Патрисия Каас: жизнь для голоса с оркестром

Поделись с подружками :
С тех пор как Патрисия Каас исполнила знаменитую “Мадемуазель поет блюз”, в ее жизни все завертелось, как в настоящем кабаре. Неизменным осталось одно: ей по-прежнему есть что сказать и о чем спеть.
Нынешней весной певица приехала в Киев не для того, чтобы дать концерт, а чтобы получить премию “Человек года”. Награда носит замысловатое название “За возрождение культурных контактов и духовное сближение народов”, но главное, что поняла француженка, — мы ее любим! На пресс-конференции, организованной в честь торжественного события, Патрисия трогательно спрашивала, чем она заслужила столько почестей и комплиментов. Но для собравшихся ответ был очевидным. “Какая потрясающая женщина!” — слышала я отзывы коллег. И дело даже не в том, что она мало изменилась за годы карьеры и прекрасно выглядит, а в том, что осталась открытой, искренней — словом, настоящей. На пресс-конференции звезда без признаков звездной болезни отвечала на вопросы, благодарила за теплый прием и терпеливо позировала фотографам. Они буквально утопили ее в море вспышек, но хрупкая и изящная певица продолжала улыбаться, как несгибаемый оловянный солдатик. Сходство подчеркивал и стильный жакет а-ля мундир, придававший “мадемуазель блюз” особенный шарм. За общением с журналистами последовала автограф-сессия, а после нее Патрисия Каас согласилась дать эксклюзивное интервью нашему журналу.
“Вы не устали? — спросила я. — Столько людей, столько общения...” — “Нет ”, — уверенно ответила певица. Она попросила лишь пару минут, чтобы переодеться, и появилась в джинсах и простом темно-сером джемпере. Как и весь день, Патрисию сопровождала ее неразлучная Текила — мальтийская болонка с дружелюбным характером. Мы сели за столик, а Текила отправилась исследовать зал ресторана, периодически возвращаясь проверить, все ли в порядке.

