Случай Ван Гога

Поделись с подружками :
В марте весь мир отмечает 160-летие со дня рождения Винсента Ван Гога, картины которого сегодня входят в список пятнадцати самых известных и дорогих в мире. Парадокс заключается в том, что сам художник всю жизнь мечтал продать хотя бы одну из них, чтобы рассчитаться с долгами.
Винсент, брат Винсента
Сегодня твой день рождения. Мысленно жму твою руку и от души снова желаю тебе успехов и всего самого лучшего.
Винсент Ван Гог

Когда 30 марта 1853 года в Нидерландах в семье гроот-зюндертского пастора Теодора Ван Гога и его жены Анны Корнелии Карбентус родился ребенок, радости молодой четы не было предела. О том, как назвать сына, долго не раздумывали: конечно, Винсент, как брата. Какого? Об этом мальчик узнал гораздо позже: однажды, гуляя в одиночестве в окрестностях своей деревни, он забрел на кладбище. На одной из плит прочитал: “Винсент Ван Гог, 30 марта 1852”. Потрясенный до глубины души, он долго не мог прийти в себя. А вернувшись домой, спросил у матери: кто он, его двойник? И мать, тяжело вздохнув, рассказала о том, что ровно за год до него, день в день, на свет появился ее первенец, которого Господь призвал к себе почти сразу после рождения. Почему его тоже назвали Винсентом? Но так в их семье именовали многих мужчин, например, его деда или гаагского дядюшку. В глубине души Анна была рада, что сын никогда больше не возвращался к этой теме, да и в поведении его почти ничего не изменилось: все так же замкнут и нелюдим. “Таким уродился”, — говорила она мужу. Но даже позже, когда в семье один за другим родились еще пятеро детей, Анна, с любовью и тревогой наблюдавшая за повзрослевшим Винсентом, не могла забыть тот давний разговор.

Подросшие братья и сестры, будто чувствуя, как не похож на них вечно угрюмый Винсент, сторонились его. Сам он выделял из всех только одного — Теодора, или Тео, который был четырьмя годами младше: вместе они часто бродили вдоль поселка, глядя на бескрайние песчаные равнины. Винсент показывал Тео сокровища — растения и цветы, учил наблюдать за жизнью насекомых, часами сидя на траве у реки. Теодор с удивлением узнавал брата. Казалось, тот знал наизусть названия всех насекомых — даже латинские. И щедро делился с младшим другом богатствами своей маленькой империи, ведь с Тео было легко и просто. Зато как тяжело с другими!

Неуступчивый и непослушный, он следовал только собственным прихотям. “Весь в мать”, — ворчала бабушка, навещавшая сына и невестку. Анна, хоть и обижалась, не могла не заметить, что ее обожаемый мальчик, как и она, упрям и своенравен, а порой напоминает вулкан, в котором кипят страсти, готовые вырваться наружу. Любая мелочь могла вдруг вызвать у него приступ ярости. Это и стало одной из причин, вынудивших доброго пастора Теодора Ван Гога забрать Винсента из коммунальной школы. Правда, несколько лет спустя он снова отправился на обучение — провел два года в пансионе в Зевенбергене, затем полтора — в Тилбурге, приезжая домой только на каникулы. “Сынок, кем ты хочешь стать, когда получишь образование?” — каждый раз спрашивали мать и отец. Но мальчик только угрюмо молчал, глядя в пол. Эх, если бы он сам знал это! Поскольку сын не проявлял никакого интереса ни к одной профессии, на семейном совете постановили: он будет продавцом картин.

Рекомендательное письмо директору гаагского филиала парижской фирмы “Гупиль” даст брат отца дядюшка Сент, собравший благодаря успешной торговле живописью большое состояние. Отойдя от дел, он продал свою картинную галерею этой фирме. Время спустя к семейному делу присоединился и Тео, чему Винсент был очень рад.

Новая жизнь
Не дай мне стать сыном, которого стыдятся, и осени меня своим благословением не потому, что я заслужил его, а ради моей матери. Винсент Ван Гог

Отправив старшего сына в город, где ему теперь предстояло жить и трудиться, родители не находили себе места: как он, неуживчивый и необщительный, будет работать с людьми? Но первое же письмо директора, господина Терстеха, вернуло покой в дом Ван Гогов и поселило надежду: перемены пошли их ребенку на пользу. Из сообщений, которые время от времени присылал Терстех, Анна и Теодор знали, что Винсент не только отличается невероятной старательностью, но и обладает феноменальной памятью: помнит все картины и репродукции, находящиеся в магазине. Эти качества, по мнению руководства, в будущем помогут ему сделать отличную карьеру. 

