Театральный роман Нелли Уваровой

Поделись с подружками :
Мало кому удавалось за столь короткий  срок добиться всенародной любви и признания... Нелли Уваровой понадобилось всего восемь месяцев — именно столько  длились съемки сериала “Не родись красивой”. Однако в лучшем “мыле” минувшего сезона поставлена точка, и любимица зрителей “Катя Пушкарева” отправилась в свободное  плавание...
Чем занимается Нелли сейчас? Рассказываем: вот уже шестой год продолжает работу в труппе Российского Академического молодежного театра (РАМТ) и ныне играет роль в пьесе известного британского драматурга Тома Стоппарда (по его произведениям были сняты фильмы “Влюбленный Шекспир”, “Розенкранц и Гильденстерн мертвы”) “Берег Утопии”. Помимо этого, актриса ведет ток-шоу “Красавицы” на украинском телевидении (поэтому регулярно наведывается в Киев) и выступает лицом Дома моды “Зималетто”, появившегося после завершения сериала.

В целом приятно констатировать, что интерес зрителей к Уваровой не пропадает — почитатели ее таланта оказались людьми преданными и настойчивыми. В этом я убедилась лично, придя на запись шоу “Красавицы”. После окончания съемок Нелли плотным кольцом обступили поклонницы (удивительно, но мужчин в числе жаждущих прикоснуться к знаменитости не наблюдалось) — каждая хотела сфотографироваться и заполучить автограф... Актриса терпеливо позировала, улыбалась. В конце концов Нелли спас администратор, повелев охотницам за раритетными снимками отпустить звезду.

Помня о предшествующих нашему с Нелли интервью многочисленных переговорах, я немного опасалась: получится ли интересный разговор (а в глубине души была уверена, что коварная звездная болезнь успела поразить девушку с редким именем). Признаюсь: жестоко ошибалась и в ходе беседы сделала два открытия. Первое: Нелли — потрясающий рассказчик. Каждую фразу она  проигрывает: изображает того, о ком говорит, делает удивительно точные паузы. Ее постоянно меняющееся лицо просто завораживает. Второе: глядя в огромные глаза Нелли Уваровой, так и хочется выболтать какой-нибудь секрет, поделиться своими переживаниями. Эта девушка настолько располагает к себе... Может, потому Нелли и пригласили вести ток-шоу? Правда, и сама она, похоже, не привыкла создавать о себе легенды и говорит только то, что думает на самом деле...

Нелли, на данный момент театр в вашей жизни занял ведущую роль. Насколько органично себя чувствуете в театральной среде? Вы ведь окончили киноинститут?
Все четыре года обучения во ВГИКе я была нарасхват, меня приглашали операторы и режиссеры с параллельных курсов. Они внушали: “Ты — актриса кино! У тебя амбивалентная внешность...” И с озвучиванием у меня всегда все получалось быстро, четко... И хотя мне хотелось в театр, я себя убеждала (с театральным вздохом): “Нет, все-таки кино!”

Но в попытке предложить услуги в театре я себе не отказала, и меня взяли. В Российский Академический молодежный театр. После этого я уже не думала: кино — не кино... Конечно, хочется себя пробовать и на съемочной площадке, но в театре на самом деле я себя чувствую гораздо уютнее, потому что там идет работа каждый день. По миллиметру, по сантиметру... Я не тот человек, который любит сидеть и ждать новых проектов. Вот поучаствовал в одном, а через полгода будет следующий. Мне надо каждый день что-то делать и о чем-то мечтать. Театр в этом смысле — огромная школа и каждодневный труд. Очень важный для артиста.

