Ивар Калныньш

Поделись с подружками :
Журналисты окрестили его секс-символом, утверждая, что несмотря на солидный возраст актер способен покорить сердце любой женщины. Сам Ивар КАЛНЫНЬШ категорически против подобных титулов: он счастлив только в семье, любит жену, детей, особенно свою годовалую дочь Вивьен.
Укаждого имени своя магия. У непривычного для нашего уха звучания Ивар — магия древняя, скандинаво-германская: оно означает тис — священное дерево германских племен, которое считалось защитником и хранителем в борьбе с темными силами. Так что его мягкость только кажущаяся. Нежное “Ива” продолжается рокочущим “р” — и вот уже появляется совсем другая тональность. К слову, голос в трубке такой же: под бархатным тембром звенит настоящая сталь. А еще — голос этот ничуть не изменился со времен съемок в картинах “Зимняя вишня” и “ТАСС уполномочен заявить...”. Видимо, время над Иваром не властно. Может быть, тоже магия? Ведь в мифологии тис еще и символ бессмертия. Так или иначе, Ивар Калныньш уже увековечил себя более чем сотней киноролей, став символом прибалтийского лоска, интеллигентности и истинно мужского обаяния. Когда на экраны вышел фильм “Театр” по роману Сомерсета Моэма, где Ивар сыграл молодого любовника стареющей театральной примы, героини Вии Артмане, — все женское население Союза взволнованно ахнуло. Калныньшем восхищались, Калныньша любили. Сам он, по-балтийски сдержанно принимая знаки внимания, не почивал на лаврах, а продолжал трудиться. Говорит, так приучен. С четырнадцати лет стал совмещать учебу с работой, чтобы помочь семье: столярничал, занимался ремонтом вычислительной техники, а еще — для души и для заработка — брал в руки гитару, надевал модные тогда брюки-клеш и играл с ансамблем на танцах. Музыкой Ивар зарабатывал и тогда, когда уже стал профессиональным артистом: служил в Художественном академическом театре имени Яна Райниса в Риге, где ролей было много, а денег, увы, мало...
Краткая фильмография
“Вкус граната” (2011)
“Индус” (2010)
“Городской романс” (2006)
“Опера. Хроники убойного отдела — 1, 2, 3” (2004–2006)
“За все тебя благодарю” (2005)
“Зимняя вишня”, “Искушение Дон Жуана“ (1985)
“ТАСС уполномочен заявить” (1984)
“Сильва” (1981)
“Миллионы Ферфакса” (1980)
“Маленькие трагедии” (1979)
“Театр”, “Мужские игры на свежем воздухе” (1978)
“Стрелы Робин Гуда” (1975)
“Когда я, играя в театре, понял, что если буду только этим заниматься, то не смогу детям хлеба принести, мы создали квартет, — вспоминал Калныньш о тех временах. — С этим коллективом объездил все колхозные клубы. Мы давали шефские концерты из разряда “искусство к станкам” — без аппаратуры, с парочкой акустических гитар. Это было в конце семидесятых”. После в его жизни появилось кино, а с ним — слава, гонорары, приглашения сниматься, которые следовали одно за другим, и о подработках можно было забыть. Вспомнить о них довелось в “славных” девяностых, когда после развала СССР кинематограф пришел в упадок. Правда, “подрабатывал” уже не с гитарой по колхозам, а с депутатским значком в латвийском сейме. “Я не занимался политикой, просто одна партия попросила меня побыть “мебелью”, — объяснял впоследствии журналистам. — К тому же это было так давно... Я абсолютно аполитичный человек — не был ни комсомольцем, ни членом Коммунистической партии, — но мне стало интересно, что это такое. И я сделал небольшой экскурс в политику — полгода хватило. Понял — не мое...”

2 факта
от “Натали”
  - Владеет шпагой и саблей, увлекается верховой ездой, хоккеем, плаванием, катается на лыжах и коньках.
  -  Любит рисовать карандашом и делает дружеские шаржи.
А вот кино действительно его. Как только киноискусство в России реанимировалось, Ивар вновь стал востребованным артистом. Только за последние десять лет Калныньш снялся почти в трех десятках фильмов и сериалов. В том числе в новом многосерийном телефильме “Вкус граната”, который весной прошел на телеканале “Украина”  и успел полюбиться телезрителям.

Ивар, говорят, что из съемочной площадки “Вкуса граната” получился маленький Советский Союз. Там работали актеры из Грузии, Армении, Литвы, Латвии, Украины, Белоруссии...
Да, а снимали весь этот “Союз” преимущественно в Турции, хотя со мной не было эпизодов в этой локации. По сюжету нужна была придуманная страна — такая, которой не существует в природе. И нашли это удивительное место неподалеку от горы Арарат в древнем турецком городе Мардин. Вообще, я очень рад, что попал в этот проект.

Сериал “разновозрастный”: в одном кадре — признанные мэтры и начинающие актеры. Были трудности в общении между поколениями?
Ну что вы, никаких проблем! (Смеется.) Наверное, они знают все-таки представителей кинематографа двадцатилетней давности. Никто не терялся, конфликтов не было.