 Син нуждалась в помощи, а сам он — в иллюзии “настоящей жизни”

А вскоре молодой Ван Гог получил повышение и отбыл в лондонский филиал фирмы. Лондон очаровал юношу: майский воздух, напоенный цветением весны, новый пейзаж за окном скромного пансиона, но главное — возможность посещать музеи, где он теперь проводил все свободное время. “Находясь в другом окружении, в окружении картин и произведений искусства, я воспылал к ним неистовой, доходящей до исступления любовью. Не раскаиваюсь в этом и сейчас. Вдали от родины я тоскую по ней именно потому, что она — страна картин”, — писал он. Чтобы выглядеть, как все добропорядочные англичане, Винсент даже приобрел цилиндр. “Без этого в Лондоне невозможно вести дела”, — написал он близким. В нем и расхаживал. Правда, все, кто видел этого неуклюжего угловатого молодого человека, почему-то принимали его за голландского крестьянина. Но торговца картинами Ван Гога это ничуть не смущало. Возможно, такая вполне устроенная жизнь “как у всех” продолжалась бы еще долго, если бы однажды Винсент, недовольный высокой арендной платой, не решил сменить место жительства, переехав в дом вдовы Луайе. С этого все и началось...
Евгения, Каролина, Кее...
Ведь любовь — это нечто такое положительное, такое сильное, такое настоящее, что для того, кто любит, отказаться от этого чувства — все равно что наложить на себя руки. Винсент Ван Гог
Дело в том, что у мадам, в доме которой поселился юноша, была дочь. Звали ее Урсула (по другим источникам — Евгения). Была ли она красива, умна или обладала иными достоинствами — неизвестно. Но для неискушенного Винсента эта девушка стала средоточием всех добродетелей и верхом совершенства. Поскольку мисс Луайе помогала матери содержать ясли, он окрестил ее “ангелом с младенцем”. Кокетливая особа с удовольствием принимала знаки внимания забавного чужестранца. Но, забавляясь его неуклюжими ухаживаниями, не подозревала, что шутит с огнем, ведь сам Винсент со всей страстью погрузился в новое чувство. “Я никогда не видел и даже в мечтах не представлял себе ничего прекраснее той нежной любви, которая связывает ее с матерью. Полюбите ее ради меня. В этом милом доме, где все мне так нравится, мне оказывают столько внимания; жизнь щедра и прекрасна, и все это, Господи, сотворено тобой!” — делился он с родителями. 

И теперь мечтал лишь об одном: жениться на обожаемой девушке, воспитывать детей, возвращаться после работы в свой собственный дом с садом и цветником. Правда, сама девушка о его намерениях ничего не знала. А когда Винсент, набравшись смелости, рассказал ей об этом, лишь весело рассмеялась, сообщив, что давно помолвлена. Ван Гог был сражен! Он просил, умолял, угрожал — все оказалось напрасно: его счастье разбилось вдребезги, разлетевшись на тысячи осколков, в каждом из которых, как в зеркале, отражалась смеющаяся Урсула.

Но недавно достоверность этой истории поставили под сомнение, поскольку появилась информация, что предметом обожания впечатлительного юноши была не Луайе, а немка Каролина Хаанебик. Кто из красавиц на самом деле стал причиной страданий — доподлинно неизвестно. Ясно одно: его чувства были отвергнуты, и Винсент покинул этот дом.

А через некоторое время владельцы компании перевели Ван Гога в Париж. Но город любви не помог забыть насмешницу, лишившую его не только радости жизни, но и интереса к некогда увлекательной работе. Теперь он искал спасение в Библии, а своим хозяевам сообщил, что “торговля произведениями искусства — всего лишь форма организованного грабежа”. Стоит ли говорить, что те предложили ему “считать себя уволенным”? Самого Винсента больше волновало то, что это известие огорчит родных. И неслучайно: где только не “искал себя” их сын в последующие несколько лет! Был школьным учителем, торговцем книг и даже проповедником в самых отдаленных районах, где жили нищие и обездоленные, вынужденные за гроши рисковать собой, работая в нечеловеческих условиях на шахтах. Но потом разочаровался и в этом деле: ведь никто не понимал его рвения — доходящего до исступления религиозного экстаза. А те, ради кого он готов был умереть, смеялись над одетым в лохмотья святошей, выкрикивая ему вслед: “Помешанный!”

