Железная леди с хрустальной душой

Поделись с подружками :
Ее любят зрители, побаиваются представители прессы — за непростой характер, а режиссеры называют женщиной-мечтой: таланты этой актрисы оценили даже в Голливуде! Сама же Ирина АПЕКСИМОВА свою популярность воспринимает весьма спокойно и уверяет, что настоящий успех — это независимость от мужчин.
Ирина сейчас на съемках, вся в работе — перезвоните через пару недель”, — предложил мне агент актрисы в ответ на просьбу об интервью. Однако спустя недели и даже месяцы ситуация не изменилась — к счастью для постоянно занятной и, следовательно, более чем востребованной актрисы и к несчастью для меня, вновь и вновь пытающейся пообщаться со звездой.

Но, как говорится, стучитесь — и вам откроют. Собственно, и сама Ирина всегда жила именно по такому принципу: например, в вымечтанную Школу-студию МХАТ она поступала трижды. Дважды ей отказывали из-за специфического одесского говора. После первого вступительного фиаско Ирина вернулась в Одессу и год танцевала в кордебалете местной оперетты. После второго поехала в Волгоград — танцевать в кордебалете театра “Музкомедии” и избавляться от акцента, чтобы с новыми силами штурмовать вуз. В конце концов судьба улыбнулась ей, и в 1986 году Апексимова стала студенткой.

Самые известные роли в театре
Шарлотта (“Вишневый сад”), режиссер Эймунтас Някрошюс.
Проститутка (“Наш Декамерон XXI”), режиссер Роман Виктюк.
Агнесса (“Жаворонок”), Доримена (“Полоумный Журден”), режиссер Олег Табаков.
Елена Андреевна (“Дядя Ваня”); Марина Мнишек (“Борис Годунов”); Софья (“Горе от ума”), режиссер Олег Ефремов.
Катарина (“Укрощение строптивой”), режиссер Брайан Кокс.
Ее карьера развивалась стремительно. Дебютная работа в кино — фильм “Башня” Виктора Трегубовича, в котором начинающая актриса сыграла на первом же курсе института. После были “Мужские откровения” и “Му-му” Юрия Грымова: Апексимову начали узнавать. Съемки в голливудском “Святом” превратили в настоящую звезду экрана. А в 2000-м вся страна наблюдала за перипетиями в жизни ее героини из сериала “День рождения Буржуя”: Ирина была на пике славы. Но неожиданно белоснежная полоса сменилась черной... “Это был чудовищный год. Мы разошлись с мужем, тогда же разгорелся конфликт во МХАТе — серьезные разногласия между частью труппы и профсоюзами. Нас было пятеро — решивших, что лучше уйти из театра. Так в один день мы остались без работы. Тогда появилось ощущение беды... Хотя на самом деле это счастливый период: началась другая жизнь. Теперь я понимаю: чем тебе хуже, тем сильнее толчок к чему-то новому, прекрасному”, — признавалась Ирина годы спустя. Словом, Апексимова оказалась железной леди не только на экране, но и в жизни: выдержала, выстояла. И поднялась на новую высоту — открыла свое театральное агентство. “Мое творчество трудно назвать бизнесом, — говорила актриса. — Если бы я хотела выгоды, занялась бы малобюджетными спектаклями. Там было бы задействовано немного народа и недорогая декорация, помещающаяся в два купе, чтобы ездить по городам и весям. Так же и на телевидении: проще снять сериал, который и стоит дешевле, и его, увы, гарантированно будут смотреть, — в отличие от качественного дорогущего полнометражного кино. У меня одни только “Веселые ребята” стоят нескольких сериалов: имеются в виду не деньги, а душевные силы и энергозатраты, вложенные в проект”.

