Анастасия Стоцкая: "Точки расставлены!"

Поделись с подружками :
Она уже давно не эпатирует публику пикантными выходками и заявлениями о том, что навсегда покидает шоу-бизнес. Напротив! Остепенилась, кардинально изменила имидж, записала новую песню, сняла клип и окончательно вернулась на сцену.
Рыжие никогда не бывают простыми людьми: их буквально пометило солнце — вот и Настя на сцене больше похожа на солнце”, — сказал о Стоцкой режиссер Сергей Проханов. А эпа­тажный Борис Моисеев назвал “мега-гранной”. Сама исполнительница признается: теперь ее основная роль — мама, но о профессии она не забывает. О том, что произошло в ее жизни за время академотпуска, сотрудничестве с королем российской поп-сцены Филиппом Киркоровым и звездным братом актером Павлом Майко­вым она откровенно рассказала в интервью нашему изданию.
     
Анастасия, вашему ребенку два года, а вы активно занимаетесь творчеством. Муж не возражает?
Сергей меня любит и уважает, поэтому не хочет ограничивать ни в чем. Он понимает, что без профессии я буду себя чувствовать некомфортно и неполноценно. Когда сидела с малышом дома, супруг спрашивал: “Ты собираешься продолжать работать?” Ведь он меня полюбил, когда я вела активную концертную деятельность, была самодостаточной. Возможно, многим мужчинам удобно, что женщина зависима от них, но, думаю, со временем она становится им неинтересна. Я это прекрасно понимаю, потому творчество не оставлю.

Пишут, что воспитывать сына вам помогает экзотическая няня. Это дань моде?
У нескольких наших друзей няни — филиппинки. Друзья очень довольны, ведь с малых лет ребенок приучается к английскому языку. Помимо ухода за малышом няня занимается уборкой и балует нас кулинарными изысками. Но главное — сор из избы выносить не станет, так как совсем не говорит по-русски.

Многие, выбирая помощницу, предпочитают немолодых и непривлекательных, чтобы муж случайно не заинтересовался...
Нашей няне двадцать шесть лет. Я искала как раз симпатичную: ребенка должны окружать красивые люди, а своему мужчине я доверяю. К тому же филиппинки весьма экзальтированны. Не думаю, что она может заинтересовать моего супруга.

Что-то изменилось в ваших отношениях с появлением малыша?
Сашенька был очень желанным для нас обоих. Сергей всегда хотел сына, и я с самого начала не сомневалась: родится мальчик. Мне приятно наблюдать, как муж ласково общается с ним, интересуется успехами. Он даже одежду Сашеньке покупает сам. Мой Сережа — сильный, решительный, но когда держит сына на руках, становится очень трогательным. Я все больше влюбляюсь в него!

Сергей — армянин. Как живется с кавказским мужчиной?
Мой супруг — современный человек, который половину своей жизни провел в Москве. В пятнадцать лет переехал из Еревана, начал работать, получил экономическое образование. Сейчас у него несколько фирм, в том числе ресторанный бизнес. В доме его родителей достаточно демократичные устои. Но главное, что он сам чтит семейные ценности. Для меня это очень важно. А будущее семьи зависит от женской хитрости, умения соглашаться и уступать. Нужно уважать мужчину и иногда помалкивать. В наших межнациональных отношениях есть свои нюансы, но плюсов больше. Мне очень повезло, что я встретила Сергея и что именно он — отец моего ребенка.

Вы сразу поняли, что Сергей и есть тот единственный?
Мое мнение о нем складывалось из мелочей. Он много рассказывал о своем детстве и родителях. Я видела, как он относится к семье, близким, заботится обо мне, ухаживает, когда болею. И в какой-то момент поняла, что хочу от этого мужчины ребенка.

Интересно, какими качествами вас привлек Сергей при первом знакомстве?
Он серьезный, рациональный, более земной, в то же время хорошо разбирается в искусстве, живописи. Я всегда мечтала связать жизнь с человеком, не работающим в шоубизнесе, театре или кино.