 Винсент был рад за Тео, которому, в отличие от него самого, удалось создать семью

Но и вернувшись в дом отца, он не обрел покой: здесь коварная судьба приготовила для него новую ловушку — он влюбился в свою недавно овдовевшую кузину Кее, молодую мать, оставшуюся после смерти мужа с четырехлетним малышом на руках. “Кто любит, тот живет, кто живет, тот трудится, кто трудится, тот имеет хлеб! Я добьюсь успеха. Я стану не каким-то необыкновенным человеком, а, напротив, самым обыкновенным!” — обещал он в письме брату. Вот только Кее, как некогда Урсула (или Каролина?), не оценила его порыв. Объяснение снова оказалось бурным и... безрезультатным. “Нет, нет, никогда!” — ответила испуганная Кее. Все повторилось. Однако Винсент на сей раз решил не сдаваться: он отправился к родителям женщины. Чтобы добиться свидания с Кее, к которой его не пустили, он поднес руку к горящей лампе. Но кроме ожога, боль от которого чуть не лишила его чувств, ничего не получил. А еще громкий скандал: теперь о его дерзкой выходке узнал весь город. И даже отец обвинил в сумасбродстве и преступной любви. “Почему любовь всегда приносит мне только боль и разочарование?” — с горечью думал Винсент. Жизнь в родительском доме становилась невыносимой.

Значит, рисовать
Я, конечно, буду трудиться и изо всех сил постараюсь что-нибудь заработать. Винсент Ван Гог
Шел 1880-й... “Неужели наш сын так и будет скитаться по свету? Может быть, он и правда ни к чему не способен”, — размышляли мать и отец. Не легче было и самому Винсенту: “Боже мой, Боже мой! Для чего Ты меня оставил?” — спрашивал он, но не находил ответа. Возможно, тогда, как за последнюю ниточку, связывающую его с этим миром, он ухватился за совет верного Тео и начал постигать науку живописи. Хотя брат, зная о талантах Винсента, и раньше говорил ему об этом, будущему художнику казалось, что такое занятие — непозволительная роскошь. Но теперь он решил стать настоящим мастером. И, как это всегда бывало, со страстью погрузился в изучение предмета. Чтобы поддержать порыв, Тео ежемесячно отправлял брату небольшую сумму. Несмотря на более чем скромные бытовые условия, Винсент был счастлив. “И все-таки именно в этой крайней нищете я почувствовал, как возвращается ко мне былая энергия, и сказал себе: “Что бы ни было, я еще поднимусь, я опять возьмусь за карандаш, который бросил в минуту глубокого отчаяния, и снова начну рисовать!” С тех пор, как мне кажется, все у меня изменилось: я вновь на верном пути, мой карандаш уже стал немножко послушнее и с каждым днем становится все более и более послушным”, — пишет он, считая своим долгом отчитываться перед Тео о проделанной работе. Ведь только этот единственный друг его детских игр и теперь не теряет веру в своего непутевого Винсента, от которого, казалось, отвернулся весь мир: ощущение одиночества и покинутости преследовали Ван Гога всю жизнь.

 “Я верну деньги или умру”, — сказал он однажды брату
Изучая основы живописи и рисунка, он читал одно за другим пособия и рисовал... Благодаря все тому же Тео, который поддерживал дружеские отношения со многими художниками, в том числе импрессионистами Моне, Сислеем, Дега и Писарро, Винсент познакомился с единомышленниками. Ван Гог в восторге: теперь он может часами слушать, а после дискутировать о “цвете и свете”, спорить, соглашаться, восхищаться или протестовать, словом, жить. И хотя врожденная щепетильность не давала ему покоя, иногда он обращался к брату: “Разумеется, я вынужден просить тебя, Тео, посылать мне время от времени то, что ты сможешь уделить, не стесняя себя”. “Бедность мешает таланту пробиться” — в этом старом изречении есть доля правды. Для того же, кто понимает истинный смысл и значение этих слов, они вообще бесспорны”, — пишет в другом письме. Но он готов вынести любые лишения, лишь бы судьба не отняла дело его жизни.

Не оставил Винсент и другую мечту — о семейном счастье, которое — увы! — до сих пор упорно обходило его стороной. В 1882 году, живя в Париже, Ван Гог познакомился с Христиной Марией Хоорник, больше известной как Син. И подробно рассказал о своей новой пассии брату и родителям. Известие о том, чем именно зарабатывает на жизнь новая возлюбленная Винсента, повергло родных в ужас: как он мог связаться с женщиной легкого поведения?! Но даже тот факт, что у Син была пятилетняя дочь, а сама она на момент их встречи ждала очередного ребенка, ничуть его не смутил: Син нуждалась в помощи, а сам он — в иллюзии “настоящей жизни”. После того как она вышла из роддома, Винсент забрал ее к себе: теперь Тео приходилось особенно трудно, ведь обеспечивать надо было не только любимого брата, работы которого по-прежнему ни у кого не вызывали интереса. Увы, “идиллия” продлилась недолго: прошло полтора года и художник понял, что эту женщину ему вряд ли удастся изменить.

