Виктория Толстоганова: Возвращение к себе

Поделись с подружками :
Открытая, искренняя, настоящая — так нечасто говорят о звездной актрисе. Однако эти слова можно смело отнести к Виктории ТОЛСТОГАНОВОЙ: чтобы быть популярной, ей не нужны роковые тайны, интриги и громкие скандалы.
Та­ких, как Ви­к­то­рия, на­зы­ва­ют жен­щи­на­ми с силь­ным ха­рак­те­ром: це­ле­уст­ре­м­лен­ная, пря­мо­ли­ней­ная, во­ле­вая. Сло­вом — лич­ность не­ор­ди­нар­ная. Та­ко­вы и ее ге­ро­и­ни: в них есть си­ла по­сту­пать в слож­ных жиз­нен­ных си­ту­а­ци­ях по ве­ле­нию серд­ца. Им ве­рят, по­то­му что они уме­ют пе­ре­дать всю гам­му чувств и эмо­ций, при­сут­ст­ву­ющих в на­шей жиз­ни и со­в­сем не со­че­та­ющихся с эк­ран­ны­ми штам­па­ми. Бла­го­да­ря оче­ред­ной ро­ли ак­т­ри­сы мы и по­з­на­ко­ми­лись: Ви­ка при­е­ха­ла в Ки­ев на съем­ки во­ен­ной са­ги “Бал­ла­да о Бом­бе­ре” ук­ра­ин­ской ком­па­нии Film.UA. В кар­ти­не ей до­с­та­лась роль Ели­за­ве­ты, ма­те­ри дво­их де­тей, ко­то­рая во вре­мя вой­ны спас­ла мо­ло­до­го лет­чи­ка, чу­дом вы­жив­ше­го по­с­ле ка­та­ст­ро­фы.

  
Приз­на­юсь: в ожи­да­нии на­зна­чен­но­го для ин­тер­вью часа я с ин­те­ре­сом на­блю­да­ла за ак­т­ри­сой, ра­бо­тав­шей на съе­моч­ной пло­щад­ке. Потому что имен­но в та­ких “по­ле­вых” ус­ло­ви­ях про­яв­ля­ют­ся ню­ан­сы ак­тер­ской иг­ры и че­ло­ве­че­ской су­ти. Гля­дя на Ви­ку, ко­то­рая очень ес­те­ст­вен­но вы­гля­де­ла в оде­ж­де про­стой рус­ской жен­щи­ны вре­мен Вто­рой ми­ро­вой, пы­та­лась по­нять, ка­кая она в дей­ст­ви­тель­но­сти? Ведь так же ор­га­нич­на Тол­сто­га­но­ва бы­ла и в ро­ли на­шей со­в­ре­мен­ни­цы Же­ни Со­ко­ло­вой из се­ри­а­ла “Се­мей­ный дом”, и ра­фи­ни­ро­ван­ной ин­тел­ли­гент­ки На­та­льи Са­ти­ной — же­ны ком­по­зи­то­ра Сер­гея Рах­ма­ни­но­ва из “Вет­ки си­ре­ни”... Несомненно, ее та­лант так мно­го­гра­нен, что она ни­ко­гда бы не ста­ла ак­т­ри­сой од­ной ро­ли. Свою вос­тре­бо­ван­ность в ки­но Ви­ка вос­при­ни­ма­ет как за­ко­но­мер­ный ре­зуль­тат уси­лий и стре­м­ле­ний.
Ее кра­со­та не­гла­мур­на: от­кры­тое ли­цо, ис­крен­ний взгляд, в об­ще­нии слег­ка иро­нич­на. На фо­то­гра­фи­ях с “крас­ных до­ро­жек” Тол­сто­но­го­ва все­гда вы­гля­дит стиль­но и утон­чен­но. Од­на­ко за­ме­ча­ют Ви­к­то­рию не по­то­му, что на ней ди­зай­нер­ское пла­тье: ее дви­же­ния и же­с­ты ис­пол­не­ны до­с­то­ин­ст­ва и вну­т­рен­ней си­лы, а ма­не­ры — жен­ст­вен­ны и изящ­ны. Соз­да­ет­ся впе­чат­ле­ние, что Ви­ка все­гда точ­но зна­ет, че­го хо­чет, и про­сто идет к це­ли.