Чем же вас не устраивают представители творческих профессий?
Эти люди считают себя цент­­­­­ром вселенной. Если оба супруга заняты в искусстве — это не семья, так как они почти не будут видеться. Обычно в таких тандемах всег­да присутствует доля соперничества и профессиональ­ная рев­­ность. Мужчины-артисты чаще всего свободных взглядов на отно­шения, а для меня это неприем­лемо.

Неужели вы, Анастасия, — ревнивая жена?
Да, и мой муж тоже! Поэтому я не хожу ни на какие тусовки. Я уже выросла и понимаю, что для меня действительно важно.

Супруг ездит с вами на гастроли?
Очень редко: он не любит появляться перед телекамерами, не дает интервью, не хочет публичности, и я этому рада. Значит, ему нужна я, а не известность певицы Анастасии Стоцкой. Иногда он приходит на мои выступления, но в качестве зрителя. Огорчает лишь то, что всегда есть завистники, которые могут сглазить наше счастье...

Вы суеверны?
Считаю, что личную жизнь не стоит афишировать. Проживем лет двадцать, возможно, тогда и расскажем о себе.

О свадьбе тоже не расскажете? Вы расписались незадолго до появления ребенка. Почему?
В начале нашего общения я сказала Сергею, что никогда не хотела ставить печать в паспорте. В связи с бумажной бюрократией, постоянными разъездами как-то не получалось зайти в загс. Но потом все-таки решились. У нас не было пышного торжества: я была уже на сносях — дней через десять родился Сашенька. Даже мой родной брат Павел и родители не присутствовали на церемонии. Мы не обменивались обручальными кольцами: муж просто подарил красивое кольцо с бриллиантами. Вечером собирались пойти в ресторан отметить это знаменательное событие, однако у него появилась необходимость в срочной бизнес-встрече. Но мы планируем в будущем сделать праздник для друзей и родственников. Наверное, когда подрастет ребенок, чтобы смог нести мамину фату. (Улыбается.)

Многие девушки мечтают о белом платье. Не обидно, что у вас не было ни кортежа, ни наряда невесты?
Это еще не залог счастливой семейной жизни. Белое платье я надевала множество раз для разных съемок. Когда примеряешь его, становишься на мгновение принцессой: к тебе приковано все внимание, и в такой вечер каждая девушка — настоящая звезда. В моей жизни это уже имело место. Потому никогда не хотела банальной церемонии, зато мечтала о свадьбе на далеком острове, в шатрах, чтобы для меня пели Стинг или британка Шадэ, а мы с же­нихом бегали босиком по золо­тистому песку. Хочется чего-то необычного. Лучше подарить этот день только себе, чтобы он запомнился на всю жизнь. Но такой сценарий требует огромных вложений, а у нас с мужем сейчас другие цели.

Кто в вашей семье заведует финансами?
В денежных вопросах я плохо разбираюсь, потому полностью доверяю супругу. Если хочу купить какую-то дорогую вещь, говорю об этом Сереже. Иногда ему нравится мой выбор, а порой он предлагает альтернативу. Я к нему всегда прислушиваюсь.

Чем вы балуете его?
Борщом! Ему всегда льстило, что любимая женщина, артистка стоит у плиты ради него. Когда Сергей попробовал мою стряпню, просто пришел в восторг! Я люблю готовить, а украинский борщ — мое коронное блюдо, которому училась у мамы и бабушки.

Всей семьей часто собираетесь?
Мы с мужем живем отдельно, но если мне нужна помощь, мама с отцом с удовольствием приезжают. А с братом Павлом видимся довольно редко, хотя он тоже живет в Москве. У него сейчас полным ходом идут съемки. Но недавно он сделал мне клип.

