Анни Жирардо

Поделись с подружками :
Легендарные режиссеры Клод Лелуш и Лукино Висконти называли Анни ЖИРАРДО непревзойденной актрисой, а родные — просто Лолотте. Зрители восхищались достоверностью сыгранных ролей волевых современных женщин, которые, увы, несчастны в любви, не зная: в ее личной жизни все было именно так.
Читай по руке
Нет ничего более постоянного, чем непредвиденное.
Поль Валери

“Ваша девочка станет знаменитой, но... — гадалка запнулась, увидев, как побледнела женщина, сидящая напротив. А потом, подбирая слова, произнесла: — Ее ждет непростая судьба”. — “Неправда! — воскликнула мать, прижимая к себе маленькую Анни. — Моя дочь будет счастлива: Господь не мог не услышать моих молитв. Неужели Богу недостаточно пережитых мною страданий?! Я одна растила детей — сына и дочку, трудилась не покладая рук, чтобы они ни в чем не нуждались. Неужто не вымолила для своих детей лучшей доли?!” — плакала мать. А Анни, испуганно глядя на хозяйку дома в необычном наряде, не понимала, что случилось, и лишь с силой терла ладошку, которую только что разглядывала странная дама.

3 факта
от “Натали”
- Снялась в советских и российских фильмах и телесериалах: “Журналист” (1967), “Руфь” (1989), “Свободная женщина” (2002), “Воротилы” (2008).
- Близкую подругу Эдит Пиаф называла сестрой.
- Дочь Жирардо и Сальватори Джулия тоже стала актрисой.
С тех пор прошло много лет, и Анни почти забыла о давнем визите в мрачный особняк, где окна были зашторены, стены украшены диковинными знаками, а на столе горели свечи. Но не могла избавиться от “магии рук”: всегда составляла впечатление о других (особенно это касалось мужчин), только взглянув на форму ладони. Тот, кто не проходил этот своеобразный, придуманный ею тест, не мог рассчитывать на расположение Жирардо. Правда, в шестнадцать лет юная Анни Сюзанн, только окончившая колледж, об этом не думала. А, по совету матери-акушерки, готовилась к экзаменам в Школу медсестер: ведь это так благородно — принимать участие в рождении нового человека! Однако уже первые месяцы занятий убедили девушку: медицина — не ее призвание. Гораздо больше привлекала богемная жизнь — свет рампы, аромат кулис, возможность каждый раз появляться в новом образе, примеряя наряды озорной девчонки, строгой матроны, печальной леди... “Что ж, попробуй, — сказала мудрая мама, — а если не понравится, вернешься в нашу профессию: я помогу и научу”. Но ей понравилось, да и преподаватели сразу отметили, что у девушки с роскошными каштановыми волосами и хрипловатым голосом не просто талант — дар Божий. Однако это — увы! — не отменяло платы за обучение, и чтобы посещать занятия, Анни начала подрабатывать по вечерам в кабаре “Роз Руж”, танцуя канкан. К счастью, работа в этом заведении никак не сказалась на ее успеваемости: Анни всегда была в числе лучших учениц, благодаря чему сразу по окончании получила приглашение в знаменитый театр La Comedie Francaise, в котором мечтали служить многие более именитые коллеги. Еще бы, ведь он был основан в Париже в 1680 году по указу Людовика XIV, а на его сцене в разное время выступали известнейшие актеры. Когда Анни, однажды задержавшись после спектакля, вышла на сцену, ей показалось, что опустевший зал вдруг ожил: в ложах сидели дамы в длинных платьях и париках, а за кулисами раздавались шаги самого Вольтера. И хотя у молодой актрисы не было причин сетовать на судьбу — ролей в ее репертуаре оказалось немало, — она мечтала попробовать себя в искусстве кино. И случай представился. Вот только руководство театра ее участившиеся командировки не очень устраивали. А когда вопрос стал ребром: театр или кинематограф — она отдала предпочтение съемочной площадке и отправилась покорять новые рубежи.