  Ак­тер­ст­во бы­ло ее дет­ской меч­той. В один­на­д­цать лет де­воч­ка при­шла за­ни­мать­ся в Те­атр юных мо­ск­ви­чей при Двор­це пи­о­не­ров. Пос­ле шко­лы учи­лась на ак­тер­ских кур­сах во МХА­Те, по­том — в ГИ­ТИ­Се, ку­да по­сту­пи­ла лишь... с треть­ей по­пыт­ки. По сло­вам са­мой Ви­ки, ес­ли бы при­шлось сда­вать эк­за­ме­ны в чет­вер­тый или пя­тый раз — при­ло­жи­ла бы все уси­лия, что­бы осу­ще­ст­вить меч­ту. По окон­ча­нии ву­за ода­рен­ная вы­пу­ск­ни­ца с удо­воль­ст­ви­ем тру­ди­лась в Те­а­т­ре Ста­ни­слав­ско­го под на­ча­лом ре­жис­се­ра Вла­ди­ми­ра Мир­зо­е­ва. Имен­но Мир­зо­ев поз­же от­крыл ей до­ро­гу на ки­но­эк­ран: в 1997 го­ду он пред­ло­жил Вике снять­ся в филь­ме “Лю­бовь” по сце­на­рию пи­са­тель­ни­цы Люд­ми­лы Пе­т­ру­шев­ской. Пос­ле бы­ли ра­бо­ты в се­ри­а­лах “Ос­та­нов­ка по тре­бо­ва­нию”, “Лан­дыш се­ре­б­ри­стый”, в ме­ло­дра­ме “Маг­нит­ные бу­ри”. Се­год­ня Ви­к­то­рия го­во­рит, что имен­но в ки­но она чув­ст­ву­ет се­бя по-на­сто­я­ще­му ком­форт­но, а кри­ти­ки на­зы­ва­ют ее са­мой пер­спе­к­тив­ной и вос­тре­бо­ван­ной со­в­ре­мен­ной ак­т­ри­сой. Ведь в ка­ж­дой кар­ти­не Тол­сто­га­но­ва уме­ет быть со­вер­шен­но раз­ной. Она же са­мой зна­чи­мой для се­бя счи­та­ет роль ма­мы, уве­ряя: сын и дочь — глав­ное, что про­изош­ло в ее жиз­ни. Прав­да, го­во­рить о се­мье, как и мно­гие актеры, не лю­бит. За­то со­г­ла­си­лась рас­ска­зать о ра­бо­те, кол­ле­гах и сво­их ге­ро­и­нях.

Ви­к­то­рия, вы на­чи­на­ли как те­а­т­раль­ная ак­т­ри­са, а те­перь пол­но­стью посвя­ти­ли се­бя ки­не­ма­то­гра­фу...
Я учи­лась в 1990-е , ко­гда филь­мы ма­ло сни­ма­ли. И в сту­ден­че­ские го­ды не ез­ди­ла на про­бы, по­то­му что счи­та­ла: ки­но — это не­серь­ез­но, а те­атр — не­что свя­тое, че­му по­свя­щу всю свою жизнь. Но ка­ким-то об­ра­зом все из­ме­ни­лось. В 1997-м пер­вый раз по­про­бо­ва­ла сни­мать­ся и осоз­на­ла: вот моя про­фес­сия! Ки­но для ме­ня цен­но в си­ю­ми­нут­но­сти, толь­ко здесь мож­но со­вер­шить не­что не­ожи­дан­ное, то, что боль­ше не по­вто­рит­ся. В те­а­т­ре, на­вер­ное, это то­же воз­мож­но, но... я ки­но­нар­ко­ман. Для ме­ня важ­ны ре­жис­сер, ка­ме­ра, со­сто­я­ние съе­моч­ной пло­щад­ки — все ин­те­рес­но и не­об­хо­ди­мо.