К счастью, энергии Апексимовой не занимать. Она из тех, кто успевает все и никому не признается, чего это стоит. Но даже вечный двигатель в какой-то момент, нет, не то чтобы изнашивается... Просто останавливается: остыть, передохнуть, перезагрузиться — чтобы действовать с новыми силами. В такие моменты человека словно выключают: вон он, мир, — где-то там, далеко. А вот она, я, — вся в себе, вне этого мира. Человек отгораживается от всех какими-то невидимыми, но при этом ясно читаемыми табличками, что-то вроде: “прием окончен”, “никого нет дома”, “приходите завтра”. Кажется, именно в такой “неприемный” день мне и довелось наконец пообщаться с Ириной. Но прекрасная артистка, интеллигентная, умная и тонкая женщина — совсем не то, что грозная продавщица советского продмага, захлопывающая дверь перед носом — дескать, “Обед!” и все тут. Можно достучаться, можно... Если настойчиво, но осторожно и по делу.

Краткая
Фильмография

“Комплекс полноценности” (2011),
“Эффект домино”,
“Книга мастеров”,
“Генеральская внучка” (2009),
“Телохранительница”,
“Антиснайпер-2: Двойная мотивация” (2008)
“Антиснайпер” (2007),
“Счастье по рецепту”,
“Палач” (2006),
“Есенин” (2005)
“Северное сияние” (2001),
“День рождения Буржуя” (2000–2001),
“Му-Му” (1998)
“Святой” (1997),
“Ширли-мырли”,
“Мужские откровения” (1995),
“Лимита” (1994)
“Мелочи жизни” (1992–1995),
“Башня” (1987)

Ирина, вы — постоянно в работе. Удается найти время для себя: расслабиться, книжку почитать?..
Знаете, я сейчас не читаю ни-че-го, — немного устало звучит в трубке глубокий, чуть хрипловатый голос, который ни не спутать ни с чьим другим.

Принципиально не читаете?
Да нет. Дело в том, что как раз недавно перечитала огромное количество литературы, драматургии. И в какой-то момент устала от этого. Теперь — я отдыхаю.

В начале 2000-х вы создали театральное агентство “Бал Аст”, где Роман Виктюк поставил “Кармен”, а вы исполнили главную роль. Несколько лет спустя продюсировали успешный музыкальный спектакль “Веселые ребята” с Дмитрием Харатьяном. Но в последнее время о вашей деятельности в этом направлении не слышно. Почему?
Потому что я работала исключительно артисткой. Я не бизнесмен: не люблю и не умею трястись над каждой копейкой. Из-за этого, бывало, вдруг понимала: кажется, меня обманули... Нормальный продюсер сначала думает, сумеет ли он заработать на проекте. А потом уже вкладывает или не вкладывает в него деньги. Я же действую наоборот. Хотя, с другой стороны, возможно, и того же спектакля “Кармен” не было бы, если бы продюсером был кто-то другой.

В 2008 году состоялся ваш режиссерский дебют — вы сняли детективную мелодраму “Спящий и красавица”. Каково это — оказаться “по другую сторону баррикад”?
Вообще-то, забавно и очень приятно. Мне сложно сказать, что отличает актерскую и режиссерскую профессии. Наверное, потому что я режиссером так и не стала: просто была актрисой, которая волею судьбы находилась, как вы сказали, по другую сторону баррикад.

Но, так или иначе, вы выступили солдатом в этой войне...
Именно солдатом — я не была главнокомандующим.

А кто же тогда главнокомандующий на площадке, если не режиссер?
Я решала сугубо литературно-художественные задачи. А все остальное — продюсеры.

Известно, что вы сыграли Анну Каренину в киноэссе “Дети играют в Россию” у самого Жан-Люка Годара...
Да, но с тех пор прошло уже лет двадцать. И нельзя сказать, что я играла Каренину, — это было что-то вроде фрагментов: своеобразный коллаж из образов русской классической литературы.

Фильм так никто и не увидел. Он испарился, кстати, как и сам Годар: летом прошлого года американские киноакадемики искали его, чтобы вручить “Оскар” за вклад в киноискусство, но не нашли.
Молодец Жан-Люк! (Смеется.) Он гений, что я могу сказать. Гений! И все они гении: и Годар, и Виктюк, и Някрошюс, с которыми мне доводилось работать.



