Бендериана или Бриллиантовая эпопея - к 85- летию романа "12 стульев"

Поделись с подружками :
Начало авантюрным приключениям “жуликов всех мастей”, описанным в романе “Двенадцать стульев”, было положено 85 лет назад, но и сегодня его называют в числе лучших юмористических произведений.
Как антисоветский роман стал культовым произведением Страны Советов, до сих пор остается загадкой. Тем не менее это произошло. А началась невероятная история с придуманного писателем Валентином Катаевым сюжета фельетона. “Есть отличная тема, — сказал он, — стулья.  Представьте себе, в одном из стульев запрятаны деньги. Их надо найти. Чем не авантюрный роман? Есть еще темки... А? Соглашайтесь. Серьезно. Один роман пусть пишет Илья, а другой — Женя”. Как уверяли сами авторы Ильф и Петров, именно эти слова подтолкнули молодых коллег-репортеров рассказать о похождениях великого комбинатора Остапа Бендера. По воспоминаниям современников, начальные строки их первого совместного романа появились “не позднее сентября 1927 года”, когда они остались в редакции после окончания рабочего дня, чтобы обсудить подробности будущего творения. Но с тех пор возвращались домой не раньше двух или трех часов ночи, “ошеломленные, почти задохшиеся от папиросного дыма”. “Мы знали с детства, что такое труд. Но никогда не представляли себе, как трудно писать роман. Если бы я не боялся показаться банальным, я сказал бы, что мы писали кровью”, — признавался впоследствии один из творцов “самого веселого произведения”.

Еще до первой публикации в 1928 году цензоры изрядно сократили и почистили “Стулья”. Правка продолжалась от издания к изданию около десяти лет, что значительно уменьшило объем романа. Полный вариант вышел много лет спустя, но ни Ильф, ни Петров его не увидели.

Непревзойденные романы “Двенадцать стульев” и “Золотой теленок” считаются эталонами сатирической прозы.


Большинство литературоведов полагают, что Ильф и Петров “списали” Бендера со своего знакомого — брата поэта Натана Фиолетова Осипа Беньяминовича Шора, которого домашние и друзья звали Остапом.

“Сколько должно быть стульев? Очевидно, полный комплект — двенадцать штук. Название нам понравилось. “Двенадцать стульев”. Мы стали импровизировать”, — приоткрывали друзья-сочинители секреты рождения шедевра. Изначально планировали работать втроем: Ильф и братья Петров и Катаев. Последний на правах мэтра, который будет править текст рукой профессионала. Но прочитав написанные главы, мэтр убедился: его подопечные осилят эту работу самостоятельно.

Действие “Двенадцати стульев” разворачивается в том же 1927-м, когда создавался роман, превратившийся в своеобразное реалити, фиксирующее не только “приметы времени”, но и конкретные события, очевидцами которых стали авторы: “Было двенадцать часов и четырнадцать минут. Это был первый удар большого крымского землетрясения 1927 года. Удар в девять баллов, причинивший неисчислимые бедствия всему полуострову, вырвал сокровище из рук концессионеров... Остап был вне себя: землетрясение встало на его пути. Это был единственный случай в его богатой практике”, — сообщалось в главе ХХХIХ.

Поскольку второго экземпляра, по словам Петрова, у литераторов не было, они очень боялись потерять рукопись. Потому Ильф в шутку написал на листке бумаги: “Нашедшего просят вернуть по такому-то адресу”. И аккуратно наклеил листок на внутреннюю сторону обложки. “Шел снег, чинно сидя в санках, мы везли рукопись домой. Но не было ощущения свободы и легкости. Мы не чувствовали освобождения. Напротив. Мы испытывали чувство беспокойства и тревоги. Напечатают ли наш роман?” — вспоминал Евгений. Опасения оказались напрасны: он начал публиковаться уже в январе 1928-го в популярном тогда журнале “30 дней”.

В “отце русской демократии” Кисе Воробьянинове, по мнению одних исследователей, угадывался облик елабужского купца, золотопромышленника Николая Стахеева, у которого будущие соавторы романа “Двенадцать стульев” однажды взяли интервью. Другие видели в нем черты двоюродного дяди Евгения Петрова и Валентина Катаева.

В городе Козьмодемьянске, расположенном на высоком правом берегу Волги в Республике Марий Эл, с 1995-го ежегодно проводится юмористический фестиваль “Бендериана” и даже есть Музей сатиры и юмора имени О. Бендера. Потому что именно Козьмодемьянск считается прототипом Васюков, описанных в “Стульях”.

В  экранизации Марка Захарова Эллочку сыграла знаменитая Кончита из ““Юноны“ и  “Авось“” Елена Шанина.


Впоследствии роман много раз переиздавался, был переведен на десятки иностранных языков и уже ко второй половине пятидесятых годов официально признан советской классикой. Но удивительно: примерно в то же время “Двенадцать стульев” стали своего рода “цитатником” оппозиционеров, видевших в них откровенную насмешку над советской пропагандой и суждениями “основоположников марксизма-ленинизма”.

Считается, что в основу сюжета романа лег рассказ Артура Конан-Дойля “Шесть Наполеонов” о драгоценной жемчужине, спрятанной внутри одного из гипсовых бюстиков Наполеона, за которыми охотились два бандита, и один из них перерезал другому горло бритвой.

По мнению краеведов, Старгород, в котором находился бывший особняк Кисы, “списан” со Старобельска, расположенного в Луганской области: там незадолго до начала работы над романом побывали Ильф и Петров. В 2008 году в этом городке был установлен памятник товарищу Бендеру.

Согласно кинохроникам, первая экранизация романа состоялась в 1933 году и стала результатом совместного производства Чехословакии и Польши. Действие картины разворачивалось в Варшаве.

Следующую попытку воплотить на экране образы Бендера и его сподвижника Кисы Воробьянинова предпринял режиссер нацистской Германии Йозеф Войтек Эмерих в 1938-м, который перенес действие в Австрию, а героев переименовал. В его варианте лента получила название “13 стульев”. Вот только имена Ильфа и Петрова в титрах он указать “забыл”.

В кубинской интерпретации 1962 года персонажи получили имена Оскар и дон Иполито.

В советском телеспектакле 1966 года роль Кисы Воробьянинова исполнил дядя отечественного Д’Артаньяна Николай Боярский.

В американской версии, рассказанной режиссером Мелом Бруксом, Бендером стал “Зорро” из “Знака Зорро” — Фрэнк Ланджелла.

“Золотой теленок” — продолжение литературного шедевра — был опубликован в 1931-м, а название получил от перефразированного выражения “золотой телец”.

Голосами Олега Басилашвили и Юрия Яковлева персонажи Ильфа и Петрова заговорили в радиоспектакле, записанном в 2006 году.

Георгий Делиев перевоплотился в Остапа стараниями немки Ульрике Оттингер в очередной экранизации 2004-го.

В 2003-м появился мюзикл “Двенадцать стульев” — плод творческого воображения режиссера “Ландыша серебристого” и “Мужской работы” Тиграна Кеосаяна.

В честь Бендера назван ежегодный фестиваль юмора “Золотой Остап”, проводившийся с 1992 года в Санкт-Петербурге, а позже трансформированный в фестиваль комедийного кино и юмора с тем же названием.

В 2005 году Остап Сулейман-Берта-Мария-Бендер-бей был увековечен в Харькове. Есть памятники великому комбинатору и в Москве, Пятигорске, Бердянске, Жмеринке... Запечатлены в камне и бронзе Киса Воробьянинов, Эллочка и даже отец Федор.
Поделись с подружками :