Простые истины Ольги Арнгольц

Поделись с подружками :
“Похожи, как две капли воды”, — говорят о сестрах-близнецах те, кто не знаком с ними лично. “На самом деле мы с Татьяной совершенно разные!” — уверяет наша героиня актриса Ольга Арнтгольц.
Успешные, красивые, счастливые — такими зрители видят их на экранах теле

Краткая Фильмография

“Выхожу тебя искать — 2”,
“Бомба”, “Пираньи” (2012)
“Пандора” (2011)
“В лесах и на горах”,
“Выхожу тебя искать” (2010)
“Лапушки” (2009)
“Глянец” (2007)
“Зачем тебе алиби?” (2003)
“Простые истины” (1999)
визоров, знают по многочисленным публикациям в прессе, в которой отслеживается каждый шаг звездных девочек. Не секрет, что интерес к их персонам подогревается не только талантливыми работами на сцене театра и в кино, но и подробностями личной жизни. Особую заинтересованность вызывает вопрос о том, как им с одинаковой внешностью живется в рамках актерской профессии, где лицо — визитная карточка и один из главных козырей в борьбе за роль. “Легко!” — призналась Ольга в недавнем интервью и объяснила, почему. А еще с удовольствием рассказала о любимой профессии, о съемках в фильме “Бомба” компании Star Media, которые проходили в Киеве, и поделилась рецептом внутренней гармонии.

Ольга, вы родились и выросли в артистической семье, учились в актерском классе, после окончили Высшее театральное училище им. М. С. Щепкина. Наверное, с детства точно знали, что свяжете жизнь только с этой профессией?
У меня вообще не было мыслей о том, чтобы стать актрисой! Более того, мы с сестрой никогда не хотели этого: с первого класса учились в обычной школе, а после девятого могли выбирать профиль, на который будет делаться уклон в десятом и одиннадцатом. Направлений было много: юридическое, экономическое, гуманитарное. Но остановились на... театральном. (Улыбается.) Попасть в эту школу было очень трудно! Однако родители решили: пора девочкам учиться у хороших педагогов и в хорошем учебном заведении, где есть дополнительные предметы, такие как литература, история кино. Это был тот единственный раз, когда они устроили нас “по блату”. Мы же с Таней совершенно не желали в будущем выходить на сцену. Однако программа обучения включала уроки танцев, мы много занимались голосом, нам ставили речь. И в один прекрасный момент что-то в сознании щелкнуло: к концу десятого класса мы одновременно друг другу сказали: “Я буду поступать в театральный!” А когда делали выпускной спектакль, все уже было очевидно. Родители тоже видели в нас актрис, педагоги настаивали на том, что нам надо поступать только в театральное училище. Словом, иных вариантов не оказалось.

Покорять столицу вы с Татьяной приехали из Калининграда. Расскажите, как начиналась творческая жизнь в Москве.

Сложно было, наверное, без семьи — без папы с мамой. Для нас с Таней это стало основной проблемой. Мы росли дома и были всегда “прикреплены” к родителям — и физически, и сердцем. Они — родные люди, с которыми мы, несмотря на расстояние, духовно становимся только ближе. Поэтому главная проблема заключалась в отрыве от них, от уютного дома. В остальном не возникало сложностей — учились, работали, все четыре года жили в общежитии, и нам все нравилось. Были ребята у нас в группе, которые снимали квартиры, но лично я считаю, что через жизнь в общежитии стоит пройти. Я бы не хотела ничего менять: студенческие годы быстро пролетели — мы и не заметили, как стали самостоятельными.

Вы с сестрой — близнецы. Интересно, режиссеры предлагают вам пробоваться на одни и те же роли?
Думаю, мы актрисы разного типажа, потому крайне редко бывает так, что нас рассматривают на одну роль. Это происходит только в тех случаях, когда Таня по какой-либо причине в этот момент не может сниматься. Все говорят, что она жестче, а я мягче: наверное, от этого и отталкиваются.

Бывали случаи, когда вы заменяли друг друга на съемочной площадке?
Никогда! Даже когда у Тани были проблемы с ногой и мне предложили сыграть вместо нее на каких-то общих планах, я ответила категорически: “Нет!” Это Танина работа, и я в нее не вмешиваюсь никаким образом. У любого актера может возникнуть чрезвычайная ситуация, но ведь ни у кого нет таких дублеров.

Знаю, что вы не только снимаетесь в кино, но и играете в театре.
Я считаю, что только театр способен дать артисту опыт, мастерство, какую-то внутреннюю наполненность. Потому что сцена — это возможность репетиций. В кино все происходит очень быстро. Например, мы сняли эпизод, а после я поняла: вот это не доиграла, а здесь не успела отрепетировать. Однако ничего уже не изменить. В кино процесса нет, а в театре есть. Безусловно, съемки также часть актерской профессии, но это совершенно другое производство. Мне кажется, артист обязательно должен выходить на сцену, потому что без нее происходит мельчание. Театр в этом смысле честнее: он показывает, насколько актер профессионален, ведь там он гол, его нечем прикрыть — ни монтажом, ни светом, ни звуком. Для меня нет ничего более интересного, чем репетиции, подготовка. Я ненавижу “вводиться” в спектакль и никогда на это не соглашаюсь, за редким исключением — если мне очень нравится материал. Но не могу сказать, что театральная деятельность мне ближе: кино и театр — два полюса, даже технически, и каждый по-своему дорог.

