Сердце на ладони - памяти Богдана Ступки

Поделись с подружками :
В тот июльский день возле здания Национального театра им. Ивана Франко собрались тысячи людей, утопив площадь в море цветов. “Браво, маэстро!” — прошептал кто-то, не сдерживая слез. “Браво!” — грустным эхом отозвались остальные, провожая аплодисментами корифея, навсегда покинувшего сцену жизни...
Одна любовь души моей
Казалось, ему на роду было начертано стать артистом: его отец пел в хоре оперного театра, дядя, брат матери, выступал в качестве солиста, тетушка работала главным концертмейстером. Думала об артистической карьере и мама Мария, но — не сложилось. Потому сын будто материализовал ее мечты, окончив целых три учебных заведения, два из них — по специальности. С матерью Марией Григорьевной у Богдана вообще существовала особая связь: они даже появились на свет в один день — 27 августа. А когда ее не стало, он разлюбил день своего рождения.
“Я вырос в театре. Когда мне исполнилось семь лет, отец привел меня в Львовскую оперу, где работал хористом. С тех пор каждые выходные я смотрел спектакли”, — вспоминал Ступка годы спустя. Вероятно, именно тогда заразился искусством. Хотя, говорят, были в послужном списке будущего актера и рабочая специальность, и должность фотографа, и работа ведущим в джаз-ансамбле... Нет сомнений, что в каждой из этих профессий он бы со временем достиг определенных высот, ведь не случайно считают, что талантливый человек — талантлив во всем. Однако судьба бережно, но твердо, влекла по дороге творчества: кто, как не он, в совершенстве владел искусством перевоплощения? Этот дар, унаследованный от близких или впитанный в детстве вместе с ароматом кулис, проявлялся во всем — в каждой роли, сыгранной на сцене, а позже в кино. Сам он уверял, что актер по сути — мягкая губка, вбирающая в себя увиденное, услышанное, прочувствованное. Но в то же время ему необходимо обладать невероятной волей, чтобы суметь каждый раз вживаться в образ, не имеющий с ним ничего общего. “Играя Ричарда III, у которого была покалечена рука, прятал ее под плащом, а когда вытаскивал — она была скрючена. После спектакля друзья ее вправляли”, — вспоминал Богдан. Проживать роль, а не просто “действовать в предлагаемых обстоятельствах”, как того требует актерская профессия, — принцип Ступки, потому и образы получались живыми и человечными.

В молодости Ступка был стилягой и одним из лучших рок-н-ролльщиков. 1982 г. “Он поражает своим талантом”, — писали поклонники после выхода ленты “Тарас Бульба”. 2009 г.
В молодости Ступка был стилягой и одним из лучших рок-н-ролльщиков. 1982 г.
“Он поражает своим талантом”, — писали поклонники после выхода ленты “Тарас Бульба”. 2009 г.

Украинский Де Ниро
Так порой величали его в прессе, по-видимому, полагая, что сопоставление с голливудской звездой непременно должно польстить звезде украинской. Сам Богдан сравнение с заокеанским коллегой не комментировал: не нравилось только, когда обращались по имени-отчеству, а когда говорили “Сильвестр Сталлонович” или просто “Ступочка” — очень любил.
К слову, в “великой стране Америке” его имя тоже известно: оно вошло в словарь Американской кино

