Один за всех - актер Ярослав Бойко

Поделись с подружками :
Киевлянин Ярослав Бойко в родном городе бывает нечасто. Нам удалось застать звезду на съемочной площадке: работа над новым фильмом — отличный повод для беседы об актерских буднях и праздниках.
Третий сезон криминальной драмы “Брат за брата”, который снимает телекомпания Star Media в украинской столице, —сюрприз не только для поклонников жанра, но и для почитателей Ярослава Бойко, исполнителя главной роли. Ведь, несмотря на киношный цейтнот, он нашел время ответить на вопросы “Натали”.

Ярослав, пишут, что вы снимаетесь в кино с пяти лет...
Это правда. Конечно, я еще ничего не понимал, но даже тог­да меня не смутил злой режиссер, свет софитов, суета на съемочной площадке, которая, каза­лось, никогда не заканчивается. Помню свой дебют до мелочей, как будто все было вчера. Съемки художественно-публицистического фильма проходили в одном из парков Киева неда­леко от рынка “Юность”. Роль мне доста­­лась очень сложная: стоять перед ка­мерой и рассказывать какие-то веселые истории. А их у ребе­нка в пять лет хоть отбавляй! Если не ошибаюсь, тогда собрали компанию из пяти-шести сорванцов, в числе которых был и мой друг Всеволод. Кстати, наши мамы тоже дружили и назвали нас в честь киев­ских князей Всеволода и Ярослава. На пробы вызывали по очереди, цепляли огромный микрофон, следовала команда: “Мотор!” Вся съемочная группа была в предвкушении смешных историй от детишек. Когда подошла моя очередь, я рассказал о том, как мы с товарищем ловили огромную рыбу, как переплыли — в свои-то годы! — реку Днепр. Словом, начался полет фантазии. Я просто сочинял, и мне это ужасно нравилось. Более того, все пришли в восторг: столько эмоций, просто не передать словами! Это сейчас я знаю, как все происходит в действительности, а тогда даже не догадывался. Но запомнил: кино — это безнаказанность и поощрение вранья, конечно, в хорошем смысле слова. По сути, мы проживаем на экране не свои жизни, а вымышленные, и порой несколько за один день. Нам необходимо перевоплощаться, носить другие имена, говорить чужие слова. Не удивительно, что в пять лет я был по-доброму ослеплен и увлечен кинематографом.

Краткая Фильмография

“Брат за брата — 3” (2014) “Берега любви”, “Шерлок Холмс” (2013) “Всегда говори “всегда” (2003–2012) “Домработница” (2011) “Мужчина для жизни” (2008) “Анна Каренина” (2008) “Осторожно, блондинки!” (2006) “Небо. Самолет. Девушка” (2002) “В августе 44-го” (2001)
В одном из интервью вы сказали, что, дабы вжиться в роль в сери­але “Неотложка”, вы ездили с врачами на вызовы. На какие еще испытания приходилось идти?
И такое со мной было... Тяжелая у медиков работа! Памятники людям этой профессии надо ставить. Но если честно, больше подобных подвигов с моей стороны не наблюдалось. Постоянное сотрудничество с творческими людьми, стремление передать на экране настоящие чувства — это и есть главные испытания. Если нет желания работать над собой, все усилия тщетны и не принесут результата. Зато сейчас я вживаюсь в роль милиционера и по стечению обстоятельств играю в футбол с ребятами, которые так или иначе имеют отношение к правоохранительным органам: несколько человек из нашей московской команды работают оперативниками, один служит в ФСБ. Мы с ними знакомы уже больше двенадцати лет. Иногда спрашиваю совет: как бы они поступили, что бы сказали в той или иной ситуации на месте начальника следствия... Не секрет, что у оперативников есть своя терминология, ее знают и понимают только в профессиональных кругах. Вот этим я и интересуюсь. С наработанным материалом подхожу к режиссеру. Потом сидим вместе, голову ломаем: как бы этот сленг эстетично подать зрителю.

Вы говорите о роли капитана милиции Игоря Светлова в сериале “Брат за брата”? Интересно, каким видите своего героя?
Я отдаю себе отчет, что на актере, который играет главную роль, лежит колоссальная ответственность за восприятие фильма зрителями в целом. Я уже столько пережил в образе Светлова, что мы с ним как одно целое. Даже перенял некоторые черты его характера. Более того, Игорь помог мне раскрыть качества, редко проявляющиеся в повседневной жизни. Светлов — еще той, советской, закалки, он — человек слова, не любит оставлять незавершенные дела. Судьба подбрасывает ему множество испытаний, ставит перед выбором, заставляет принимать жесткие решения. Он колеблется: уйти со службы и покинуть город, с которым у него связано много трагических воспоминаний, или остаться и отомстить за все обиды. Мой персонаж — волевой, сильный духом, желающий лишь одного: добиться правды и отплатить обидчикам. Признаюсь: мне нравится восприятие себя в разных образах на экране — где-то я настоящий, а где-то на первый план выходит мое актерское мастерство.