Многие актеры относятся к сериалам с некоторым пренебрежением...
Любая работа, и актерская в том числе, означает не только получение зарплаты. Это еще и общение, которое многое значит. Что касается сериалов, мы не всегда имеем дело с хорошей литературой: бывает откровенно низкопробная драматургия. Но в том-то и интерес: ведь и актерской игрой, и режиссерской работой можно улучшить придуманное автором, внести нечто новое, чего нет в сценарии.

Досье “Натали”
Полное имя: Ивар Эдмунд Калныньш.
Родился 1 августа 1948 года в Риге, Латвия.
Родные: отец — Эдмунд Калныньш, работал автомехаником; мать — Анна, была домохозяйкой.
Семейное положение: женат третьим браком; супруга — Лаура Магазниеце, юрист; дети: дочери — Элена, Уна, Луиза и Вивьен, сын — Микис.
Образование: театральный факультет Латвийской государственной консерватории им. Я. Витола.
В одном из интервью вы сказали, что в мыльных операх всегда ищете рациональное зерно. А по-моему, в нем больше эмоций.
Во-первых, талантливая игра — это талантливая игра: будь-то художественная кинолента, эпизод в многосерийном фильме или вообще он весь. И хорошие сериалы, где есть моменты, цепляющие и сердце, и ум, существуют. Рациональное, эмоциональное — взаимосвязанные вещи. Ведь если душу ничто не трогает, вряд ли и ум затронет. Хотя, честно скажу: не знаю таких сериалов, которые можно называть полноценным интеллектуальным искусством: таких, чтобы волновали и то, и другое.


Чем вы руководствуетесь, принимая решение, — интуицией или логикой?
По-разному бывает... Иногда включаю эмоции, а порой без трезвого расчета не обойтись. Наверное, изначально воспринимаешь сердцем, а потом все-таки надо подойти с умом, чтобы не принести вред себе и другим.

В юности вы ремонтировали вычислительную технику. Как сейчас складываются отношения с IT-технологиями?
Современный компьютер починить не смогу: я занимался техникой, которая очень отличалась от нынешней. (Смеется.) Но пользоваться умею.

настоящие мужчины существуют не только на экране, но и в жизни. просто надо любить: нельзя ничего терпеть, подстраиваться

Новости о себе в Интернете читаете?
Иногда. Неприятно, когда видишь, как нахальничают ваши братья по профессии: собирают в Интернете, газетах, журналах какие-то фразочки и представляют все так, как будто это мое интервью, мои слова. В желтой прессе зачастую появляются недостоверные моменты биографии — лишь бы сенсация была. Такие “новости” — это уже фольклор, что ли: словно данные из старых советских энциклопедий. Если их почитать, получается, что я сыграл в три раза меньше картин. Там бывает много ошибок, и это обидно.

Ивар, вы снимаетесь в кино, в сериалах, играете в театре. В чем для вас плюсы и минусы каждого вида искусства?
Понимаете, театр — это непосредственное общение со зрителем. Он присутствует в зале, приходит и смотрит на живое действо. И сам становится соучастником спектакля: влияет своими флюидами на игру актеров. Поэтому каждый спектакль уникален, даже если сценический рисунок его не меняется. А кино можно сравнить с живописью: некая на пленку или на цифру снятая история, ожившая картинка, где много о чем говорит свет, цвет, движение, мизансцена. Ну и, конечно, все остальное — звучит ли музыка, идет ли какой-то текст, написанный драматургом... И если все это попадает в десятку, то тогда можно увидеть потрясающую картину... Ну а сериалы — увы, они зачастую просто повод для рекламы. Каналы живут за счет рекламы, а рекламодателям интересно, чтобы было очень много серий. Но я заметил — и, кстати, вроде такая статистика существует, — что в идеале должно быть не более двадцати серий. Потом все начинает повторяться. А оптимальный вариант — это две серии, в крайнем случае — двенадцать. Но бывают сотни, тысячи, всякие санты-барбары, и зритель привыкает к ним. Употребляет, как плохой наркотик.

В спектакле “Мастер и Маргарита” московского театра “Арбат” вы играете Понтия Пилата и Фагота. Но ведь это персонажи из разных пластов романа...
Ничего страшного в этом нет. (Смеется.) Просто использую секрет нашего ремесла, который называется искусством перевоплощения. На самом деле мне не близок ни один из булгаковских персонажей, просто само произведение трогает. И поэтому я счастлив, что участвую в его постановке.

Ивар Калныньш всегда был кумиром женщин. Не кажется ли вам, что дамам хочется влюбляться в кинообразы потому, что настоящие мужчины перевелись?
Нет, конечно, они есть. Настоящие — это значит... настоящие. И все тут! Просто любить надо: нельзя ничего терпеть, подстраиваться. В любви все очень неоднозначно. Знаете, кому-то необходимо, чтобы была хорошая машина, домик, много денег, нарядов. Но с машиной спать очень сложно. (Смеется.) Потом открываются глаза, и видишь: а за рулем-то — не тот! А значит, все, что по-настоящему нужно в этом деле, это умение сбалансировать.

Не так давно вы в очередной раз стали отцом. Каково это — вновь оказаться в роли молодого папы?
Моей дочке Вивьен исполнился годик. Что сказать... Да, мне уже очень напрягаться надо. (Смеется.) Но, знаете, у меня все получается!

Поделись с подружками :