Краткая Фильмография

“Бездна”,
“Однажды в Ростове” (2012)
“Дом” (2011)
“Тарас Бульба” (2009)
“Сердце на ладони” (2008)
“Два в одном”,
“Сонька Золотая Ручка” (2007)
“Свои”,
“Водитель для Веры” (2004)
“Старое предание. Когда солнце было богом” (2003)
“Молитва о гетмане Мазепе” (2002)
“Восток-Запад”,
“Огнем и мечом” (1999)
“Белая птица с черной отметиной” (1970)
академии, куда включены фамилии лучших актеров и режиссеров прошлого столетия. Из украинцев в нем оказались только двое: Богдан Ступка и Александр Довженко. А россияне сняли биографический фильм “Украинский самурай. Принцип Ступки”, где подробно рассказали, как в далекие шестидесятые годы он был... неофициальным чемпионом Львова по рок-н-роллу, как прошел путь от стиляги до народного артиста СССР, стал директором театра и даже министром культуры, о чем сам герой шутил: мол, задержался на посту на “17 мгновений весны”.
“В нем была какая-то особенная нежность к людям, — рассказывала актриса Лия Ахеджакова, которой доводилось общаться с Богданом. — Мы с ним работали вместе только один раз, но потом дружили до самого конца”. То же говорили все, кто лично знал Ступку — артистичного, веселого, невероятно талантливого. Правда, его кинематографический дар разглядели, как это часто бывает, не сразу: несмотря на то что в фильмографии маэстро более ста лент, роли, действительно достойные великого таланта, пришли лишь в новом веке — в фильмах “Тарас Бульба”, “Водитель для Веры”, “Свои”... А первой в золотой сотне его картин оказалась знаменитая “Белая птица с черной отметиной” режиссера Юрия Ильенко.
“Ступка — это амплуа”, — считают поклонники, которые готовы смотреть любую из его работ бесконечное количество раз. Ведь в каждой из них он самобытен и неповторим. Возможно, потому, что мог позволить себе собственную трактовку канонизированного героя — тем и был интересен. Даже когда поставил в тупик общественность, сыграв, мягко говоря, неидеального Богдана Хмельницкого в исторической драме “Огнем и мечом” Ежи Гофмана и совсем неоднозначного Тараса Бульбу в трактовке Владимира Бортко. “Тарас одного сына убил, второго — потерял, самого сожгли, многих казаков погубил... Сколько смертей!.. Я все съемки думал, как мне все это оправдать, что подставлять под это?” — “святотатствовал” он. А потом подытожил: “Я бы так не смог, даже если бы сын предал, как Андрий”. Однако даже тем, кто не разделяет видение актера, представить другого Тараса, наверное, будет непросто.
Так же, как персонажа из драмы Киры Муратовой “Два в одном”, где Ступке досталась роль... стареющего ловеласа, который никак не может смириться с одиночеством. У него есть все, кроме того, в чем он особенно нуждается, — женщины его жизни. И искать ее он готов до изнеможения. “Ступка неотразим в своей роли! Гениальная работа: он будто не играет, а живет — просто не знает, что камеры включены и направлены на него”, — с восторгом отозвались зрители. “Любовь, особенно в зрелом возрасте, — подарок или наказание?” — размышляет герой. Сам Богдан Сильвестрович на этот вопрос для себя ответил давно.

Орест Звонарь в драме “Белая птица с черной отметиной”. 1971 г.“Семья — главное в жизни”, — говорил Богдан. 2007 г.“В человеке только тело ветшает, а душа остается молодой”, — уверял актер. 2010 г.
Орест Звонарь в драме
“Белая птица с черной отметиной”. 1971 г.
“Семья — главное в жизни”, — говорил Богдан. 2007 г.
“В человеке только тело ветшает, а душа остается молодой”, — уверял актер. 2010 г.

“Счастлив, кто любил”
В одноименной мелодраме Ступка снялся в 1986-м. И хотя фильм не имел громкого успеха, его название вполне могло бы послужить эпиграфом к личной жизни актера. “Я тяжелый человек по характеру. Но жена говорит: “Да, с тобой непросто, но как только посмотрю спектакль, где ты выходишь на сцену, — опять влюбляюсь и все прощаю!” Вот она, сила искусства! — признался он однажды в интервью. А еще в том, что женщины, которая бы могла сравниться с супругой Ларисой, никогда не встречал. — Ее мудрость позволила нам прожить так долго — вместе более сорока лет. И считаю, мне повезло!” — говорил он, радуясь тому, что сложилась жизнь, что актерская династия продолжается: на сцену Театра им. Ивана Франко вместе с ним выходят сын Остап, внук Дмитрий. И — как знать? — возможно, со временем дело, которому он посвятил жизнь, продолжат внуки Устинка и Богдан-маленький.
“Я радуюсь солнцу, дождю, детям... А жизни? Она к закату движется...” — с грустью констатировал Богдан, сетуя на здоровье. Рассказывают, что во время празднования своего юбилея в 2011-м он вспомнил слова отца: “Должен дожить до 70 лет, а дальше живи, сколько хочешь”. Сам актер признался, что хотел бы уйти из жизни в один день с мамой — 23 июля. Так сложилось, что пожелание Сильвестра Ступки Богдан выполнил, перешагнув рубеж семи десятков, а вот свое — не довелось: его не стало ранним утром 22-го.
“Когда умирает великий человек, свет, оставленный им, продолжает освещать пути людей в течение долгих-долгих лет”, — написал американец Генри Лонгфелло о тех, чьи имена не забудут. Эти слова — о Богдане.
Поделись с подружками :