Свободная женщина Елена Яковлева

Детей актеров, как правило, встречают по известной фамилии, а оценивают по заслугам их именитых родственников. Алена ЯКОВЛЕВА давно доказала: она — самобытна и неподражаема. И слава звездного отца —  Юрия Яковлева  — здесь ни при чем.
Мимо здания Театра Сатиры, которое 85 лет стоит на Триумфальной площади в Москве, шурша колесами по влажному асфальту, проносились машины. До назначенной встречи оставалось почти полчаса, и я, зайдя в фойе, мысленно перенеслась в то время, когда по этому залу в восьмидесятые годы прохаживался Андрей Миронов, оживленно обсуждая очередную роль с Анатолием Папановым, выходили после спектакля Татьяна Пельтцер,  Георгий Менглет. Сегодня афиши театра, которым руководит Александр Ширвиндт, украшают имена Веры Васильевой, Ольги Аросевой, Михаила Державина...

Досье  “НАТАЛИ”
Полное имя: Елена Юрьевна Яковлева.
Родилась в Москве. 
Знак зодиака: Близнецы.
Родители: мать — Кира Мачульская, врач; отец — Юрий Яковлев, актер.
Семейное положение: в разводе, воспитывает дочь?Марию, 16 лет.
Образование: Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова (факультет журналистики), Московское театральное училище им. Б. Щукина.
Профессия: актриса театра и кино; с 1985 года работает в Государственном академическом театре сатиры.
Звание: народная артистка России (2008 г.).
“Вы ко мне?” — мой экскурс в прошлое был прерван на самом интересном месте. Я оглянулась: передо мной стояла Софья Константиновна Романова из любимого сериала моей дочери “Кадеты” — элегантная и невероятно обаятельная. А может быть, тренер школы танцев Марина Скворцова из “Держи меня крепче”, или коварная мадам де Круаль из только что вышедшего на экраны “Возвращения мушкетеров”? Алена Яковлева — мастер преображений. Нет сомнений: атмосфера, в которой человек проводит большую часть времени, во многом определяет его характер и манеру поведения. Моя собеседница посвятила “Сатире” двадцать четыре года. Ее память хранит моменты встреч с удивительными людьми, с которыми в разное время доводилось жить и работать. Но об этом я узнала позже, пообщавшись с Аленой Юрьевной в одной из гримерок, куда мы поднялись по узкой лестнице, минуя двери многочисленных комнат. 

Алена, в легендарном Театре Сатиры вы служите с юности. Как приняли вас, начинающую актрису, мэтры?
Хорошо! В “Сатиру” я пришла, учась на четвертом курсе театрального училища, и как-то сразу влилась в коллектив. Тогда на его сцене выступали Андрей Миронов, Спартак Мишулин. Конечно, это было, с одной стороны, очень почетно, с другой — страшно. Уже через год я играла главную роль в спектакле “Тени”, поставленном Андреем Мироновым по произведению Салтыкова-Щедрина. С тех пор практически каждый сезон участвовала в премьерном спектакле, хотя по кабинетам никогда не ходила, да в нашем театре это не практиковалось — мы занимались искусством и жили очень весело, бурно. Конечно, бывали интриги, но мне Андрей Александрович сразу сказал: “Вы никуда не вмешивайтесь, главное — творчество, а остальное перемелется”. Кроме того, я человек совершенно не конфликтный, никогда не запоминаю, кто против кого дружит. Каждый раз предупреждала враждующие стороны: “Меня не втягивайте — все равно перепутаю”. Хотя были разные периоды, даже хотела уйти из “Сатиры”. В те времена спасло чувство самоиронии.

Многие из тех, кто близко знал Андрея Миронова, сетовали на его непростой характер...
То негативное, что пишут в разных книгах об Андрее Александровиче, моей жизни не коснулось. Миронов был патологически предан творчеству и безумно талантлив. Он — выдающийся артист, которого обожала и интеллигенция, и народ, и “верха” и который при этом оставался скромным в общении, казалось, даже неуверенным в себе человеком. Зато любил все исключительное: например, имел единственную в Москве модель BMW, курил только Marlboro (в те годы это считалось чем-то запредельным!), но никогда не вел себя высокомерно, пренебрежительно по отношению к окружающим. Весь его потенциал уходил в работу: всегда невероятно переживал по поводу каждого спектакля, каждого актера. Он был требователен не только к себе, но и к коллегам, и в такие моменты действительно мог повысить голос. Миронов торопился идти вперед, не останавливался ни на мгновение — и потому сгорел. Работа рядом с ним — значительный отрезок моей жизни. Я рада, что сразу попала именно в эти руки: он привил мне любовь к профессии. Возможно, только отчим, Николай Иванов, тоже человек удивительный, оказал на меня подобное влияние. Позже я невольно сравнивала людей с ними, потому что таких, как они, немного.