Любопытно, а в детстве вы дружили?
Тогда бывало всякое: ссорились, дрались, я часто ябедничала родителям, когда Павлик меня обижал. У нас большая разница в возрасте — он старше на семь лет. Павел сначала ужасно ревновал родителей. Когда я подросла, иногда брал меня на какие-то тусовки, где пели под гитару. Девочки, которые встречались с Павлом, нянчились со мной...

А потом вас опекал сам Филипп Киркоров: СМИ писали даже о ваших романтических отношениях...
У нас не было любовной связи! Он говорил, что относится ко мне, как к Галатее. Просто увидел талантливую девушку и как продюсер решил помочь мне максимально проявить себя. Естественно, я в него влюбилась... Но это не выходило за рамки “артистка — продюсер”.

Чем вас покорил Филипп?
Влюбляешься всегда вопреки. (Улыбается.) Но восхищало то, как он на износ работал на сцене, общался с людьми, насколько он разным может быть: одновременно строгим, сильным, суровым и ранимым, забавным, трогательным. Филипп очень хороший и добрый человек. Меня привлекло его чувство юмора, обаяние, бешеная энергетика, ум, умение владеть залом. В нем есть какая-то магия, гипноз — и это завораживает моментально. Чувство меня окутывало постепенно, но все же влюбленность была основана на восхищении Киркоровым как артистом: я понимала, что он никогда не будет рядом со мной.

Как думаете, он догадывался о вашей симпатии?
Естественно. Филипп мне много чего обещал. Может быть, в каких-то ситуациях он играл, а может, действительно, питал ко мне какие-то чувства. Нам самим это было не всегда понятно... Все исчезло без видимых причин: пришло ниоткуда и ушло в никуда. Вся эта история прекрасна и ужасна. К тому же тогда я была слишком молода. Возможно, выглядела опытной дамой, но в голове был сплошной ветер и максимализм — ни капли хитрости. Что думала, то и говорила. Часто неправильно себя вела, жила сплошными эмоциями. Наверное, что-то домыслила.

С тех пор вы изменились?
Я стала мудрее, сдержаннее в поступках и суждениях.

Когда вы были увлечены Киркоровым, хоть раз рассматривали его с позиции отца своего будущего ребенка?
Какие дети?! Я сама еще была ребенком. Мне было двадцать лет, а по внутреннему состоянию — не больше пятнадцати.

После вашего расставания Филипп говорил, что вы предпочли эстраде кухню. Какой была ваша реакция?
Для меня всегда важна гармония в личной жизни. Полностью отдаться сцене я не готова. Не могу положить свое благополучие на алтарь шоубизнеса. Передо мной пример мамы, которая всю жизнь заботилась о семье. Но это не значит, что я хочу сидеть дома и варить борщи. А Киркоров — максималист: он мужчина и может позволить себе отдаваться профессии всецело несмотря на то, что у него самого теперь есть дети. Конечно, мужчины тоже хотят иметь крепкую семью, потому что это тыл. Но он чувствует себя самодостаточным, когда успешен в своем деле. Для женщины это не так принципиально, что Фи­липпа раздражало. Он не понимал, как свой талант и перспективы можно променять на какого-то молодого человека.

В такой реакции проявился Киркоров — продюсер или мужчина?
Скорее, продюсер. Я могла поссориться со своим молодым человеком прямо перед выходом на сцену. Слезы в три ручья — я ничего не могла с собой сделать, потому что всегда была слишком эмо­циональной. Филиппа же это возмущало. Сейчас все иначе: я научилась разделять личные проблемы и работу. Даже если хочется всплакнуть, тут же переси­ливаю себя. Но когда с тобой Филипп Киркоров, кажется, будто можно все, ведь он всегда будет рядом. О нашем пятилетнем контракте вообще не вспоминала. Наверное, позволяла себе какие-то вольности — и избаловалась.

Но пора обид прошла?
Точки над “і” давно расставлены. Все-таки мы столько времени провели вместе, было много совместных побед и неудач. Я люблю и уважаю Филиппа как близкого родственника. Надеюсь, что это взаимно.
Поделись с подружками :