Многие актеры из-за таких жестких рамок отказываются от работы в академических театрах...
Есть такое. Но, мне кажется, с этим не только актеры сталкиваются. Например, у спортсменов свои ограничения. Нельзя сказать, что актерская профессия обедняет. Нет. Но издержки присутствуют. Бывает, близких людей теряешь, потому что они не могут принять твой образ жизни. Это всегда очень больно, но объяснить мотивы своих поступков практически невозможно. Либо человек с тобой одной крови, либо нет. И даже среди родственников находятся люди, не понимающие, как можно, допустим, не приехать на свадьбу к двоюродному брату... Ведь, по их логике, все работают, тем не менее находят время. А для меня это невозможно. Существует на два месяца вперед расписание спектаклей, съемок, гастролей... Не знаю, может, лет через двадцать — тридцать я сама буду планировать свой график и решать, что играю в один день, а отдыхаю в другой. Но пока... Если в расписании стоит спектакль, то ничего с этим не поделаешь.

“Я стараюсь себя как можно больше занять и загрузить работой”

Насколько вам комфортно в такой ситуации? Вы уже с собой договорились, расставили все точки над “i”?
Нет. Признаюсь честно, всегда тяжело выбирать в чью-то пользу. Пытаешься нивелировать негативные последствия для себя и близких, но есть еще понятие долга, обязательств. Во взрослой жизни каждый с этим сталкивается, поэтому не думаю, что это исключительно моя проблема...

В связи с этим можно считать — вам повезло: ваш муж Сергей Пикалов работает с вами в одном театре, да и на съемках сериала вы часто виделись — он был одним из режиссеров. Кстати, Сергей не был против того, чтобы вы снимались в этом “мыле”?
Сережа начинал этот проект, но не с его подачи я пришла на пробы. Меня пригласил главный режиссер Сергей Назаров, который считал, что роль Кати — моя. Но с мужем, конечно, я советовалась. Тем более для него это был второй подобный проект — Сергей снимал “Талисман любви”. А он, можно сказать, умыл руки: “Наберусь смелости ничего тебе не советовать.” Как любящий человек он не хотел, чтобы я играла, но как профессионал и тоже творчески жадный, понимал, что надо! Если бы Сергей встал на пути, то чувствовал бы вину, что не позволил мне попробовать. Хотя мне трудно что-либо запретить, но это могло бы стать причиной нашей ссоры. Поэтому я сама определилась.

Как он пережил стремительный взлет вашей популярности?
Наверное, нам повезло, что мы вместе делали одно большое, как выяснилось, дело. Не замахивались на что-то недосягаемое. Но поскольку все происходило поэтапно, и его роль была не меньше моей, то... Все артисты уставали, и ему тоже было очень трудно.

Параллельно у него еще состоялась премьера спектакля в театре, где он играет главную роль.
Но, приходя на съемочную площадку, он заряжал всех такой энергией. Я смотрела и думала: откуда что берется?

И я была свидетелем — Сергей каждому находил доброе слово...  Насколько актеры нуждаются в похвале?

Сергей как артист и сам очень любит, когда его хвалят... Мне тоже приятно, но не могу сказать, что меня это как-то двигает. Оглядываясь назад, вижу, что в те моменты, когда в меня не верили и говорили, что я не справлюсь, во мне просыпалась какая-то сила, и я начинала прыгать выше планки. Своей же... Когда меня хвалят, это расслабляет. Так, для поддержания духа, иногда... Лучше, когда человек ничего не говорит, а просто в тебя верит и дает возможность работать. Наш руководитель Алексей Бородин не произносит в мой адрес дифирамбы: “Боже, как ты хорошо сыграла!” Таких слов от режиссера никогда не услышишь, но то, что он снова и снова приглашает меня в свои постановки — это комплимент. Еще в процессе съемок “Не родись красивой” мы репетировали пьесу “Берег Утопии”. Помню, как после ночной смены нас вызвали на читку. Очень сложный материал, много персонажей...

Том Стоппард из Лондона приехал. Началось распределение ролей — самый волнительный момент. И вдруг мне говорят: “Вы — Мария Огарева, красивая женщина тридцати шести лет”... Я подумала, что, видимо, кто-то что-то напутал...