Что помогало добиваться достоверности?
Неспокойное и беззаботное детство. Задор, азарт, войнушки, игрушечные пистолеты — все родом из детства. Со мной столько историй случалось! Многое я сам прожил, как и большинство ребят. Просто в сериале это серьезнее, да и пистолеты “взрослые”. Сейчас легко игра идет, но маме тогда было со мной непросто! Современные дети иные: они отдают пред­почтение не игрушкам, а гаджетам, и ни за что не променяют их на пистолетики. Скорее, пару новых игр скачают и виртуально постреляют.

Как ваши дети воспринимают папу на экране?
Вспомнился такой случай: моему сыну Максиму было пять лет, когда снимали сериал “Неотложка”. После премьеры по телевизору подходит ко мне и говорит, как он мной гордится. Его папа — лучший: поубивал бандитов, разоблачил преступников. В общем, ребенок прыгал от радости, приговаривая, что ему повезло с отцом, который не только наводит порядок и спасает жизни, но еще и по телевизору папины заслуги показывают. Через пару дней возвращаюсь домой, а Максим встречает на пороге, переминается с ноги на ногу, опускает голову и говорит тихим голосом: “Папа, ты не обижайся, я тебя очень люблю, но Жан-Клод Ван Дамм все-таки круче”. (Смеется.)

Максим решил последовать вашему примеру? Вы видите его актером?
Пусть дети сами выбирают — они на мир смотрят своими глазами. Навязывать собственные мысли и взгляды — это совсем не в моих правилах. Если потребуется помощь или совет, могу направить, но определять их будущее я не вправе. Как-то я взял Максима на съемки, он посмотрел на весь процесс изнутри, то есть оказался по другую сторону экрана. Слава Богу, ему это не понравилось. Трансляция фильма по телевидению — лишь малая часть того огромного объема работы, который выполняют сотни людей. Смены по двенадцать часов, жизнь в вагончиках, суета, нервы. На самом деле актерство — очень тяжелая и изнуряющая профессия. Ее нужно только любить всем сердцем, иначе такой ритм тебя сломает. Я не знаю, что он выберет, когда вырастет, но после увиденного желание быть актером испарилось. А вот с дочерью Эмилией история иная: я ее тоже приводил на съемочную площадку — теперь она без ума от кинематографа!

Специфика публичной профессии — всегда быть на виду. Есть ли в этом положительные моменты?
Дорогого стоит уже то, что тебя на улицах узнают. Я как-то оформлял загран­паспорт. Очереди — невозможные, человек по тридцать стоит возле касс! И вдруг из одного окошка выглядывает девушка-менеджер и говорит, что актеры сегодня без очереди проходят. А лет восемь назад брал кредит: договор на шестьдесят страниц и на каждой подпись нужна — катастрофа! Сижу, как говорится, руку набиваю. В конце менеджер протягивает чистый листочек и просит автограф для мамы. Подумал, возможно, раз уж актер кредит брать пришел в наше отделение, почему бы не воспользоваться. Посмеялись мы с ним от души!

На съемочной площадке тоже курьезы случаются?
Там чего только не увидишь! Но один случай я, наверное, не забуду никогда. Снимали очередную серию “Неотложки”, где должен был появиться ОМОН. К тому же настоящие сотрудники этого ведомства! Пригласили человек десять: ребята все габаритные, крепкие, лица серьезные — лучше с ними не шутить. И вот режиссер объявляет репетицию, все артисты на площадке, отрабатываем мизансцены, и тут заходят омоновцы. Когда режиссер отвлекся, один из них наклонился ко мне и тихим голосом спросил: “Где этот наглец Харатьян?” Я удивился, потому что в “Неотложке” Дима не снимался. И тут он добавляет шепотом: “Не люблю я его. Сюда пришел только для того, чтобы сказать об этом. Не уйду, пока ему все лично не выскажу!” (Смеется.)

Вам с такими “вежливыми” поклонниками сталкиваться не доводилось?
Бывало всякое... Иногда требуют автограф, высказывают недовольство, если нет с собой фотографий, чтобы подарить на память как самым преданным почитателям, а заодно расписаться. Кое-кто даже претензии предъявляет!

Зрители нередко отождествляют актеров с конкретным образом, ждут определенных поступков. Как думаете, кто из сыгранных персонажей похож на вас?
Не люблю сравнивать несравнимое. Я — реальный человек, а мои герои на экране — выдуманные. Наши судьбы не пересекаются. Кино — это сплошной обман в благих целях, бутафория. Я могу сопоставить себя только с тем человеком, которым был раньше: сказать, чего достиг, в чем изменился, стал лучше, как поменялось отношение ко мне близких. А любой персонаж, появляющийся на экране в моем облике, — лишь картинка, не имеющая ничего общего со мной настоящим. Вот в том-то и заключается профессионализм актера, что он может перевоплощаться каждый день в вымышленного героя. Как ему это удастся сделать, чтобы зрители не заметили эту тонкую нить игры, — заслуга артиста, проявление его таланта, данного Богом.
Поделись с подружками :