Вишенка на пироге для Натали Бэй

Поделись с подружками :
Своим талантом и обаянием актриса Натали Бэй очаровала режиссеров Франсуа Трюффо, Жан-Люка Годара, Стивена Спилберга, а заодно и киноманов всего мира. Не так давно она впервые побывала в Киеве.
Ее невероятно насыщенной жизни может позавидовать любой. Родившаяся в глухой, по парижским меркам, Нормандии, Натали самими парижанами была признана эталоном вкуса и элегантности. Ее карьера началась в 1970-м: с тех пор Бэй снялась более чем в семидесяти фильмах и сегодня продолжает работать с лучшими режиссерами. Мимолетный, но яркий роман с Джонни Холлидеем — французским Элвисом Пресли, как окрестила его пресса, — подарил ей дочь Лауру, ставшую, как и мать, актрисой. Сама Натали не раз говорила, что всю жизнь мечтала о красивой свадьбе, настоящем семейном очаге, но и теперь уверена: у нее еще все впереди, просто своего суженого она пока не встретила. И возраст здесь не помеха.

С популярнейшей француженкой мы увиделись в украинской столице, куда она прилетела всего на несколько дней. Признаюсь, интервью с ней я ждал с замиранием сердца: о капризах знаменитостей знаю не понаслышке, да и не каждый день приходится общаться со звездами мировой величины. “Где я могу присесть?” — с улыбкой спросила мадам Натали после слов приветствия. И единственное, о чем попросила: не фотографировать ее во время беседы. “В остальном, — смеясь, предупредила она мой вопрос, — запретных тем у меня нет. Но грань приличия все же переступать не стоит”. А еще ее развеселило то, что она будет давать интервью “одноименному” журналу. “Такие совпадения — большая редкость, и потому вдвойне приятно поговорить по душам с читательницами “Натали”, — произнесла она с неподражаемым парижским шармом, чем покорила окончательно и бесповоротно.

Краткая фильмография
“Вместе — это слишком”,
“Маленький мир” (2010)
“Молодой лейтенант” (2006)
“Я так долго ждал тебя” (2004)
“Поймай меня,если сможешь” (2002)
“Порнографические связи”,
“Салон красоты “Венера” (1998)
“Уик-энд на двоих” (1990)
“Детектив” (1985)

Мадам Бэй, в Украине вы впервые и приехали к нам на три дня...
Больше всего я жалею о том, что не побывала здесь раньше. Но, чувствую, обязательно вернусь. Один день мы посвятили прогулке по городу, и я увидела, насколько красив Киев: тут есть потрясающие места! А главное — он наполнен жизнью, движением. Мне хотелось бы остаться подольше, увидеть страну, побывать в Одессе и других городах.

А в юности, наверное, так же стремились познакомиться с Нью-Йорком: пишут, что вы отправились туда в семнадцать лет. 
Я с детства танцевала. У меня были очень строгие, но высококлассные преподаватели — русские. К тому же я плохо училась и совершенно не могла существовать в школьных рамках. Но отлично умела выразить себя в танце — с большей легкостью и удовольствием, нежели в каких-то дисциплинах. Когда мне исполнилось четырнадцать лет, родители отдали меня в профессиональную балетную школу классического танца. А в семнадцать я действительно поехала в Нью-Йорк, чтобы совершенствоваться и профессионально расти. Но, вернувшись во Францию, поняла: найти работу по своей профессии вряд ли смогу. В это же время почти случайно попала в Школу драматического искусства на курс Рене Симона. Тогда и поняла: актерская игра меня привлекает гораздо больше, чем танец, поэтому и стала актрисой.

Если жизнь интересна, наполнена событиями, то человек излучает красоту изнутри

Но в какой-то момент, вероятно, разочаровались в театре и занялись киноискусством. Почему?
Этот переход в кино был невероятным! Так получилось, что я училась в консерватории, входящей в состав Высшей национальной школы драматического искусства Франции. На выпускных экзаменах меня заметила кастинг-менеджер режиссера Роберта Уайза и пригласила в его новую картину. Немного позже я снялась у Франсуа Трюффо в “Американской ночи”. Так началась моя дорога в кино. По ней я шла с огромной радостью, но при этом регулярно возвращалась в театр.

В картине “Наша история” вы чудесно сыграли с Аленом Делоном. Почему фильм не приняли зрители?
Он не был плохо воспринят. Скорее, не имел такого громкого успеха, на который рассчитывали продюсеры, ведь в нем были задействованы два известных актера (на тот момент я была уже узнаваема). Просто у Бертрана Блие получился авторский фильм для узкого круга, оказавшийся слишком тяжелым для зрительского понимания. Однако сейчас во Франции он считается культовым.

И не только он: вы являетесь обладательницей четырех престижнейших премий “Сезар”...
Получить подобную награду, несомненно, приятно, но я никогда не считала ее способом самоутверждения. Для меня важнее кино, посредством которого я могу погружаться в разные миры, встречаться с интересными людьми и иметь возможность двигаться дальше в профессиональном плане. Поэтому любая награда сродни вишенке на пироге, но не самоцель.

Отмечают, что вы предпочитаете работать с режиссерами-женщинами. С дамами легче находить общий язык?
Я бы так не сказала. Вероятно, это происходит потому, что во Франции женщин-режиссеров гораздо больше, чем в других странах. Я действительно сотрудничала со многими из них. Пол режиссера для меня не имеет значения, его талант — это определяющий критерий. Как сказал когда-то Трюффо: “Наступит такой день, когда мы перестанем обращать внимание на то, “он” перед нами или “она”, и тогда, наконец, можно будет сказать, что женщины заняли свое место”. (Улыбается.)