Ак­тер­ст­во пред­по­ла­га­ет ра­бо­ту в тан­де­ме, не­ко­то­рую за­ви­си­мость — от кол­лег, ре­жис­се­ра. Вас это не тя­го­тит?
На­про­тив! Дей­ст­ви­тель­но, самое важное в на­шей про­фес­сии — парт­нер­ст­во. Один здесь ты ни­че­го не смо­жешь сде­лать. И по­том это уме­ние на­ла­жи­вать от­но­ше­ния по­мо­га­ет в обыч­ной жиз­ни. Я на­у­чи­лась быть тер­пе­ли­вой в об­ще­нии с людь­ми. А в про­фес­сии все же ста­ра­юсь учить­ся у бо­лее опыт­ных кол­лег. Не­дав­но встре­ти­лась на пло­щад­ке с за­ме­ча­тель­ной ак­т­ри­сой Свет­ла­ной Крюч­ко­вой. Это сча­стье — про­ве­с­ти с ней не­сколь­ко съе­моч­ных дней! Та­кие лю­ди ос­та­ют­ся в па­мя­ти на всю жизнь.

Вы не раз сни­ма­лись у Ми­хал­ко­ва, ко­то­рый из­ве­с­тен сво­им не­про­стым хара­к­те­ром. Как ра­бо­та­лось с этим ре­жис­се­ром?
Лич­но мне Ми­хал­ков по­ка­зал­ся очень до­б­рым че­ло­ве­ком. Важ­но то, что он да­ет боль­шую сво­бо­ду дей­ст­вий. Кро­ме то­го, все ак­те­ры на съе­моч­ной пло­щад­ке чув­ст­во­ва­ли — он до­ро­жит ими. Для ме­ня его пред­ло­же­ние ста­ло при­ят­ной не­ожи­дан­но­стью. Пос­ле у Ни­ки­ты Сер­ге­е­ви­ча сни­ма­лась пять лет под­ряд. Мне при­ят­но об этом го­во­рить: ведь со­т­руд­ни­чать с та­ким не­ор­ди­нар­ным че­ло­ве­ком дли­тель­ный период — ред­кая уда­ча для ак­те­ра. Мо­жет быть, это лишь ве­ли­кая ил­лю­зия про­фес­сии, но ка­жет­ся, что все имен­но так. Сей­час с не­тер­пе­ни­ем жду вы­хо­да на эк­ра­ны тре­тей ча­с­ти “Уто­м­лен­ных солн­цем” — кар­ти­ны “Ци­та­дель”. Очень хо­чу по­смо­т­реть, на­сколь­ко уда­лась моя роль.

Ва­ша ге­ро­и­ня Ма­ру­ся как-то ме­ня­лась в те­че­ние вре­ме­ни?
Ме­ж­ду съем­ка­ми этих двух филь­мов про­шло ше­ст­на­д­цать лет, по­э­то­му бы­ли вне­се­ны су­ще­ст­вен­ные из­ме­не­ния в сю­жет. Ду­маю, что “Уто­м­лен­ные солн­цем — 2” мо­гут пре­тен­до­вать на впол­не са­мо­сто­я­тель­ную ра­бо­ту. Ко­неч­но, все три филь­ма — “Уто­м­лен­ные солн­цем”, “Пред­сто­я­ние” и “Ци­та­дель” — объ­е­ди­ня­ют об­щие глав­ные ге­рои, но раз­ви­тие об­ра­зов не­из­беж­но. Воз­мож­но, это и за­ста­ви­ло ре­жис­се­ра за­ме­нить од­ну Ма­ру­сю, ко­то­рую сыг­ра­ла Ин­ге­бор­га Дап­ку­най­те, на дру­гую. Так я по­па­ла в про­ект.
Мно­гие ак­те­ры стре­мят­ся по­ра­бо­тать с ино­стран­ны­ми ре­жис­се­ра­ми. А вы об этом не за­ду­мы­ва­лись?
Я не­од­но­крат­но по­лу­ча­ла пред­ло­же­ния, но по­ка ос­та­на­в­ли­ва­ет то, что не­до­с­та­точ­но хо­ро­шо вла­дею ан­г­лий­ским. На­де­юсь, в бу­ду­щем мне уда­ст­ся ис­пра­вить си­ту­а­цию. И уж точ­но при­ло­жу все уси­лия, что­бы мои де­ти зна­ли не­сколь­ко ино­стран­ных язы­ков. В со­вер­шен­ст­ве!