По первому образованию вы — журналист. Сказалось влияние отчима?
Это так: он был известным журналистом-международником, собкором газеты “Известия”. По его совету я окончила факультет журналистики МГУ, правда, ни дня не работала по специальности. Еще учась там поняла, что хочу играть в театре, поступила в “Щукинское” и целый год занималась сразу в двух вузах. Так что теперь у меня два высших образования. Не понимаю, почему сейчас считается необязательным оканчивать институт, особенно театральный. Некоторые думают, будто сыграть роль можно, не обладая специальными знаниями. Но ведь это ошибка! Совершенствование актерской профессии бесконечно — до последних дней. К сожалению, в наше время слишком много непрофессионализма, я сталкиваюсь с этим вечно и не могу не огорчаться.

4 факта от “Натали”
В детстве с мамой и отчимом-журналистом 8 лет прожила за границей: в Германии, Дании, Исландии, Финляндии, Норвегии.
Была трижды замужем: первый супруг — актер Александр Кахун, второй — актер Кирилл Козаков, третий — режиссер Кирилл Мозгалевский.
Поменяла имя на “Алена“, чтобы поклонники не путали с “интердевочкой” — актрисой Еленой Яковлевой.
Много лет собирает кукол: в коллекции более 200 экземпляров.
Вы постоянно заняты в кино и театре. Как все успеваете?
Когда стали поступать предложения о съемках, театральный график пришлось подкорректировать: представляете, еще четыре года назад я играла по восемнадцать спектаклей в месяц — это было безумно тяжело! Зато потом несколько лет провела в Киеве, снимаясь в сериалах “Все включено”, “Городской романс: Расплата за грехи” и “Держи меня крепче”. Я жила в поездах, а таможенники стали моими лучшими друзьями. (Смеется.) Так сложились обстоятельства, что именно в этот период мне пришлось самостоятельно достраивать свой дом. Возводить его мы начали вместе с мужем, с которым впоследствии расстались. Уходя, супруг сказал, что теперь эти стены его не интересуют. Помощи ждать было неоткуда, и я работала практически без выходных. Но зато дом завершен!
Каково быть наследницей известной фамилии?
Прежде всего это бремя ответственности. Мне часто кажется: что бы я ни сделала в профессии, с папой никогда не смогу сравняться, потому что он гениален, таких людей больше нет. Тем не менее я никогда не использовала его имя. У меня свой путь в кино, я существую отдельно. Зато Машеньке моей придется туго, хотя у нее для актерской профессии очень хорошая внешность и прекрасная душа. В отличие от многих современных детей, она не цинична, старается получить образование, к тому же Маша — большая труженица. Я постоянно говорю дочери: “Съемки в сериале — это замечательно, но учиться ты должна!” Потому что кроме собственной заинтересованности есть еще долг перед знаменитыми фамилиями — Козаковых и Яковлевых. Для меня это всегда было непросто, а на ней лежит двойной груз: в семье дедушки — народные артисты, мама теперь тоже “народная”, папа — актер Кирилл Козаков... Ведь если человек ощущает, что все может, — он начинает идти в обратную сторону. Возможно, прав мой отец, который говорит, что ко всему надо относиться с долей хорошего пофигизма. Тогда появляется ощущение легкости — не безответственности! Но это приходит только с опытом. Единственная проблема, которая у нас существует, — крайняя застенчивость, — характерная черта всей семьи. Прежде чем я преодолела это качество в себе, минуло лет десять. Когда пришла в театр, мне сразу сказали: “У вас есть все, кроме локтей”. И это правда: никогда не умела прокладывать себе дорогу, расталкивая окружающих. К счастью, без этого обошлась, хотя с годами стала тверже: мой характер изменился процентов на восемьдесят. 

Жесткость появилась как способ выживания — и в личной жизни, и в профессии. Родители не опекали меня так, как я теперь свою дочь, которой не устаю повторять: “Ты можешь на меня рассчитывать, какие-то удары судьбы я готова принять на себя”. Мне же все проблемы с юности доводилось решать самостоятельно. Возможно, это хорошо: так складывается творческая биография — все идет в копилку образов, благодаря этому потом “есть чем играть”. На сцене такой опыт особенно заметен: даже если приду на спектакль уставшая, моя боль, пережитое помогут доиграть роль. Человек, решивший посвятить себя актерской профессии, должен понимать: это в какой-то степени жертва.

Но актриса в первую очередь женщина...
Я стараюсь не забывать об этом. Правда, в последние годы для себя времени практически не остается: личную жизнь в поездах и самолетах не наладишь. С другой стороны, у меня был не один брак, немало интересных встреч, романов... Возможно, свою программу уже исчерпала. (Смеется.) Конечно, я не собираюсь списывать себя со счетов, но для того чтобы начать следующую жизненную историю, надо к этому подойти. А я пока не готова соответствовать тем требованиям, которые мне может предъявить мужчина. Ведь ответственность за создание новых отношений с годами вырастает. Сейчас жалею лишь о том, что у меня только одна дочь, — я очень люблю детей. Хотя... Судьба порой делает такие повороты! Не могу сказать, что на этом все закончится: может быть, удивлю всех... новорожденным! (Улыбается.) Я верю в то, что многое предопределено. У меня есть любимая профессия, замечательный ребенок, хорошая семья, великолепные друзья, множество ролей, материальное положение. Если еще и любимый мужчина рядом будет!.. О нем я, конечно, думаю, как каждая сильная женщина, которой очень хочется быть слабой. 