Уверен, это произойдет не скоро: во всяком случае, глядя на вас, трудно об этом не думать. Интересно, придаете ли вы значение мнению окружающих о вашей внешности или ролях?
Конечно, но лишь в какой-то степени, главное, чтобы оно не сковывало мое поведение, действия. Хотя по своей природе я не склонна к каким-либо эксцессам: живу умеренно, но свободно.

Поэтому в 50 лет совершили два довольно смелых поступка: снялись в драме “Порнографические связи”, а затем сами привели дочь на премьеру картины...
В этом фильме порнографическое только название. На самом деле в картине показана очень красивая любовная история, а та единственная постельная сцена лишена всяких подробностей. Все остальное — только воображение, ведь в кадрах, где “это” должно происходить, закрываются двери. Кстати, в других странах, кроме Франции и Великобритании, чтобы не пугать зрителей, заменили название картины на “Особые отношения”, и фильм имел довольно высокие рейтинги. А во Франции, где меня хорошо знают, людей название отпугивало: “Неужели Бэй снялась в такой ленте?!” Что касается дочери, то она и сама могла бы его увидеть — ничего страшного в этом нет. Сегодня дети в 12–13 лет смотрят “клубничные” фильмы похлеще “Порнографических связей”.
Однажды вы признались, что мечтали о красивой свадьбе, но при этом уверяли, будто замуж никогда не стремились. Где логика?
Я такое говорила? (Смеется.) Возможно, имела в виду свое особое отношение к браку...

А в прессе писали, что у вас с Джонни Холлидеем даже существовали договоренности об уважении свобод друг друга после официального заключения союза...
Дело в том, что у Джонни было много браков, и мне не хотелось стать одной из списка его жен. Сейчас скажу так: меня действительно всегда пугал институт брака. Возможно, из-за того, что мои родители развелись. У меня есть ребенок, и я понимала, насколько это серьезно и какая сильная привязанность должна существовать между людьми, если они решили жить вместе. Не исключено, что я когда-нибудь выйду замуж. Не знаю... В супружестве есть нечто романтическое, чего я еще не ощутила. Но заключение брака вовсе не означает, что люди больше любят друг друга.

Многие женщины в такой ситуации полностью растворяются в своих детях, однако вы для этого всегда были очень востребованы в профессии. Как думаете, роль мамы вам удалась?
Надеюсь! (Смеется.) Ребенку надо отдавать всю свою любовь, но не делать из него божество. Равно как нельзя угнетать детей своей любовью: необходимо создавать пространство для их личного развития и ощущения себя независимым человеком. Для меня моя дочь — большое счастье. Мы обе независимы, но очень любим друг друга и во всем доверяем.

Мы должны ценить свои радости и научиться чувствовать себя счастливыми

Вы производите впечатление умиротворенного, состоявшегося, а главное — счастливого человека. Не ошибаюсь?
Я по жизни не играю: делаю это лишь в промежутке, когда звучат слова: “Мотор” и “Стоп! Снято”. В остальное время у меня для этого нет ни желания, ни необходимости. Наверное, мне просто невероятно повезло: я свободна, люблю свою работу, в конце концов, здорова! И мне странно видеть людей, которым, возможно, дано не меньше, но при этом они постоянно жалуются. А ведь элегантность заключается еще и в том, чтобы уметь радоваться каким-то простым вещам, не создавая несуществующих несчастий. Беды есть везде — во Франции, в Украине, в Америке, не говоря уже о более нуждающихся странах. Поверьте, мы должны ценить свои радости и научиться чувствовать себя счастливыми.

Вы абсолютно правы, хотя для многих дам естественные возрастные изменения — уже настоящая трагедия...
Если в моем возрасте (в июле Натали исполнится 64 года. — Прим. авт.) кто-то хочет выглядеть моложе — это нормально. Но вечной молодости не бывает, поэтому самое важное — гармония. Нельзя забывать, что внешнее без внутреннего не работает, как ни старайся. Когда в жизни есть увлечение, интерес, пристрастие — нечто наполняющее, — то вы будете светиться и излучать красоту изнутри. Если же хандрить и не знать, чем себя занять, то, естественно, старость приходит раньше времени. А еще существует элементарная гигиена, занятия физическими упражнениями, отказ от фаст-фуда, косметика. Правда, я так и не нашла того “волшебного крема”, который бы в одночасье омолодил меня на десять лет. (Улыбается.)

Откройте секрет: над чем сейчас трудитесь, чем живете?
Мне предстоит работа сразу в двух комедиях. Съемки одной из них, где моим партнером станет Жерар Депардье, пройдут в африканском Габоне. Еще очень люблю читать, заниматься гимнастикой, плаванием, путешествовать, встречаться с друзьями, ходить в кино или просто проводить время с близкими людьми.

Каждый человек мечтает найти рецепт счастья. Знает ли его Натали Бэй?
Был бы у меня ответ... (Смеется.) Повторюсь: главное — гармония во всем, а также умение найти свое место. Это касается и женщин, и мужчин. Несчастье же заключается в том, что мы зачастую желаем недостижимого. Например, многие бредят славой и во что бы то ни стало хотят стать знаменитыми. Если этого не происходит, человек испытывает неудовлетворение, разочарование, стресс. Однако многие женщины находят себя в заботах о семье — это и есть их счастье. У каждого оно свое, и универсального рецепта просто не существует. 

Поделись с подружками :