Дело было в Киеве - украинский Брюс Уиллис Станислав Боклан.

Поделись с подружками :
“Украинский Брюс Уиллис” — пишут о нем в Интернете поклонницы, придумывая и обсуждая самые невероятные факты биографии актера Станислава Боклана. Ведь реальная жизнь сценического Дон-Жуана скрыта от посторонних глаз — и зрительских, и пишущей братии.
Хотите быть первым журналистом, который взял у меня интервью?” — строго спросил Станислав, когда я подошла к нему после пресс-конференции, посвященной драме “Матч”, где он сыграл одну из ролей. “Да”, — честно призналась я, надеясь своей искренностью растопить лед его предубеждения. Ведь не понаслышке знала: Станислав, как и его брат актер Николай Боклан, журналистов не жалует. Предположив, что в родных стенах артист будет больше расположен к общению, попросила его о встрече, как говорится, в храме искусств. И не ошиблась: вероятно, магическое слово “театр” все же возымело действие — он согласился.

Оказавшись за кулисами “Молодого театра” я, подобно героине сказки Льюиса Кэррола, попала в Страну чудес: поднимаясь по лестнице, которая вела к гримеркам артистов между декораций и картин, мимоходом отметила несущих вахту львов. “Боже мой, я опаздываю, опаздываю!” — вдруг вспомнились слова другого персонажа из “Алисы” — Белого Кролика. К счастью, ко мне они не имели никакого отношения. Стряхнув наваждение, я постучала в дверь.

В гримерке кроме Боклана находился его коллега Алексей Вертинский: оба артиста гримировались, готовясь к спектаклю. “Будет полный зал, — многозначительно поведал Алексей, пристально вглядываясь в свое отражение в зеркале, — “Три сестры”. — “Леша, сегодня идет “Дядя Ваня”, — возразил Станислав. “А придут три сестры”, — невозмутимо ответил Вертинский. Иногда он вставлял свои шуточные комментарии, особенно когда его друг начинал излишне скромничать. “Вот у кого интервью обо мне брать надо было!” — воскликнул Станислав. Прозвеневший первый звонок напомнил, что времени для общения осталось немного. Обсуждать свои театральные роли актер отказался, зато с удовольствием рассказал о том, как работается на съемочной площадке.

Станислав, после выхода украинско-российского фильма “Матч” российские актеры оказались в центре внимания прессы, а наших снова обошли стороной. Нет пророка в своем Отечестве?

Краткая Фильмография

“Матч” (2012) “Биение сердца”, “Дело было на Кубани” (2011) “Индийское кино”, “Возвращение  Мухтара — 5”, “Колдовская любовь — 2” (2009) “Абонент временно недоступен...”, “Новогодняя семейка” (2008)
Если бы я постоянно скандалил или пришел на премьеру сразу с тремя девушками модельной внешности — поверьте, все бы обратили на меня внимание и написали об этом. Потому что умение просто хорошо работать — недостаточный повод для СМИ. Не только журналисты — все выбирают по принципу: чужая жена лучше, чем своя. Однако я ни разу не слышал, чтобы киевских артистов профессионально оценивали ниже, чем питерских или московских. Так считают только наши продюсеры. Но на площадке “Матча” не ощущалось никакого разделения: все были братьями по цеху. С Лизой Боярской мы впервые увиделись за час до нашей совместной сцены и теперь иногда общаемся по скайпу. Благодаря ленте “Жемчужина у моря” познакомились с Дмитрием Дюжевым, Катей Гусевой. Со многими артистами, с которыми раньше снимался, теперь дружим: это Володя Капустин, Леша Шевченков, Женя Ганелин. На том же “Матче” подобралась компания талантливых и трудолюбивых людей: от продюсеров до осветителей и гримеров. Режиссер Андрей Малюков — исключительный профессионал, с которым легко работать. Он ни разу не повысил голос, замечания делал лишь с глазу на глаз и, вообще, всегда с большим уважением и любовью относится к актерам.

Вы довольны своей работой в “Матче” — тем, как удалось воплотить образ бургомистра Багазии?
Полностью фильм я так и не видел. Свои сцены посмотрел, когда мы озвучивали картину на русском языке для российского проката. Признаюсь: ужасно видеть себя на экране! Понимаешь, что в этом эпизоде надо было иначе сыграть, в той сцене по-другому сказать... Хочется все переделать. Но, увы, уже ничего изменить нельзя. У меня всегда такое отношение к своим ролям. Хорошо, что в театре не вижу со стороны своей игры. (Смеется.) В этом нет кокетства: у всех людей, которые занимаются данной профессией, возникают подобные чувства. Существует страх, что рано или поздно раскроется секрет: ты плохой артист.

