По стечению обстоятельств: в объективе актриса Виктория Спесивцева

Поделись с подружками :
“Муза” и “Галатея” Андрея Жолдака — так называли эту женщину. Но, восхищаясь ее актерским даром, многие не сомневались: все в ее жизни сложилось удачно лишь благодаря мужу-режиссеру. Однако события последних лет убедили, что Виктория Спесивцева — вполне самодостаточна. И знаменитый супруг здесь ни при чем.
Украинские театралы полюбили ее за блестящее воплощение образов на лучших сценах Киева и Харькова, в том числе в знаменитых спектаклях скандально известного режиссера-авангардиста. Согласитесь: исполнить главные женские роли в постановках “Гамлет. Сны”, “Кармен”, “Не боюсь серого волка”, “Месяц любви” в трактовке Жолдака — дорогого стоит. А любители чувствительных love story с интересом следили за развитием их отношений: он — яркий и неординарный преподаватель театрального вуза, она — одаренная восторженная студентка. Готовый сюжет для современного романа. “Между нами вспыхнула сумасшедшая любовь. Представьте, какое внимание мы привлекли — скандал разразился на все учебное заведение! Андрея выгнали с работы, а мне еще три года пришлось учиться. Жить было негде. Он оставил семью, я ушла из дома...” — рассказывала Виктория в одном из интервью о времени, когда они еще не были ни богаты, ни знамениты. Говорила и о том, как родились сыновья Янек и Адам, и как чувствовала себя в роли вдохновительницы и боевой подруги гения, “великого и ужасного”. Но годы шли: заслуги эпатажного украинского маэстро признали не только на родине, но и за рубежом, где его постановки проходили с аншлагом. В том числе в Берлине, куда Андрей, представитель династии Тобилевичей-Тарковских, переехал жить и работать. 

А Виктория, его верная спутница, последовала за ним. Понимая, что теряет она как актриса, многие тут же окрестили ее “жертвой Жолдака”: мол, на артистической карьере может поставить крест. И хотя, оказавшись в новых условиях, она и сама быстро поняла, что в любимой профессии в Германии реализоваться вряд ли удастся, на судьбу не сетовала: “Немецкий язык для меня неродной, но у меня не было иллюзий, что и там создам имя. К тому же не могла позволить себе каждый раз оставлять сыновей, уезжая на гастроли”, — вспоминает она. Потому выбор — дети или сцена — сделала еще тогда, много лет назад, взвешенно и обдуманно. Так же, как впоследствии приняла решение... расстаться с Андреем Жолдаком и начать абсолютно новую жизнь.
О том, чем занимается украинская театральная звезда сегодня, она рассказала читательницам “Натали” во время нашей беседы, поводом для которой послужил выход на экраны украинско-турецкого фильма “Люби меня”, где ей досталась главная роль. Кстати, совершенно случайно — так сложились обстоятельства: режиссер Марина Ер Горбач отыскала Викторию в одной из соцсетей. Вот что из этого получилось.

Виктория, ваша героиня — девушка с непростой судьбой. Как бы вы ее охарактеризовали?
Для меня важно то, что и моя Саша, и история, положенная в основу сюжета, — очень узнаваемы. Саша — собирательный образ. Девушки с подобным воспитанием и представлениями о жизни для моего поколения — почти что норма. Нам с детства внушали: надо удачно выйти замуж. При красивой внешности для умной девочки это было несложно, если только она не влюблялась в “неправильного” парня. Им мог оказаться какой-нибудь сумасшедший, за которым она готова броситься и в огонь, и в воду, либо женатый человек, не планирующий уходить из семьи. Так и случилось с моей героиней. Советская система, плохо это или хорошо, научила нас верить в идеалы, в том числе любовь. Саша любила Александра, хотела родить ему детей, хотела счастья с мужчиной своей мечты. Увы, это не входило в его жизненные планы. Вот какую драму носила в себе эта женщина, однако верила, надеялась, ждала. Ее тоску и боль мне хотелось передать.