я влюбилась в ренато за доли секунды. И мое тело успело понять это раньше, чем я сама

Француженка и любовь
Любовь слишком великое чувство, чтобы быть только личным, интимным делом каждого.
Бернард Шоу
Краткая фильмография
“Воротилы” (2008)
“Кристиан” (2007)
“Скрытое” (2005)
“Пианистка” (2001)
“Отверженные” (1995)
“Руфь” (1989)
“Украли бедро Юпитера” (1979)
“Каждому свой ад” (1977)
“Она не пьет, она не курит, она не принимает наркотики, но она говорит” (1970)
“Мужчина, который мне нравится” (1969)
“Женщина-обезьяна” (1963)
“Рокко и его братья”,
“Француженка и любовь” (1960)
“Тринадцать за столом” (1955)
Ее дебютом стал фильм “Тринадцать за столом”, где начинающей киноактрисе досталась небольшая роль. Однако эта картина, вышедшая в канун 1955 года, могла бы так и остаться незамеченной, если бы в титрах не стояло имя Анни: многие знают о ней теперь именно благодаря участию любимой Жирардо. А ведь режиссер Андре Юнебель, разглядевший в девушке будущую звезду, к тому времени уже снял один из французских вариантов “Трех мушкетеров”, позже “Парижские тайны” и сериал о Фантомасе. Но даже такое начало — без особого внимания прессы и зрителей — не огорчило юную красавицу: она была уверена, что рано или поздно все оценят ее талант. Пока же Анни страстно хотела лишь одного — быть актрисой. Поскольку приглашения сниматься в кино поступали нечасто, она не отказывалась от участия в театральных постановках, особенно если предложение исходило от самого... Лукино Висконти, а ее партнером был Жан Маре: вместе они играли в спектакле “Двое на качелях” в 1958 году. А в 1960-м Висконти пригласил Анни в криминальную драму “Рокко и его братья”. Отправляясь на съемки в Италию, девушка не предполагала, что двенадцатая по счету картина в ее кинобиографии окажется судьбоносной. Уезжая из родного Парижа, Анни не сомневалась: она скоро вернется и жизнь войдет в привычное русло. Так и сказала на прощание любимому мужчине, режиссеру Норберу Карбонно, с которым обручилась незадолго до этого. “Может, не стоит лететь за сотни километров ради этих съемок? — спрашивал Норбер, будто предчувствуя: они расстаются навсегда. — Ведь работа есть и во Франции”, — словно старался удержать. “Я не могу упустить этот шанс!” — решительно сказала она, послав воздушный поцелуй, прежде чем скрыться в конце длинного коридора, ведущего к трапу самолета. “Потерпи немного”, — твердила по телефону. Вот только звонки из Италии раздавались все реже, а беседы становились лаконичнее. Поэтому когда Анни однажды произнесла: “Прости, Норбер: я полюбила другого”, — Карбонно показалось, что он это уже слышал. А наведя справки, узнал: у Анни роман с партнером по фильму итальянцем Ренато Сальватори. По сценарию его герой нанес героине Жирардо, сыгравшей девушку легкого поведения, тринадцать ножевых ранений. О, как Норбер понимал его!

человеку надо быть легким, чтобы налегке уходить из жизни, потому что самое тяжелое в смерти — это переход


