” снялась в фильме Жулавского “Верность” и во всеуслышание заявляла: “Мы с мужем понимаем друг друга, говорим на одном языке”, — в их многолетнем тандеме появилась трещина. Возможно, прошла пора становления, и отношения “наставник — ученица” уже не устраивали известную актрису Марсо. Все чаще в прессе стали появляться сообщения о деспотичном характере режиссера, державшего, как оказалось, свою молодую спутницу в “ежовых рукавицах”.
А с Джимом все было легко и просто: общие интересы, схожие взгляды на жизнь. “Через два года Джим уговорил меня сыграть в очередном фильме “бондианы” “И целого мира мало”. Съемки проходили в Лондоне, где он жил. Наше общение было приятельским, но на съемках мы почувствовали, что любим и понимаем друг друга”, — откровенничала обычно замкнутая Марсо. Как оказалось, не очень значительная в ее кинобиографии роль злодейки Электры Кинг неожиданно получила самые лестные отзывы критиков, которые дали ее актерскому мастерству более высокую оценку, чем талантам... Пирса Броснана.
В результате фильм “Верность”, приобретший скандальную славу, стал последней совместной работой Марсо и Жулавского. Вскоре каждый пошел своей дорогой. С тех пор рядом с Софи неотлучно был Лемли. “В ноябре 2001-го Джим перебрался в мою парижскую квартиру. Хотя до этого мы много спорили, где жить. Ведь в Лондоне у Джима многомиллионный бизнес. Но я победила. Тринадцатого июня 2002 года у нас родилась дочка Жюльетт”, — приоткрывала завесу, за которой тщательно скрывала личную жизнь, Софи Марсо. Кстати, несмотря на то что оба ее романа бурно обсуждались в
3 факта от  “НАТАЛИ”
 - Хобби — живопись: в свободное время пишет портреты любимых писателей и акварельные натюрморты.
 - На завтрак предпочитает мед, йогурты, фрукты, злаки, чай с молоком.
 - Любимые: стиль одежды — спортивный; запах — аромат горящих поленьев, дождя, жимолости; композиторы: Иоганн Себастьян Бах, Густав Малер.
околокиношных кругах, на многочисленных сайтах, посвященных жизни и творчеству актрисы, нет достоверной информации о ее сердечных увлечениях — только предположения. А авторы одного из них даже объявили тему для голосования: “С кем встречается Софи Марсо?”
— Дружба — это когда люди делятся откровениями. А откровения не в моем стиле, — говорила она в ответ на упреки в чрезмерной закрытости. Слухи о романе с актером Кристофером Ламбертом во время работы в картине “Пропавшая в Довиле” в 2007 году Софи комментировать отказалась. “Нас связывают только деловые отношения. Ничего личного”, — скупо ронял Ламберт. “Избитый пиар-ход?” — гадали любопытные, намекая на необходимость громко заявить о второй режиссерской работе Софи Марсо. Зато информацию о разрыве с Лемли скрыть не удалось...
И только год спустя Ламберт и Марсо стали открыто появляться вместе на публичных мероприятиях. “У меня не выходит из головы желание написать книгу о нашей истории, о страсти вообще. Мне кажется, что невозможно жить с человеком, если он вне зоны твоих профессиональных интересов. К тому же у нас с Кристофером есть другие точки пересечения. Например, нам доставляет огромное удовольствие просто заботиться друг о друге”, — с загадочной улыбкой заметила как-то Софи. “Любить в кино женщину, которую любишь в жизни — это гениально”, — вторит Ламберт, рассказывая о съемках в новом совместном проекте.
— А как же дети, Софи? — не унимаются журналисты, вспоминая не раз слышанные заявления Марсо о том, что она в первую очередь — мать и лишь потом — жена и актриса.
— Любовь Венсана и Жюльетт для меня важнее всего на свете. Только рядом со своими детьми я чувствую себя легко. Потому что они полностью доверяют мне, а я — им. Когда кому-то доверяешь, то ведешь себя естественно. Дети доверяют мне, потому что я никогда их не обманываю, — уверена Марсо.

“Я не люблю говорить о себе. Это моя самая большая ложь, мой самый главный секрет”
Ключ от рая
...Стрелки часов на старинной башне напротив ее окна показали семь. Пора начинать новый день.
— Венсан, дорогой, когда-нибудь ты обязательно поймешь меня, потому что я расскажу тебе всю свою историю, — она провела рукой по волосам сына, а он сквозь сон улыбнулся ей.
Наверное, это и есть ее маленький скрытый от мира рай: на полках — милые сердцу книги и “особенные вещицы” — диковинные статуэтки и миниатюрные букетики, составленные из сухих цветов, приглушенное звучание любимой мелодии и веселый детский смех. Только здесь, в кругу близких людей, стоит быть до конца откровенной. Все остальное — фальшь, суета, где каждый играет придуманную им самим роль. Не случайно свою весьма откровенную книгу, изданную в 1996 году, Софи назвала “Лгунья”. Помимо прочих, в ней есть и такие строки: “Я знаю только одну правду. Я не люблю говорить о себе. Это моя самая большая ложь, мой самый главный секрет”.

Поделись с подружками :