Доводилось играть в картинах разных жанров. Какой предпочитаете?

В этом смысле у меня нет пристрастий — пробовать себя интересно во всех. Но очень хочется, чтобы был хороший материал, а вся команда работала слажено, чтобы удавалось находить общий язык с партнерами и хватало времени репетировать, честно выполнять свою работу. К сожалению, зачастую, когда присутствует одно, нет другого...

Признайтесь: наверняка у вас, как у многих актеров, есть роль-мечта.
Люблю пьесу Чехова “Платонов”: в ней бы мне хотелось сыграть. У меня уже был небольшой опыт в институте, когда исполняла отрывок из нее. Еще в театре с удовольствием поработала бы над ролью Лары из “Доктора Живаго” — эта героиня мне очень импонирует.

А Лика из фильма “Бомба”, в котором вы недавно снялись? Какой вы ее видите?
В начале фильма моя Лика предстает этакой комсомолкой, не подозревающей, что позже ей придется бороться за собственную жизнь. Как мне кажется, для нее такая ситуация становится полной неожиданностью. Война, блокада ломают в ней все, обстоятельства просто скручивают, и от безмятежности не остается и следа — лишь тень. Так складывается, что рядом нет любимого человека Ивана, зато появляется Никита, спасший ее от смерти, за которого она из чувства благодарности выходит замуж. Спустя почти десять лет они с Иваном снова встречаются и понимают, что ближе у них никого нет... Вот такая история.

На ваш взгляд, так могло случиться в действительности? Вы верите в любовь, способную преодолеть все трудности и расстояния?

Я верю в то, что чувство может спрятаться где-то глубоко-глубоко, спать какое-то время, если происходит разрыв с близким и дорогим для тебя человеком, как это было у Лики и Ивана. В жизни каждого могут появиться другие люди, но при встрече настоящая любовь обязательно проснется, воскреснет. Не сомневаюсь, что так бывает.

Говорят, играть влюбленность очень непросто. Какие отношения сложились у вас с Алексеем Бардуковым, исполнившим роль Ивана?
Мы познакомились только на съемочной площадке, но с первого дня все было замечательно. Я всегда доверяю партнеру, стараюсь как-то “включиться” в него. С Алексеем отлично работалось в кадре: мне кажется, Иван абсолютно его герой — светлый, легкий.

Вы сразу приняли предложение сыграть эту роль?
Все случилось как-то очень быстро: я изначально даже не успела прочитать весь сценарий и была в курсе событий лишь общей истории. Так как съемки начинались с завязки сюжета, хорошо знала, что происходило в юношеский период жизни главных героев. Но позже, “заразившись”, за день проглотила все восемь серий: мне очень понравился сценарий! Это, прежде всего, рассказ о человеческих взаимоотношениях — война идет неким фоном. Здесь показано, как ломаются судьбы: люди любят, расходятся, пытаются полюбить опять — быть может, не тех... Со временем герои меняются: мне как актрисе есть что играть. К тому же военный период — это всегда интересно, ведь не так много у нас снимается таких картин.

Есть ли у вас и вашей героини общие черты?
Режиссер мне все время напоминает, что Лика вся из себя такая учительница, обязательная очень. Наверное, во мне тоже есть эта обязательность и “учительство”.

Умение наставлять, руководить — вполне режиссерские качества: у вас не возникало желания попробовать себя в этой сфере?
Нет, не чувствую такого таланта. Думаю, это не должно делаться лишь для того, чтобы удовлетворить какие-то амбиции. Если ты видишь и чувствуешь, что можешь участвовать в этом процессе, тогда стоит начинать. Я не ощущаю в себе желания и не вижу возможности снимать кино. Зато точно понимаю: то, чем занимаюсь сейчас, — мое, и я нахожусь на своем месте. Иногда могу немного подсказать, но никогда не указываю, как снимать. Что-то придумываю в сцене, но поставить весь фильм или спектакль на данный момент точно не смогу.

Актеры порой признаются, что для них игра — лучше любого психотерапевта. Почему?
Наша работа забирает ненужную энергию, позволяя выбрасывать то, что накоплено неприятными моментами в жизни. Мне было бы очень трудно без этого ремесла, потому безумно благодарна судьбе за то, что все так складывается. Признаваясь в любви к своей профессии, я абсолютно честна.

Мы все время говорим о работе, а как вы снимаете напряжение после трудового дня?
Отдохнуть помогают хорошие фильмы: очень люблю смотреть кино, просто безумно! Везде — дома, в кинотеатре, и от этого получаю огромное удовольствие, положительные эмоции и впечатления. Обожаю ходить в театр, наверное, потому, что моя профессия не является для меня работой в привычном понимании, и это, на мой взгляд, прекрасно. А вообще, предпочитаю спокойный отдых. Ведь прежде чем начать заниматься физической нагрузкой, надо расслабиться. Поэтому, когда попадаю за границу, гуляю: причем передвигаться предпочитаю не на машине, а пешком. Состояние гармонии, покоя морального и физического — что может быть лучше?!
Поделись с подружками :