Женщина тридцати шести лет? Я могу пятидесяти-, шестидесятилетнюю сыграть... Но такого возраста! Это не просто трудная задача для молодой актрисы, а суперсложная. Этот возраст, мне кажется, должна играть женщина с опытом.

Еще и с формулировкой “красивая”... Предложение на тот момент звучало, как издевательство. У нас в театре масса актрис, и режиссер между ними так распределил роли, что никто подобного не ожидал. И за это я ему благодарна.

“Я доверяюсь своей интуиции и делаю то, что мне интересно”

Нелли, что вам — человеку творческому — дает ощущение полноценности существования в профессии?
Артисты по-разному относятся к моменту саморепетиций. У кого-то это с одиннадцати утра и до половины третьего дня, от звонка до звонка, а другой сутками думает о роли, и все ситуации, которые с ним происходят в жизни, моделирует под героя: а вот если бы... Я стараюсь себя как можно больше занять. Даже когда отдыхаю, мне хочется что-то делать. Не умею просто лежать на пляже, ни о чем не думая. Или вот сейчас я приехала в Киев всего на два дня. Съемки в жестком режиме: с поезда — в студию, из студии — сразу в поезд, но взяла несколько книг: Чехова (спектакль “Три сестры” мы не играли полгода, и надо оживить в памяти пьесу), “Игра в любовь” Ксении Духовой — это просто мечты о будущей постановке, у которой еще нет режиссера, нет сцены, а есть только актрисы, которые со мной разделяют интерес к этому материалу. Несколько книг в компьютере — они со мной всегда, и я просто люблю их перечитывать. Понимаю, что зря тащу с собой столько — наверняка все не прочту, но мне хочется! У меня жажда. Есть время или нет — неважно.

Пусть на две минуты, но я открыла “Игру в любовь”, прочла три строчки, и они оказались, как ни странно, кстати и применимы к программе “Чего хотят мужчины”, которую снимали... Все само собой — одно тянет другое. Я отвлекаюсь на что-то определенное и вдруг понимаю совершенно иное. Пыталась сконцентрироваться на чем-то: вот заучу текст, буду его обдумывать — нулевой результат. Одно время мне казалось, что, разбрасываясь, ничего не добьюсь, не сделаю. Но потом поняла, что, занимаясь только чем-то одним, делаю неверно. Я начинаю “тупить”, мне становится не интересно, быстро устаю, раздражаюсь и так далее...

Словом, вы стремитесь объять необъятное?
(Почти испуганно.) Да... Я не могу, допустим, репетировать один спектакль. Если в театре занята только в одной постановке, сама придумываю, чем бы еще себя загрузить. Как вот, например, эта история с “Игрой в любовь”. Ищу режиссера...

А муж не хочет помочь?
Хочет, но его объемы другой работы захлестывают. Я Сереже рассказываю все, делюсь с ним, что нашла вот такие рассказы. Понятно, что это не драматургия, но когда из-за одной фразы слезы на глазах... Как этого в театре добиться? Я читаю книжку пятый раз и ровно в одном и том же месте у меня комок в горле. Хочется достичь такой же простоты в общении со зрителем, но так, чтобы точно било в цель. У меня нет пока ключа к этому материалу, но книга со мной.

А что вы думаете о таком понятии, как преданность одному театру? Юрий Яковлев, например, возвел служение именно своему театру в ранг долга...
Придя в РАМТ, я решила, что для начала осмотрюсь: ведь о театре ничего не знала. Поэтому старалась понять, что он собой представляет. Отработала сезон, мы расстались на лето... Я с таким нетерпением ждала двадцатое августа, когда у нас был сбор труппы! Просто с дрожью... Мне хотелось в этот коллектив. Сначала, разумеется, привлекли люди, а потом уже и стены стали родными... Гримерная — это единственное для меня святое место на Земле. Отчасти это даже больше мой дом, чем квартира, в которой живу. Первые годы в театре все происходило в гримерке — и признания в любви, и празднование дней рождения. Я даже в ней ночевала... Хотя нас там пять человек, у каждого есть свой угол. Я очень привязываюсь к местам и скучаю по ним.