Есть ли ро­ли, ко­то­рые бы хо­те­ли сыг­рать?
Нет... Так по­лу­ча­ет­ся, что я при­ни­маю пред­ло­же­ния и по­том ре­шаю, ин­те­ре­сен ли мне пер­со­наж. Про­сто нуж­но знать, че­го хо­чешь, то­г­да твоя роль не­пре­мен­но при­дет. Есть не­глас­ный за­кон и в на­шей про­фес­сии, и в жиз­ни: важ­но уметь пра­виль­но же­лать. У ме­ня бы­ва­ют та­кие пе­ри­о­ды, ко­гда ис­че­за­ет же­ла­ние ра­бо­тать. Так про­изош­ло по­с­ле ро­ж­де­ния ре­бен­ка. Тебе не хо­чет­ся? Так и не пред­ла­га­ют.

Су­ще­ст­ву­ют ли для вас та­бу в ки­но?
Я бы сказала, что для ме­ня та­бу сни­мать­ся в пло­хих фильмах. Но ино­гда я его, к со­жа­ле­нию, на­ру­шаю.

Ви­к­то­рия, сей­час вы по­пу­ляр­ны и вос­тре­бо­ва­ны. Как от­но­си­тесь к сво­ему звезд­но­му ста­ту­су?
По­пу­ляр­ность не име­ет боль­шо­го зна­че­ния. Глав­ное, что­бы мне нра­ви­лась ра­бо­та, важ­но чув­ст­во­вать се­бя нуж­ной. Свою звезд­ность я ви­жу лишь в том, что имею воз­мож­ность сни­мать­ся там, где хо­чу, и по­лу­чать от это­го удо­воль­ст­вие. Ту­сов­ки и свет­ские ве­че­рин­ки не люб­лю. Да, я по­се­щаю ки­но­пре­мье­ры и ста­ра­юсь ту­да прий­ти кра­си­вой и стиль­ной. Но во­все не для то­го, что­бы по­пасть в объ­е­к­тив фо­то- и ви­део­ка­мер... Че­ст­но го­во­ря, в сво­бод­ное вре­мя от­даю пред­поч­те­ние встре­чам со ста­ры­ми друзь­ями, с ко­то­ры­ми мне все­гда ин­те­рес­но. Ча­с­то зри­те­ли ждут от из­вест­но­го ки­но­ак­те­ра че­го-то осо­бен­но­го. Но эк­ран­ный об­раз и ре­аль­ный че­ло­век — аб­со­лют­но не­по­хо­жи. Я раз­ная — в жиз­ни, в ки­но, на те­а­т­раль­ной сце­не. Но в лю­бых об­сто­я­тель­ст­вах стре­м­люсь ос­та­вать­ся со­бой.

Все ва­ши ро­ли очень раз­но­пла­но­вые. А ка­кой тип жен­щи­ны вам бли­же?
Мне до­ро­ги поч­ти все мои ге­ро­и­ни. А впро­чем... Боль­ше по душе ис­то­рии, где жен­щи­ны жи­вут и со­вер­ша­ют по­ступ­ки, не по­до­з­ре­вая об их зна­чи­мо­сти, как это бы­ло в “Маг­нит­ных бу­рях”. На пер­вый взгляд, они не де­ла­ют ка­ких-то ге­ро­и­че­ских ша­гов. Но от них нельзя ото­рвать глаз! Та­кая, на­при­мер, Со­фья Пше­бы­шев­ская из дра­мы “На­тур­щи­ца”: в эту жен­щи­ну бы­ли влюб­ле­ны ху­дож­ни­ки Эд­вард Мунк и Стринд­берг. Мне им­по­ни­ру­ет то, что ей не­воз­мож­но дать чет­кую оцен­ку: она и са­ма се­бя не зна­ет — силь­ная и сла­бая, лгу­нья и пра­вед­ни­ца — все в од­ном ли­це.