А еще хочется, чтобы был внутренний покой. В чем его источник — в наличии работы, детей или чего-то другого — вопрос личного выбора. Женщина, какой бы состоятельной она ни казалась, мечтает быть любимой. Поэтому я с наслаждением наблюдаю за парами, в которых есть замечательная в наше время женско-мужская гармония. Хотя часто вместе с обеспеченностью появляется вседозволенность, разрушающая отношения: еще недавно самые близкие люди расходятся в разные стороны. Почему возникает вопрос о том, что институт брака себя исчерпал? Ушло чувство ответственности. Мне кажется, сейчас сложился такой тип беззаботного мужчины, который рассуждает: “Зачем напрягаться ради семьи, если можно провести время гораздо интереснее?” Так и получается, что каждый живет своей жизнью.

Краткая фильмография

“Возвращение мушкетеров” (2009)
“Женщина желает знать...” (2008)
“Держи меня крепче“,
“Срочно в номер”,
“Кадетство”,
“Возвращение Турецкого” (2007)
“Танго втроем”,
“Кто в доме хозяин” (2006–2007)
“Городской романс: Расплата за грехи” (сериал),
“Все включено” (2006)
“Моя прекрасная няня” (2004–2006)
“Боец“,
“Даша Васильева. Любительница частного сыска — 3”,
“Бальзаковский возраст, или Все мужики сво...” (2004)
“Козленок в молоке” (2003)
“Времена не выбирают” (2001)
“Салон красоты” (2000)
Многие стараются сохранить семью ради детей. На ваш взгляд, это оправданно?
Однажды передо мной тоже стоял выбор: уйти или остаться. Я разошлась с папой Машеньки, Кириллом Козаковым, когда дочери было всего четыре месяца. Просто взяла на руки дочь, собрала коляску, к которой привязала поводком дворняжку Бусю, — и ушла. “Только ты могла так поступить!” — говорила подруга. А я действительно не понимаю, зачем продолжать исчерпавшие себя отношения: жить ради детей — для меня неприемлемый вариант. Такая фальшь не пойдет на пользу, в том числе самому ребенку, ведь он все видит, чувствует, понимает. Возможно, это гордыня, самолюбие, но я не могу находиться рядом с человеком, который ведет себя по отношению ко мне по-хамски, агрессивен или просто потерял интерес. Если женщина самодостаточна, она сумеет найти мудрое решение. Зачем унижаться? Семья — это когда люди идут в одном направлении. Я же никогда не оглядываюсь назад: в профессии, жизни, любви, дружбе стараюсь видеть перспективу. Энергетика будущего всегда более позитивная и молодая. В любом возрасте можно все начать сначала. Мы же существуем в режиме каждодневного труда: работа, приготовление пищи, уборка, воспитание детей и при этом стремимся великолепно выглядеть! Не слишком ли много мы на себя взваливаем?
Слышала, что ваша подруга решила проблему неординарным способом: ее история легла в основу фильма Карена Шахназарова “Американская дочь”...
Алена Сетунская действительно уехала за границу и увезла с собой их общую дочь. О ее планах не знал никто, но Шахназаров уверен, что я была посвящена. К сожалению, с подругой мы с тех пор, а это больше двадцати лет, не виделись, хотя прежде очень дружили. Ее поступок стал ударом не только для Карена, но и для меня: даже предположить не могла, что Алена на такое способна. Но она выбрала свой путь.

Вас воспитывал отчим. Не было обиды на отца?
Теперь все в прошлом, моя жизнь уже прожита на две трети. Нелепо предъявлять какие-то претензии, выставлять счета восьмидесятилетнему человеку. Я стараюсь не задумываться над тем, что произошло между родителями: конечно, это больно, грустно, обидно. Такие семейные ситуации — из тех ран, которые переносятся во взрослую жизнь. Но мой отчим оказался порядочным человеком, поэтому я не испытывала отсутствия мужской заботы.

А Маша видится с отцом и знаменитыми дедушками?
Было время, когда мы не общались, но сейчас все наладилось, благодаря чему появилось много новых родственников. С моим папой у Машеньки и раньше были великолепные отношения. Другой дедушка, Михаил Козаков, дает ей какие-то творческие советы, пытается помочь в профессии. Я рада этому: чем больше вокруг нее таких людей, тем лучше. Маша уже взрослая девочка, вступает в самостоятельную жизнь, и теперь многое будет решать она. Недавно дочь снялась в главной роли в продолжении сериала “Кармелита”. В общем, все происходит одновременно. Но ведь и впереди долгая жизнь, полная встреч, приключений и любви...