Досье “Натали”
Полное имя: Анни Сюзанн Жирардо.
Родилась 25 октября 1931 года в Париже, Франция.
Образование: Школа медсестер; актерские курсы Перголезе; Консерватория драматического искусства.
Профессия: актриса театра и кино.
Награды: премии Венецианского кинофестиваля — “Три комнаты на Манхэттене” (1965); Берлинского кинофестиваля — “Старая дева” (1972), премия
“Сезар” — “Доктор Франсуаза Гайан” (1977), “Отверженные” (1996) и “Пианистка” (2002).
А Анни, бросившись как в омут в новое чувство, уже не думала ни о ком, кроме Ренато. Она не сомневалась: в нем соединилось все то, что безуспешно искала, но не находила в других, — решительность, уверенность в себе, непревзойденный талант. “А какие у него руки!” — думала она. Теперь в перерывах между съемками они бродили по Риму, в котором Сальватори знал каждую улочку, каждый дом. И где все знали его: актер в те годы был на пике популярности. Рядом с ним она не замечала никого, даже красавца Алена Делона, исполнявшего в картине главную роль. “После завершения съемок Анни и Ренато больше не расставались”, — сообщили журналисты, с интересом следившие за развитием этого романа. “Я влюбилась в Ренато за доли секунды. И мое тело успело понять это раньше, чем я сама”, — призналась актриса много лет спустя. Тогда же просто наслаждалась нечаянным счастьем и мечтала лишь о том, чтобы эти мгновения длились вечно. А через год, в июне 1962-го, у пары родилась дочь Джулия. К тому времени Анни окончательно перебралась в Италию и обосновалась в просторном доме Сальватори в Форте деи Марли — на правах супруги. И с энтузиазмом взялась за новое для нее дело — ведение домашнего хозяйства. Что не мешало ей продолжать время от времени сниматься у итальянских режиссеров. Позже она назовет этот период самым радостным и необыкновенным. Увы, семейная идиллия продлилась недолго. Настал момент, когда Жирардо-актриса в ее душе взяла верх над Жирардо-женой и матерью. Молодой красавице все сложнее было мириться с тем, что настоящая киножизнь проходит мимо: ведь так много всего хотелось успеть. И Анни, со свойственной ей решительностью, объявила мужу, что отправляется во Францию на съемки, куда ее постоянно приглашали. “Зачем ехать так далеко? — пытался отговорить ее Ренато, как когда-то Норбер. — Ведь ты и так немало снимаешься”. Все повторялось, но Жирардо уже было не остановить: разве можно удержать ветер?..

Анни навсегда
Разлука только усиливает власть тех, кого мы любим.
Ромен Роллан
В глубине души женщина понимала: она бежит от себя, опасаясь ощутить чувство тоски, которое наполняет сердце, когда уходит любовь. Но вслух говорила: “Я — актриса и не могу стоять на месте, иначе меня забудут. А кому нужна безымянная звезда?” Разве для того она трудилась, чтобы ее фамилия в титрах снова оказалась в конце длинного списка? И конечно, не напрасно судьба преподнесла ей роль в картине “Рокко и его братья”, подарившую не только любовь, но и признание: пройдут десятилетия, но именно этот шедевр, созданный Висконти, будут называть в числе ее лучших работ.

Теперь Анни все чаще покидала дом, некогда казавшийся ей самым уютным в мире, оставляя на попечение гувернанток маленькую Джулию. Ренато понимал, что он больше не занимает в сердце жены главное место: ее стремительно уносит поток новой жизни. Когда ему становилось особенно тяжело, Сальватори набирал ее номер. “Это ты, дорогой?” — и Ренато казалось, будто нет разделяющего их расстояния и они снова вместе: он, Анни и Джулия. А Жирардо все чаще появлялась на экране, ее фото то и дело мелькали в светской хронике, сообщая о том, где в настоящий момент находится кинодива. Фестиваль в Венеции, в Каннах, съемки в Америке... Глядя на сияющее в лучах софитов лицо жены, Ренато чувствовал, как сердце сжимается от тоски — по своей неудачной карьере, по несложившейся личной жизни, по безвозвратному прошлому. Конечно, он мог бы поставить ей ультиматум или найти утешение в объятиях другой — не столь знаменитой и притязательной. Но... Без ее глаз, губ, аромата — словом, без того, что составляло сущность этой женщины — все казалось иллюзией, суррогатом счастья. Наверное, потому он снова и снова набирал ее номер, чтобы услышать: “Да, любимый”. Ведь было время, когда она, вымолвив скороговоркой: “Я вернусь!”, оставляла режиссеров в недоумении, уехав посреди съемочного процесса “спасать Ренато”. Сначала Жирардо и Сальватори надеялись, что все еще может повториться — и сумасшедшая любовь, захлестнувшая их в разгар римского лета, и прогулки по ночной Венеции, и совместные поездки к морю в Санта Маринелла... Но дни разлуки, вылившиеся в годы, оказались неодолимой преградой: Анни шла вперед и вверх, Ренато опускался все ниже. К нему больше не подходили на улице за автографом, предательски молчал телефон: режиссеры не нуждались в его услугах.