Вам не­ред­ко при­хо­дит­ся сни­мать­ся с деть­ми. Мож­но ли рас­по­з­нать в ре­бен­ке бу­ду­ще­го ар­ти­ста?
Слож­но... Ведь дет­ст­во во­об­ще пред­по­ла­га­ет иг­ру. Ино­г­да ро­ди­те­ли при­во­дят к ре­жис­се­ру очень оба­я­тель­ных ма­лы­шей — им да­же “вхо­дить в об­раз” не на­до. Так не­по­сред­ст­вен­ны и пре­крас­ны — нель­зя на­лю­бо­вать­ся! Но это во­все не оз­на­ча­ет, что с воз­рас­том они ста­нут ак­те­ра­ми. Че­ст­но го­во­ря, зная о не­ко­то­рых из­держ­ках про­фес­сии, сво­их де­тей на пло­щад­ку  не от­пу­с­ти­ла бы. На­при­мер, во вре­мя ра­бо­ты я без­жа­ло­ст­на к чув­ст­вам ок­ру­жа­ю­щих: ко­гда ре­бе­нок пла­чет в нуж­ном ме­с­те, в нуж­ное вре­мя и у не­го это хо­ро­шо по­лу­ча­ет­ся, — вос­при­ни­маю аб­со­лют­но нор­маль­но. По­ни­маю, что идут ми­зан­сце­ны, и он от­ра­ба­ты­ва­ет те­му. Но ни за что на све­те не хо­те­ла бы уви­деть свое ча­до в та­ком со­сто­я­нии! Для ме­ня как ма­мы да­же са­мое ге­ни­аль­ное ки­но не сто­ит дет­ской сле­зин­ки! Мне страш­но, ко­гда Ва­ря рас­стра­и­ва­ет­ся по пу­с­тя­кам, а уж ви­деть это в кад­ре во­об­ще не­до­пу­с­ти­мо. Дет­ст­во — те­ма свя­тая и ста­но­вит­ся не по се­бе, ко­гда на­чи­на­ет­ся ка­кая-то иг­ра...

То есть дочь и сын ак­те­ра­ми не бу­дут. А се­ст­ры по­шли по ва­шим стопам? Вы под­дер­жи­ва­е­те с ни­ми от­но­ше­ния?
Ко­неч­но, об­ща­ем­ся! Млад­шая учит­ся в те­а­т­раль­ном ин­сти­ту­те. Две дру­гие на­шли се­бя в иных сфе­рах. Од­на из них ро­ди­ла ре­бен­ка и те­перь ча­с­то гос­тит у нас. Я меч­таю о вре­ме­ни, ко­гда у ка­ж­дой бу­дет по двое ма­лы­шей — во­семь брать­ев и се­с­тер, пред­ста­в­ля­е­те?! По­с­та­ра­ем­ся сде­лать так, что­бы они под­дер­жи­ва­ли друг дру­га всю жизнь. Сей­час мы очень близ­ки, по­сто­ян­но со­зва­ни­ва­ем­ся. Но бы­ва­ли раз­ные пе­ри­о­ды. Под­ро­ст­ком боль­ше за­ни­ма­лась сво­ей жиз­нью, на­вер­ное, из-за зна­чи­тель­ной раз­ни­цы в воз­рас­те: пер­вая се­ст­ра Ва­ле­рия ро­ди­лась, ко­гда мне бы­ло де­вять лет, а вто­рая и тре­тья по­я­ви­лись на свет с раз­ни­цей в три го­да. На­ша квар­ти­ра то­г­да очень на­по­ми­на­ла дет­ский сад... Мо­жет быть, я по­то­му и в те­а­т­раль­ной сту­дии ста­ла про­па­дать сут­ка­ми. Но ко­гда взрос­ле­ешь, про­ис­хо­дит воз­вра­ще­ние к се­бе, к сво­ей се­мье.