Патрисия, ваша собачка — подарок знаменитого французского кинорежиссера Клода Лелуша, не правда ли?
Да, но я сама ее выбрала. Когда Клод сказал, что хотел бы подарить мне собаку, я собиралась отказаться — я же много путешествую. Но увидела крошечного щенка и не устояла.
Значит, вы были очень хорошей актрисой в его фильме “А теперь, дамы и господа”, раз он решил так вас отблагодарить?
Возможно. Но это было почти десять лет назад, и я играла певицу, так что... А недавно снялась еще в одном фильме. И прежде чем согласиться на новую роль, раздумывала два месяца, потому что на этот раз она очень сложная — мать, которая теряет дочь. Детективная история, картина называется “Убитая” и выходит во Франции в конце весны. Я постаралась вжиться в образ, хотя было тяжело.
Что давалось сложнее всего?
Нужно было выражать много эмоций, к примеру гнев, грусть. И еще слезы. В реальной жизни я никогда не плачу. Наверное, потому, что отдаю всю радость и печаль в песнях на сцене, а вне ее я спокойный человек.
Теперь вы умеете плакать перед камерой?
Для начала можно капнуть немного искусственных слез или мятного состава, который щиплет глаза. И еще сделать “плачущее лицо”. Я сперва пугалась, когда режиссер говорил: “А теперь давай плачь”. — “Что, прямо сейчас?!”
Собираетесь продолжать кинокарьеру?
Во время съемок было так трудно, что, если бы меня спросили тогда, я бы сразу ответила: “Нет, больше не хочу”. А сейчас, спустя полгода... Но я точно не буду делать это, просто чтобы сделать. Моей страстью в любом случае остается музыка. Зато смогу воспользоваться приобретенным опытом в ноябре для образа Пиаф, потому что я научилась проживать чужую боль.
Ваш новый альбом и концертная программа посвящены Эдит Пиаф. Почему?
Идея альбома начала оформляться года полтора-два назад. Знаете, нужно быть готовой петь Пиаф, обладать определенной смелостью. Возможно, я как раз достаточно повзрослела для этого. К тому же в следующем году исполнится пятьдесят лет со дня ее смерти. И основная мысль именно в этом: сделать концертную программу в честь Эдит Пиаф — пятьдесят лет любви к ней.
Первый концерт “Каас поет Пиаф” пройдет пятого ноября в Лондоне. А мы сможем его услышать?
Я хотела выступать там, где выступала Пиаф, в тех же залах, которые она выбирала. Поэтому мы начинаем с Лондона, с Альберт-Холла, потом будут Нью-Йорк, Париж... В Киеве Пиаф не была, но я приеду и спою девятого декабря в вашем красивом Оперном театре.
Вы планируете исполнять только песни Пиаф?
Да. Это будет большой концерт, примерно два часа. Но между песнями я бы хотела добавить немного спектакля — отдать должное личностям, вдохновлявшим великую певицу. К примеру, попытаюсь сыграть ту боль и грусть, которые она ощутила, когда узнала о смерти любимого, и только потом спою прекрасную песню, написанную Эдит для него.
Вас, наверное, часто сравнивают с ней?
Думаю, Эдит Пиаф была человеком очень чутким, но в то же время сильным. И у меня есть такие же черты характера. Многие говорят, что наши голоса похожи. Когда я начала выбирать песни для альбома и учить их, то поняла, что у меня более “густой” голос, не такой высокий, и вокально все оказалось сложнее, чем я думала. Но я много работаю и уверена, что получится красиво. К тому же Пиаф была певицей без особой техники.
Говорят, она пела душой.
Вот именно! Я тоже не из тех, кто распевает вокализы или посещает консерваторию. Мой голос — это часть меня.
Даже ваша автобиография называется “Тень моего голоса”...
Я хотела подчеркнуть, что пытаюсь показать то, что спрятано в тени известной исполнительницы, объяснить, какие эмоции питают мою манеру петь. Ведь я пережила много сложных моментов — смерть мамы в начале карьеры, любовные разочарования... Я не стремилась афишировать личную жизнь. И когда решила приоткрыть завесу, то сама не знала, что именно расскажу. Книгу писала журналистка — у нее прекрасный стиль. Мы беседовали пятьдесят часов, постепенно начали говорить “между нами, девочками”, и мне хотелось сказать все больше... Писатели имеют склонность делать акцент на мрачной стороне жизни, на трудностях. Но даже в тяжелые периоды я всегда видела свет в конце туннеля и проследила, чтобы это чувствовалось в книге. Она уже вышла на французском языке, вскоре должен появиться перевод на русский.
Вы просто образец сильной женщины. Один из ваших альбомов называется “Сильный пол”. Женский, не так ли?
Действительно, я считаю, что в некоторых сферах женщины сильнее мужчин. Например, в построении отношений. Но я не феминистка.
Какие мужчины вам нравятся?
Разные. Нужно, чтобы мужчина давал мне возможность открывать в жизни что-то новое, чего я не знала раньше. Если он при этом красавец — еще лучше. Я любуюсь, к примеру, Вигго Мортенсеном и Джоржем Клуни. Но и гораздо менее симпатичный человек может быть привлекательным, все зависит от его характера и того, как он ко мне относится.
Вы влюблены сейчас?
Нет.
А легко влюбляетесь?
Я бы не сказала. Иногда кажется, что любовь меня пугает.
Вы не верите в нее?
Верю, но отношусь с опаской. Может быть, потому, что я уже разочаровывалась, или потому, что в моей профессии девяносто процентов мужчин, и у меня тоже выработался мужской характер. Но все равно считаю, что любовь — это прекрасно. Правда, не уверена, что в ближайшее время буду предрасположена влюбиться: у меня много работы и я переживаю за новый проект. Хотя мы же знаем, что это чувство приходит тогда, когда его не ждешь, так что посмотрим.