Чем определяется понятие “гений” для вас?
Наверное, когда не могут найти. А вообще, тем, что он — Жан-Люк Годар, и ему совсем не нужно признание его гениальности массами. Говорите, чего же еще человек ожидает, выбирая публичную профессию? Это не так: он выбирает профессию, а то, что она публичная, — всего лишь обратная сторона медали.

Досье “Натали”
Родилась 13 января 1966 года в Волгограде.

Родные: отец — Виктор Николаевич и мать — Светлана Яковлевна преподавали в консерватории; брат — Валерий, музыкант.

Семейное положение: в разводе (с 1987 по 2000 год была замужем за актером Валерием Николаевым); дети — дочь Дарья.

Образование: Школа-студия МХАТ (мастерская Олега Табакова).
И что же подвигло на этот выбор вас?
Не знаю. Но не публичность — однозначность.

А когда появилось ощущение, что процесс обучения закончен и вы уже в профессии?
Точно не скажу... Но то, что это ощущение появилось, не значит, что я не учусь. Наоборот: если перестану расти и доказывать что-то кому-то — и в частности себе, — тогда я буду вне профессии. Тогда это шоу-бизнес или, как там называется, мир звезд и сериалов.

Для вашей дочери Даши тоже скоро настанет время выбора...
Она в этом году оканчивает среднюю школу. Учится всему тому, что и все дети в этом возрасте. Я не берусь отвечать за нее, чего она хочет от будущего: вот когда определится — тогда, наверное, даст интервью сама. (Смеется.)

Как вы думаете, чему она учится у вас, как у мамы?
А чему дети учатся у родителей? Всему и ничему, наверное. Она моя любимая дочь, единственная. И это, пожалуй, самое главное.

Ирина, как-то вас спросили о любимом городе: вы назвали Лондон, Венецию, Рим, Москву. А родная Одесса почему-то оказалась вне этого списка...
Да нет, она в нем. Но тогда я говорила о городах, которые красивы невероятно. А о сегодняшней Одессе я, к сожалению, не могу сказать, что она безумно красива. Я помню ту Одессу...

И какая она?
Без пластиковых стульев и искусственной зелени.

А о людях что скажете?
Люди тоже стали пластиковые и с искусственной зеленью. А та Одесса... Знаете, она была из красного дерева — во всем.

Но люди перестали быть искренними, безыскусными, увы, не только в Одессе.
Конечно, они повсюду: и в Москве, и в Киеве, и в Нью-Йорке — везде есть. Люди живут тем, чем их кормят, живут телевидением. И это ужасно! Хотя и красное дерево, слава Богу, еще тоже осталось. Его еще не вытравили до конца.

Ваши героини в театре и кино уж точно не из пластика. Живут полной жизнью, эмоциями, страстями: вечные сюжеты — месть, ревность... А какой из них ближе всего вам?
Во всех этих вечных сюжетах самое главное — любовь. И чем более она влияет на его наполненность — тем он мне интереснее. Я не могу сказать, что меня привлекает месть или зависть... Вообще, сложная тема, и не хочется сыпать поверхностными фразами, поэтому просто остановимся на любви — она в основе всего.

В одном из ваших интервью прочитала, что в детстве, когда все подружки играли в учительниц и докторов, вы... в жену моряка дальнего плавания. Довольно странный выбор...
Нет, это неправда. Когда девочки играли в куклы — я тоже играла в куклы. А вот когда девочки решали, за кого выйти замуж, я сказала, что мой муж должен быть моряком дальнего плавания.

Но почему?
Да потому, что в советские времена моряк дальнего плавания привозил жене красивые вещи и жвачки. Именно поэтому в детстве я решила выйти за него замуж.

С тех пор ваши требования к спутнику жизни стали другими? В чем теперь измеряется его значимость?
Жвачками. Ничего не изменилось. (Смеется.) Просто они бывают разные.


Поделись с подружками :