Ви­к­то­рия, вы сни­ма­е­тесь в не­сколь­ких кар­ти­нах в год. Ко­г­да же ус­пе­ва­е­те бы­вать с деть­ми?
Это не­про­сто... Ва­ря — очень дол­го­ждан­ный ре­бе­нок. А ро­ди­лась она как раз пе­ред съем­ка­ми в “Уто­м­лен­ных солн­цем — 2”: имен­но в это вре­мя Ми­хал­ков пред­ло­жил мне роль — как на­гра­ду за то, что моя де­воч­ка по­я­ви­лась. Вот и при­шлось все со­в­ме­щать. Кста­ти, Фе­дор ро­дил­ся уже во вре­мя съе­мок: я не пре­кра­ща­ла ра­бо­тать у Ми­хал­ко­ва всю бе­ре­мен­ность и вы­шла на пло­щад­ку сра­зу по­с­ле его ро­ж­де­ния. Так что мои де­ти проч­но свя­за­ны с про­ек­том. А ка­кая я ма­ма — мне ска­зать слож­но. Пер­вые три го­да мы бы­ли с Вар­ва­рой не­раз­луч­ны. Я ра­бо­та­ла мень­ше, что­бы по­доль­ше ее кор­мить. Не мо­гу ска­зать, что так долж­но быть. У ме­ня по­сто­ян­ное чув­ст­во ви­ны, буд­то я недо­даю — нет, не люб­ви, ско­рее, сво­его уча­стия в их жиз­ни. Был да­же та­кой пе­ри­од, ко­гда доч­ка гу­ля­ла с ня­ней Але­ной на дет­ской пло­щад­ке и спра­ши­ва­ла, ука­зы­вая на дру­гих де­ти­шек: “Этот ре­бе­нок с ма­мой или с ня­ней?” Ко­неч­но, ей то­же нра­вит­ся быть со мной. По­э­то­му я не хо­чу да­вать со­ве­ты, что жен­щи­на долж­на де­лать, а че­го нет. Мо­гу ска­зать толь­ко одно: ма­те­рин­ст­во нель­зя при­но­сить в жер­т­ву про­фес­сии. Ко­г­да по­я­в­ля­ют­ся де­ти, ты по­ни­ма­ешь: нужно ис­кать гар­мо­нию ме­ж­ду лю­би­мым де­лом и их вос­пи­та­ни­ем.

Ро­ж­де­ние ма­лы­шей как-то из­ме­ни­ло вас?
Я ста­ла го­раз­до ос­мо­т­ри­тель­нее. Рань­ше все­гда лю­би­ла ез­дить бы­ст­ро, но ко­гда воз­ле ме­ня два дет­ских крес­ла, ста­ра­юсь не за­бы­вать об этом. Пом­ню, пе­ред по­я­в­ле­ни­ем Фе­ди дол­го не са­ди­лась за руль. Но од­на­ж­ды вез­ла из при­го­ро­да Вар­ва­ру и ня­ню и по ста­рой при­выч­ке “по­нес­лась”. В ка­кой-то мо­мент по­смо­т­ре­ла на стрел­ку спи­до­мет­ра и по­ду­ма­ла: “Гос­по­ди, я же за лю­дей от­ве­чаю!”

материнство нельзя приносить в жертву профессии

От­крой­те се­к­рет: как вам при та­ком не­ве­ро­ят­ном рит­ме уда­ет­ся все­гда пре­крас­но вы­гля­деть?
Не ска­жу, что ча­с­то хо­жу в са­ло­ны. Мно­гое из то­го, что я долж­на бы­ла бы де­лать, не де­лаю. Спа­си­бо ма­ме-па­пе за при­род­ные дан­ные! (Сме­ет­ся.)

Кто-то из ки­но­ге­ро­ев уве­рял: “Сча­стье — это ко­гда те­бя по­ни­мают”. А как бы ска­за­ли вы?
У ме­ня про­ще... Или слож­ней? Сча­стье — это ут­ро, ко­гда про­сы­па­ют­ся де­ти, и я про­бу­ж­да­юсь вме­сте с ни­ми. Ча­с­то, воз­вра­ща­ясь до­мой, на­блю­даю та­кую кар­ти­ну: Ва­ря тан­цу­ет, а Фе­дя кру­тит­ся ря­дом, пы­та­ясь ко­пи­ро­вать се­ст­рич­ку. В эти ми­ну­ты чув­ст­вую та­кое уми­ро­тво­ре­ние, ко­то­рое не­воз­мож­но срав­нить ни с чем. Я по­ни­маю, что они есть. Ра­ду­юсь, ко­гда по­лу­чаю при­гла­ше­ние сни­мать­ся в ка­кой-ни­будь хо­ро­шей ис­то­рии. Но не­ве­ро­ят­но ску­чаю по ним... В об­щем, сча­стье — это моя ка­ж­до­днев­ная жизнь.

Поделись с подружками :