А Жирардо, возвратившись в номер отеля или свою парижскую квартиру после очередной поездки в Италию на помощь спивающемуся супругу, чувствовала тоску и опустошенность: неужели так и пройдет ее жизнь — между бесконечными переговорами и пьяным угаром, из которого почти не выходил ее муж? “Слова предсказательницы сбываются!” — в отчаянии думала она. Вероятно, потому однажды просто не подняла трубку, а закрыв руками уши, молча смотрела на телефон, пока он не умолк. Его резкий звук, как крик отчаяния, разрывал душу, но Анни понимала: так больше продолжаться не может.

анни — величайшая актриса французского кино. Это была исключительная женщина — на экране и в жизни

Мужчина и женщина
Ничто великое в мире не совершается без страсти.
Гегель
Позже она говорила, что ее спас другой звонок — от итальянского режиссера Клода Лелуша: именно в это время он пригласил ее сняться в картине “Жить, чтобы жить”. “Я играла саму себя в тот период”, — признавалась актриса. Увидев Клода в день своего приезда, Анни поняла: их встреча не случайна, между ними что-то произойдет. А он сказал, что давно мечтал поработать с ней и именно ее видел в главной роли в картине “Мужчина и женщина”, но... не сложилось. Конечно, связь этих людей сразу стала достоянием общественности: все газеты обошли фотографии улыбающейся пары, не оставляя сомнений в их чувствах. Узнал об этом и Ренато. Но его слова — горькие, обидные — больше не ранили, а раздражали: хотя официально Жирардо и Сальватори оставались мужем и женой, их больше ничто не связывало. Позже писали о близких отношениях актрисы с режиссером Бобом Деко и актером Бернаром Фрессоном — партнером по фильму “Каждому свой ад”. Соглашаясь на съемки в этой детективной драме, Анни отметила ее мрачное название, но решила не придавать значения.

Эта фраза напомнит о себе много лет спустя, когда умер Ренато, — известие застало Жирардо на отдыхе, где она была вместе с дочерью Джулией и внуками. Когда-то Анни считала, что она сумеет жить без него, но теперь понимала: вместе с ним ушла часть ее самой, ее прошлого. Новые романы больше не казались столь упоительными, а будущее — безоблачно счастливым. И хотя предложений сниматься было не меньше, чем в годы ее творческого расцвета, все это уже не приносило удовольствия, а делалось будто по инерции: приходилось жить, чтобы... жить.

Уходить легко?

Смерти меньше всего боятся те люди, чья жизнь имеет наибольшую ценность.
Иммануил Кант
Несколько лет назад в одном из интервью Анни Жирардо сказала: “Человеку надо быть легким, чтобы налегке уходить из жизни, потому что самое тяжелое в смерти — это переход. Очень важно иметь прозрачную душу и уметь отбрасывать всякое зло. — И добавила: — Я всегда хотела быть свободной женщиной”. Пожалуй, это ей удалось: она всю жизнь поступала так, как считала нужным. Позже ее дочь не без обиды говорила, что у мамы было три страсти — съемки, театр и мужчины. А Анни тяжело переживала свою невостребованность в современном французском кино. И, глядя в зеркало, горько шутила: “Мое лицо похоже на карту Парижа. Я очень страшная, но мне не для кого быть красивой”. К слову, завершающим в ее киносудьбе стал сериал “Воротилы” российского режиссера Дмитрия Черкасова, вышедший на экраны в 2008 году. К тому времени Анни Жирардо уже была неизлечимо больна: в 2006-м родные официально сообщили, что у нее болезнь Альцгеймера. “Из-за недуга Анни однажды забыла, что такое кино. Но всегда помнила: она актриса”, — признался ее личный секретарь Лео Бардон. “Анни — ярчайшая звезда французского кинематографа послевоенного времени. В любом случае, для меня как режиссера и мужчины она останется лучшим воспоминанием. Это была исключительная женщина — на съемочной площадке и вне ее”, — произнес на прощание Клод Лелуш, когда 28 февраля нынешнего года пришло известие о том, что Анни не стало. “Если звезды зажигают, значит, это кому-нибудь нужно”, — говорил поэт Владимир Маяковский. А когда гаснут — не исчезают, а переходят в вечность, добавим мы.

Поделись с подружками :