Имея такую богатую фильмографию и большой опыт работы в театре, вам вряд ли стоит об этом переживать. А вот к сценаристам у меня возникли вопросы: признаюсь, линия поведения вашего персонажа не совсем понятна...
В полнометражном фильме нет шести моих эпизодов, поэтому образ не развивается. Надеюсь, в телевизионной версии зритель во всем разберется. Сценаристы пишут, а мы вынуждены это воплощать на экране. Не всем артистам посчастливилось оказаться в ситуации, кода именно под их характер и психофизику создают текст. Сам я сценарии не пишу: думаю, надо заниматься тем, что умеешь делать хорошо. Например, могу обои поклеить в квартире. (Улыбается.) Но когда приходилось выживать, сочинял, в прозе и стихах, придумывал сценарии программ. Сейчас нет такой необходимости, и я пишу лишь для себя и друзей.

Самое сложное в нашей профессии — понять, чем ты занимаешься 

Зато много снимаетесь: вскоре состоится еще одна премьера фильма с вашим участием.
Скоро на экраны выйдет восемнадцатисерийная картина “Страсти по Чапаю” с Сергеем Стрельниковым в главной роли. Работала та же команда, что и над фильмом “Дело было на Кубани”. Я был на пробах у Андрея Малюкова в сериале “Мосгаз” сразу после “Матча”, но генеральный продюсер Первого канала Константин Эрнст решил иначе. Честно говоря, не знаю, по какому принципу меня приглашают в кино. Каждый раз приходится доказывать, что сумею воплотить образ. Порой мне кажется, что при утверждении на роль способности вообще не принимаются в расчет. Уверен: у украинских актеров появилось бы больше возможностей, если бы в нашей стране активнее развивалось собственное кинопроизводство.

Тем не менее фильм “Той, що пройшов крiзь вогонь” стал заметным событием в отечественном кинематографе.
Но это не государственное кино: Ильенко снял картину, потому что не мог ее не снять. К слову, я должен был играть в ней, однако съемки перенесли, а мне не удалось поменять свой график. Но Виктор Андриенко поработал не хуже, а возможно, и лучше меня. Сейчас нужны фильмы всех жанров: развлекательные, комедийные, серьезные — любое интересное кино. Когда меня приглашают сниматься, талант режиссера или яркая роль — основные критерии выбора. У Сережи Лысенко в “Биении сердца” мне было интересно изображать умирающего, которого предала его семья, поскольку такие образы еще не приходилось воплощать на экране. Недавно согласился работать в проекте, где у меня всего один съемочный день. С братом Николаем снимались у Оксаны Байрак в “Женской интуиции”, только он в первой части, а я — во второй. Иногда шучу, что самым приятным воспоминанием от этой картины стали сцены, где мы целовались с Аллой Масленниковой. (Смеется.) Безусловно, соглашаюсь работать и в сериалах — они бывают достойного уровня, — и в чисто коммерческих проектах: нужно ведь погашать кредиты, содержать автомобиль, закрывать прорехи в семейном бюджете.

Да, на театральную ставку прожить довольно сложно. Скажите, а вы считаете себя театральным или киноактером?
Я себя считаю актером. На сегодняшний день научился разделять работу на сцене и перед камерой: это две разные профессии, в которых мне еще предстоит многому научиться. Нужно выражать свои чувства так, чтобы не ты плакал, а зритель: когда актер льет слезы, не все ему сочувствуют, ведь чужое страдание каждый воспринимает по-своему. Но надо так сыграть, чтобы вызвать сочувствие у других людей.

Этому вы и учили студентов Национального университета театра, кино и телевидения имени Ивана Карпенко-Карого?
Я действительно преподавал в этом вузе некоторое время, но потом ушел. Со студентами иногда долго развивали тему актерства. Хотя, конечно, каждый сам должен выработать свою систему. Самое сложное в нашей профессии — понять, чем ты занимаешься. Порой я делаю вид, что мне удалось это постичь. (Смеется.) Каждый раз, когда приступаешь к новой роли, работаешь как в первый: репетируешь, пробуешь, ищешь. Как только найду — все закончится. Мне нравится моя профессия. И я нахожусь в постоянном поиске, так же, как и в юности, когда только определялся в выборе. Поступать в театральный институт пришел за компанию, но экзамены провалил: в приемной комиссии сказали, мол, нет таланта. Спустя год дар, вероятно, появился: я был зачислен. Когда брат Николай приехал из армии в отпуск и посетил мои экзамены по специальности, сразу заявил, что тоже хочет стать артистом. Хотя я бы не советовал молодым людям выбирать эту профессию: уж очень она сложная. Приходится постоянно учитывать все нюансы, быть чутким, гибким и при этом оставаться самим собой. Отлично понимаю, что некоторые роли мне уже не доведется сыграть. Но, с другой стороны, есть еще много образов, которые предстоит воплотить в кино и на сцене. О театре говорить не хочу: приходите, смотрите спектакли — все увидите сами. Кстати, скоро позовут на сцену: пора клеить усы. До встречи в зрительном зале! (Улыбается.) 

Поделись с подружками :