Как оцениваете ее действия с позиции жизненного опыта?
Я не могу оценивать — просто пониманию. Советов любящим женщинам давать вообще не берусь, хотя подобных историй в реальной жизни видела немало, и удивительно то, что именно с таким финалом. Но, по-моему, он не грустный и не открытый, а очень логичный. Получилось, как в шахматной игре: в свой день рождения, обиженная и оскорбленная поступком Александра, она сделала ход конем. Мне фильм очень понравился: и режиссерский почерк, и работа коллег — российских, украинских, турецких. Создалось приятное ощущение, что картина удалась
.
С интернациональной съемочной группой сотрудничать было легко, а как ощущаете себя в Германии, где живете почти десять лет?
Я с детьми и Андреем в Берлине с 2005 года. В моей жизни многое изменилось с тех пор. По профессии работала редко, но, слава Богу, только в хороших театрах и только в спектаклях своего бывшего мужа. Конечно, первые четыре года я была как в космосе, совсем не понимая людей и то, по каким принципам немецкое общество функционирует. С большим трудом привыкла. Но со временем, после окончания языковых курсов, начала лучше владеть немецким, и для меня многое открылось. Все-таки знание языка нельзя недооценивать. Когда я встречаю людей, которые хотят жить в Европе, мне интересно, а владеют ли они в достаточной степени языком той страны, куда собрались, или как минимум английским в совершенстве. Немцы начали меня уважать, когда я свободно заговорила на немецком. Но в это было вложено много сил и терпения.

С чем еще пришлось столкнуться?
В Германии у меня быстро закончились все амбиции: я сдавала экзамены, искала работу, но трудиться по моей профессии у меня не было шансов. Тогда я решила освоить другую, и это обучение профинансировало государство: два года изучала медицину, и теперь я — ассистент доктора и медсестра.

А когда в юности подали документы в театральный вуз, решение было обдуманным или тоже в силу обстоятельств? Например, “за компанию”, как часто рассказывают в интервью ваши коллеги.
Я поступала в театральный институт по своему желанию. Меня никто не понимал, ведь родители не из театральной среды, хотя семья по маминой линии музыкальная и все умели и любили петь. А папа был бы вообще прекрасным артистом, если бы выбрал это ремесло.

Интересно, русская прима-балерина императорского театра Ольга Александровна Спесивцева — не ваша родственница?
Нет, но я горжусь своей фамилией именно благодаря ей.

Когда-то вас называли “женой и музой эпатажного театрального режиссера Андрея Жолдака”. Как чувствовали себя в этом качестве?
Эти вопросы уже неактуальны. Я удивляюсь, почему же так получилось, что когда мы жили и творили в Украине, такие темы никого не интересовали. Теперь моя жизнь с гением закончилась: с ноября 2013 года мы больше с Андреем не вместе. Этот человек меня больше не интересует, и прожитые годы с ним мне пока еще не хочется вспоминать. Конечно, я была для него всем — и музой, которая его вдохновляла, и боевым другом, с которым он прошел тяжелый путь от непризнанного гения до режиссера, известного в Европе. Я была той, кто его всегда понимал и прощал, и козлом отпущения, на котором он срывался, избавляясь от негативных эмоций. Стала матерью его детей, которыми он сегодня так гордится, и артисткой, сыгравшей во многих его спектаклях, заодно оппонентом в творческом процессе в тех случаях, когда кто-то все-таки должен был быть с ним не согласен. Я была домохозяйкой, кухаркой и ответственной за его здоровье — словом, всем. Но это прошло. Навсегда! Теперь я живу для себя и детей, для мужчины, который рад быть просто рядом со мной, и я счастлива. Конечно, сыграть хотелось бы еще много чего, особенно в кино, но это уже как Бог даст. Раньше у меня были мечты достичь, доказать. Но потом я поняла, что самая прекрасная и важная роль в моей жизни — матери, и она еще не доиграна, потому что мамой я останусь до последнего вздоха, и надеюсь, что мои дети будут мне за это благодарны. 
Поделись с подружками :