Ваша гримерная может одних людей принимать, а других нет, служить своего рода проверочной площадкой?
Когда я пришла в театр, меня сначала ни в какую гримерную не распределили. Гораздо позже как-то сказали: “Ты будешь в пятнадцатой”. Не зная, что это означает, я пришла к костюмеру, который заведует ключами от комнат, и произнесла: “Мне сказали, что я буду в пятнадцатой”. Возникла долгая пауза, после которой она выдавила: “Ты?! В пятнадцатой?!” Думаю: “Боже, что там такое происходит?” Заветная комната оказалась в конце коридора, и костюмер с таким неудовольствием меня туда вела, что я поняла: я недостойна пятнадцатой гримерки! Не-дос-той-на! Раз такое огромное разочарование случилось у этой женщины...

Но я все же попыталась разобраться, в чем загадка, в чем секрет. И тогда эта строгая дама сказала: “Это единственная гримерка, где два — это слово она произнесла с особенным нажимом — замка, и если все остальные комнаты девочки не закрывают, то эта дверь всегда на замке! Пришел, открыл, вышел, закрыл! Ясно?” Я поняла, что тут сложились свои традиции и, честно говоря, была напугана. Мне казалось, там находятся какие-то монстры — взрослые актрисы, у которых своя атмосфера, куда я никак не впишусь. Оказалось все наоборот. Меня встретили прекрасно, показали мой стол, на котором уже стояли цветы, чтобы мне было приятно... И сразу жизнь завертелась.

Нелли, коллеги не завидовали вашему успеху?
Откровенной, неприкрытой ревности не было. То ли люди умные, мудрые, то ли просто все заняты собой и нет им дела до того, что рядом происходит. Так складывается, что мужчины, скорее, подшучивают надо мной, и я понимаю, с чем это связано... Такие большие проекты приносят финансовый успех. Когда подъезжаешь к театру на собственной машине, а кто-то не может такого себе позволить... Но дело здесь не в профессии, как ни странно. В этом смысле мне никто не завидовал — наоборот, очень жалели. Люди, которые хотя бы раз сталкивались с жесткими рамками, понимают, насколько сложно бывает работать. Весь год, помимо участия в съемках, я играла спектакли и считаю, что это меня просто спасло. Иначе бы не выдержала. Мне нужно было переключаться.

Работа не увлекает вас настолько, что для другого сил не остается?
Такие мысли постоянно приходят, потому что хочется и одного, и другого... А реально надо дожить до какого-то числа, доделать работу, а вот потом... Но появляются другие задачи, и забываешь, что себе планировал в житейском смысле. Вспоминаешь только тогда, когда тебя припирает к стенке, то есть постфактум. Жизнь сама расставляет акценты. Я доверяюсь интуиции и делаю то, что мне интересно.

Новый год хотя бы отмечаете? Это важный для вас праздник?
Важный. Я о нем думаю. Это та ночь, когда надо остановиться, отказаться от бурных вечеринок, носящих массовый характер. Конечно, для артиста новогодний вечер — хорошая перспектива заработать на отдых. Но я лучше не поеду в то место, куда мне очень хочется летом, и Новый год встречу дома, с родителями. К этому я не сразу, а постепенно пришла. Когда-то, наоборот, хотелось на свежий воздух, с друзьями, или заработать. Возраст, наверное...(Иронично и задумчиво.)

Какую-то новогоднюю традицию соблюдаете?
Написать на бумажке желание, сжечь ее, бросить в бокал с шампанским под бой курантов и выпить. Вся наша семья — и бабушки, и дедушки — так поступает. Но надо хорошо подумать, что загадывать. Если очень сильно чего-то хочешь, это обязательно произойдет. 
Поделись с подружками :