Иван Охлобыстин: человек-оркестр

Поделись с подружками :
Иван Охлобыстин читает проповеди, пишет сценарии и прозу, снимает фильмы, играет в кино, а недавно даже собирался баллотироваться в президенты. Словом, скучать ему некогда.
Коллеги и поклонники любя называют Ивана “главным проказником СНГ” — за веселый нрав и склонность к эпатажу. И он, говорят, не возражает. А еще Охлобыстин ведет блоги в Интернете и передачи на телевидении, увлекается ювелирным делом и воспитывает шестерых детей. То, что другим кажется физически невыполнимым, для него — привычный образ жизни. Наверное, потому, что, кроме многочисленных талантов, судьба наделила моего собеседника умением управлять временем и подсказала, где находится неиссякаемый источник, из которого можно постоянно черпать энергию и вдохновение. Однако это его секрет. С нами же человек-оркестр поделился другими, не менее интересными. А заодно рассказал, что думает о докторе Быкове из сериала “Интерны”, который идет на телеканале “Украина”.

Краткая Фильмография

“Метод Фрейда” (2012)
“Служебный роман.
Наше время” (2011)
“Суперменеджер,
или Мотыга судьбы” (2010)
“Интерны” (2010–...)
“Царь” (2009)
“Даун Хаус” (2001)
“Мама, не горюй” (1997)
“Нога” (1991)
Иван, в вашей фильмографии есть разные персонажи — и святые, и грешники. Кто особенно дорог?
Шут Вассиан в исторической драме “Царь”, вокруг съемок которой было столько шума: тогда даже пришлось просить о временном отстранении от священнослужения. Хотя, на мой взгляд, одно другому никак не противоречило, но зритель всегда верит слухам. Думаю, сейчас многие бабушки и дедушки, которые смотрят сериал “Интерны”, уверены, что я настоящий доктор. А ведь в “Царе” я приложил максимум усилий, дабы сыграть такого обуянного. И сделал все возможное, чтобы люди перекрестились, когда его сожгли на костре. Лично слышал, как в кинотеатре говорили: “Слава Богу, его убили”. А самый дорогой по воспоминаниям — Валерий Мартынов из фильма “Нога”. Это первая крупная работа, куда меня заманили как актера — я ведь на режиссерском отделении учился. В итоге участие в картине принесло премию за “Лучшую мужскую роль”.
Скоро на экраны выйдет комедия “Соловей-разбойник”, где вы выступили в качестве актера и сценариста. Там вы изображаете отрицательного персонажа, которому симпатизируют и народ, и полиция...
Все так и есть. В картине у милиционера спрашивают: “А за что же его любят”? А участковый, пожилой страж порядка вроде Анискина, отвечает: “За удаль испокон на Руси любили, товарищ генерал!” Кто себя не жалеет, тот и славу имеет. Вы к Гарику Сукачеву на концерт сходите, там сразу понятно, что человек работает: он мокрый весь. Люди же все видят, их нельзя обмануть: они шестым чувством ощущают, есть искренность или нет.
К слову, в новом детективном сериале “Метод Фрейда” ваш герой, талантливый психолог, в расследовании преступлений опирается именно на интуицию. А в жизни на нее полагаетесь?
Она мне всегда помогает — я ею живу. Это когда за секунду все пазлы картины складываются в сознании, и ты понимаешь: только так можно поступить. Подводила только тогда, когда в ситуацию вмешивался личный фактор — слишком много гордыни. Конечно, надо следовать здравому рассудку, но интуиция не исключение из правил, а подтверждение: нет ничего более постоянного, чем случайное.
То есть в роли доктора Быкова из “Интернов” вы тоже оказались вполне закономерно. А как относитесь к нему?
Это очень хороший персонаж, хотя при желании его можно было бы сделать глубже. Но он получился ровный, и это удовлетворяет всех. Бюджетник, не устроен в личной жизни, при этом любит и любим. Мой Быков — педагог, ведь в сериале основная нотка педагогическая, а не героическая. Теперь, когда появляюсь на улице, постоянно слышу: “Здравствуйте!” — как в деревне. (Улыбается.) Только дважды фамильярно обратились. А вообще, у меня замечательная аудитория, и я благодарен за нее Богу. А как встречают у вас в Украине! Здесь у меня много друзей, и если попадаю к кому-нибудь в гости — ни в одном доме не обходится без застолья. Иногда умоляю: “На колени встану: ну не могу я сесть за стол!” А мне отвечают: “Не принято у нас просто так уходить”. (Смеется.)
В “Интернах” довольно много острых шуток. Вас они не смущают?
Смущают, и я борюсь с этим. Так же, как с проявлением гомосексуализма, каких-то развратных сцен — они не нужны. Я как литератор могу найти им пять равноценных замен. Другое дело, что ребята-сценаристы в таком бешеном ритме существуют! Создается впечатление, что им кто-то надиктовывает: только бери ручку и записывай. И они не всегда успевают за всем проследить, но, к счастью, дают возможность нам корректировать. Например, сначала у нас было много споров по поводу Фила, которого пытались притеснять. Я говорю: “Ребята, что вы делаете? Славяне ведь любят тех, кого бьют, поэтому зрители станут на его сторону. А нам не надо, чтобы интурист был самым положительным героем”. Так сейчас и вышло.
В комедии “Суперменеджер, или Мотыга судьбы” вы перевоплотились в олигарха, помешанного на ролевых играх, хоббитах, эльфах. Как думаете, зачем взрослые погружаются в вымышленную действительность?
Это замечательный мир, где люди формально дают себе установку отключиться: уехать с палаткой, поиграть на гитаре. Они могут быть геологами, эльфами, спелеологами, но суть дела одна. Человек — общественное существо, отдыхать он тоже любит в сообществе, причем многим нравятся подвижные игры. А эта маленькая субкультура все оправдывает. Я знаю очень богатых людей, которые пейнтболом занимаются и ролевыми играми увлечены. Один из них может купить себе любую машину — хоть Maybach, но вложил деньги в бородинскую панораму — целый полк одел, чем искренне гордится. А я его понимаю. Когда-то я долгое время занимался айкидо, и в одном из спортивных залов располагалась мастерская, где делали для ролевиков разные приспособления: щиты и другие атрибуты. Однажды подвозил туда парня и девушку. Они между собой разговаривали, и я невольно стал свидетелем такого диалога: “Светка, ты собираешься замуж?” — спросил он. Знаете, что Света ответила? “Только за толкиениста!” Парень оценил. И я почувствовал, насколько они счастливы в своем маленьком мире, в котором все понятно лишь посвященным. Это хорошее молодежное увлечение и не нужно его запрещать. Другое дело сектантство — вот что действительно страшно.
Вашим детям это точно не грозит: всегда под родительским присмотром. Интересно, как ваша супруга Оксана успевает периодически еще и в кино сниматься. Если решит вернуться в профессию, благословите?
Она сама не хочет. Я ей тысячу раз предлагал, и московские киностудии звали в свои проекты, но Оксана от всех предложений отказалась. А среди них хорошие были — прямо королевские. И только однажды согласилась сыграть девочку — главную героиню, умирающую от простуды. Но тот фильм делали специально для церкви, он вошел в рождественский цикл.
Вместе вы семнадцать лет, для актерской семьи стаж рекордный. В чем секрет?
Он прост: не врем друг другу. Если нам что-то не нравится, — а ей во мне многое может не нравиться, — мы честно говорим об этом. Можем спорить, ругаться, ворчать, но все равно понимаем, где правда, а где ложь. Поэтому я всегда прислушиваюсь к ее мнению. Первый мой читатель — она. Бывает, прихожу на кухню и говорю: “Оксана, будешь слушать лекцию”. Она мне: “А можно попозже?” Но слушает...
Супругу, как видно, актерство не привлекает, а детей?
Дочь Анфиса хочет, и если попытаюсь ее остановить, то это будет выглядеть ханжеством, ведь я сам зарабатываю на жизнь с помощью этого ремесла. И не считаю грехом: у актеров тяжелейший труд — как у шахтеров. Кто не сталкивался, тот не знает. Когда в 7.00 встаешь, а в 23.00 ложишься и перед этим учишь массу страниц нового текста — такие перегрузки испытываешь! Я даже не знал, что у меня эти секторы памяти работают. Но не хочу, чтобы дочь была актрисой, потому что много искушений. К тому же я считаю, что настоящий артист — театральный, с драматической установкой Станиславского или Чехова. А все остальные — шабашники, случайные лица на рынке. И я в том числе. На героев-красавцев меня не берут, на мегапобедителей тоже, и поэтому мне такой середнячок достается.