Вы волнуетесь перед выходом на сцену?
Обычно нет. Но начинаю, если в зале мои близкие. Потому что для них хочется быть лучшей. Семья — это большая ценность. Я научилась жить вдалеке от нее, но знаю, что в трудную минуту мне есть на кого положиться.
Да, у вас много родных: пять братьев и сестра...
И в этом сложность: у каждого своя жизнь. Под Новый год мне всегда хочется снова окунуться в атмосферу большого семейного праздника, как в детстве, когда были живы родители и мы собирались все вместе. Сейчас объединить нас сложно, поэтому я придумала другой способ — прихожу в гости к каждому.
С подарками?
Нет, чаще без них. Когда мы были маленькими, то подарком считалось общение в кругу семьи, ведь денег на какие-то отдельные презенты не хватало. И сейчас, несмотря на то что я могу себе это позволить, братья и сестра говорят, что по-прежнему лучший подарок — побыть вместе. Иногда я все-таки что-то покупаю, но вручить им это не так просто.
Вы много путешествуете, а где чувствуете себя лучше всего?
Дома. Сейчас моя квартира в Париже, но если бы она была в другом месте, я бы ответила так же, это не заслуга Парижа. Люблю приезжать в страны Восточной Европы. Когда я на сцене, то чувствую себя более интересной, более красивой, а когда я у вас, то это ощущение меня не покидает вообще. Вы слышали, какие комплименты говорили на пресс-конференции? Я даже смутилась.
Вы всегда прекрасно выглядели, а с тех пор как сеть парфюмерии и косметики “Л’Этуаль” и Собственная Торговая Марка “Л’Этуаль”пригласила вас быть ее “лицом”, изменили ли вы свои привычки по уходу за внешностью?
Я слежу за собой. По-моему, это хорошо, если женщина ухожена и накрашена. Конечно, я стараюсь выглядеть особенно привлекательно, когда представляю “Л’Этуаль”, но ничего кардинально в своих бьюти-привычках не меняла.
У вас есть любимая косметика?
Я очень верна моему парфюму — “Ароматикс Эликсир” от Clinique. Не расстаюсь с ним уже лет тридцать... о, и даже больше! Еще всегда тщательно очищаю кожу, наношу крем...
Увлажняющий?
Конечно. А иногда и автобронзант, когда нахожу себя бледной. А что тут такого? Нужно только выбрать тот, что придает лицу естественный оттенок, не оранжевый и не слишком розовый. Когда чувствую необходимость, иду в салон. Она чаще появляется на гастролях — кожа становится суше под прожекторами и от сценического макияжа. Но я не страдаю зависимостью от салонных процедур.
А от шопинга?
Люблю его, как, наверное, любая женщина. И потом, это связано с моей работой — не могу же я появляться на публике в одном и том же платье. Мальчикам проще — один костюм, и все в порядке.
Вы не сидите на диетах?
Нет. Мне повезло: родители были стройными. Но правда и в том, что я не гурман, не особенно люблю десерты и сладости. Когда готовлюсь к концертам, много занимаюсь хореографией, это помогает поддерживать тело в тонусе.
Пробовали украинские блюда?
Они похожи на русские, правда?
Ну, в чем-то да... Борщ?
Да, борщ! Вареники, колбаса. Вкусно. Это немного напоминает мне еду, которую готовила мама, — немецкие блюда.

Я достигла успеха не потому, что лучше других, а потому, что остаюсь собой

А вы готовите?
Да. Плохо, но довольно часто, когда не на гастролях. Беру кулинарную книгу и говорю друзьям: “Выбирайте, что хотите, и я приготовлю”. Конечно, я знаю, что они не будут критиковать то, что получится.
Как француженка и посол красоты “Л’Этуаль” могли бы вы раскрыть нашим читательницам секрет молодости и привлекательности?
Думаю, он в том, чтобы заботиться о себе и знать свои сильные стороны. Есть женщины с прекрасной улыбкой, есть — с глубоким взглядом. Но не забывайте: красота — это ведь не только внешность, а личность в целом, манера двигаться, выражать свои мысли. И не пытайтесь быть кем-то, оставайтесь собой.
Вы никогда не жалели, что посвятили жизнь музыке? Может, хотели бы заняться чем-то другим?
Нет. Это же мой способ самовыражения. И со мной всегда была публика, которая разделяет мою любовь к музыке. Во время концерта я могу увлечь зрителей в другой мир. Полтора-два часа они не думают о проблемах и рутине, и мне очень нравится чувство, что у меня есть особая сила. Если бы люди перестали ходить на мои концерты, я... наверное, все равно пыталась бы привлечь их внимание, даже размахивая руками с криками: “Эй, я здесь!” (Смеется.)
Поделись с подружками :