Любовь — это такое трогательное и нежное чувство, духовный вздох...

Если бы по примеру вашей коллеги Нонны Гришаевой написали книгу “Советы дочкам. Папиным и маминым”, какие бы основные пункты туда включили?

У меня собственная педагогическая метода. Туда входит и просмотр фильма “Семейка Аддамс”, и стрельба из пистолета по банкам, выстроенным на обочине, и занятие физкультурой, и поход на концерт органной музыки. Удивительно, но до начала съемок в “Интернах” я все это успевал. А сейчас Оксанка им только читает.
В вашей семье существуют традиции или любимое занятие, способное увлечь и объединить всех?
Мы с женой услышали совет: “Если вы хотите установить с ребенком духовный контакт, читайте ему перед сном”. Тогда останется ощущение глубокой родственности. Оксанка читает им маленький кусочек из Библии, потом объясняет. А дальше минут сорок — рассказы Джека Лондона. Дети у меня таким образом знакомятся с классикой.
Однажды вы заметили: “Если уж сказал “люблю”, то будь добр любить до последнего вздоха”. А если любовь прошла?
Вам признаюсь честно: первым так сказал не я. Кто-то повесил эту фразу под моим именем на моем аккаунте. Я подозреваю, что это дочь Анфиса. Хорошая фраза, она абсолютно справедлива, однако не мой стиль. Но цитата прославилась — просто облетела все социальные сети! Я понимаю девчонок: они хрупкие существа, а их обманывают. Да и пацаны от лжи страдают не меньше. У всех же любовь бывает. Это такое трогательное и нежное чувство, такой духовный вздох! И все равно не хочу чужой славы. (Смеется.)
На одной из своих страниц в Интернете вы сравнили жизнь со сказкой, которую каждый пишет для себя. В чем она заключается для вас?
Как можно больше делать для других хорошего. Представьте: прошло какое-то время, все живут своей жизнью, меня давно нет или я забыт, а с людьми по-прежнему пребывает сказочное ощущение, что они общались с... Иваном Охлобыстиным. (Смеется.)

Благодарим за помощь в подготовке материала телеканал ”Украина” и лично Оксану ДАНИЛЮК.

Поделись с подружками :