Южная мастерская
О Господе Боге нельзя судить по тому, как создан здешний мир, — это черновой набросок, да к тому же неудачный... Винсент Ван Гог
Неизменной осталась и его страсть к живописи. Но с годами, устав от частых переездов и шумного Парижа, Ван Гог отправился на юг Франции — в Арль. Именно здесь в 1888-м он мечтал создать “Южную мастерскую” — союз художников, собрав под одной крышей всех единомышленников. Правда, живописцы на его призыв откликаться не спешили, и “Желтому дому”, в котором Ван Гог поселился в Арле, долго пришлось ждать гостей. Единственным, кого удалось уговорить, оказался Поль Гоген — такой же нищий и непризнанный гений. Поначалу он счел это приглашение коварным планом Тео заработать на его полотнах, тем не менее в конце октября приехал.

И хотя в первое время отношения между художниками были вполне дружескими, разные взгляды на жизнь и, главное, на живопись породили бесконечные споры. А постоянное напряжение, в котором жил Винсент, нервное и физическое истощение и, возможно, наследственность (члены семьи по материнской линии страдали эпилепсией) чуть было не привели к настоящей трагедии. В его биографию этот случай вошел как “история об отрезанном ухе”. Одна из местных газет сообщила об этом так: “В прошлое воскресенье, в половине двенадцатого ночи, некий Винсент Ван Гог, художник, родом из Голландии, явился в дом терпимости № 1, спросил некую Рашель, вручил ей свое отрезанное ухо, заявив: “Берегите его как зеницу ока”, и исчез. Узнав об этом поступке, совершить который мог только несчастный безумец, полиция отправилась наутро к этому человеку и нашла его в постели без всяких признаков жизни. Потерпевшего срочно доставили в больницу”. Так в печати впервые появилось имя художника. Конечно, подозрение пало на Гогена, который рассказал полиции, что на самом деле Винсент покушался на него, а когда попытка не удалась, обрушил свой гнев на собственное ухо. Поверили ли Полю — неизвестно, но и не препятствовали, когда он спешно покидал Арль.

Узнав о приступе помешательства у любимого брата, Тео тотчас приехал в Арль: ни он, ни сам художник не знали, что печальный случай будет не единственным. Оставлять Винсента без присмотра теперь было опасно: некоторое время он провел под наблюдением доктора Рея в психиатрической больнице. После — в лечебнице Сен-Поль-де-Масол, вблизи Сен-Реми-де-Прованс. А когда приступы прекратились, отправился в Париж навестить Тео, который теперь был женат: супруга Йоханна подарила ему сына, названного Винсентом. Ван Гог был искренне рад за брата: какое счастье, что Теодору, в отличие от него самого, удалось создать семью. Но это означает и то, что расходы его увеличатся, а значит, надо сократить собственные, ведь деньги Тео — по-прежнему единственный источник средств для Ван Гога.

...Или умру
Хоть мы с тобой знаем, что жизнь, отданная искусству, не есть подлинная жизнь, она кажется мне настолько полной жизни, что было бы неблагодарностью не довольствоваться ею. Винсент Ван Гог
      5 фактов от “НАТАЛИ”
“Портрет доктора Гаше” вошел в список самых дорогих картин в мире, когда-либо проданных на аукционе: в мае 1990?года за него было получено 82,5 миллиона долларов.
7 февраля 2012 года работа Ван Гога “Вид на приют и часовню в Сен-Реми” из коллекции кинозвезды Элизабет Тейлор была продана на торгах аукционного дома Christie’s за 16 миллионов долларов.
Весной 2012-го дом, в котором Ван Гог некоторое время жил в Лондоне, куплен за 900?тысяч долларов.

В Vincent Van Gogh Museum в Амстердаме хранится более семисот писем художника (большинство из них адресовано Тео).
В июне этого года музей отметит сорокалетие со дня основания.
Простившись с Тео и его супругой, Винсент отправился в городок Овер, расположенный к северо-западу от Парижа, под наблюдение доктора Гаше. Семья, в доме которой он обосновался, приняла его тепло и радушно. Мастерство Винсента росло — это отмечали даже коллеги-художники. Вот только приступы тоски и смутной тревоги все чаще овладевали им. Даже восторженная статья в литературном журнале Mercure de France критика Альбера Орье лишь на время озарила светом радости его душу.

Что произошло в доме Тео 6 июля 1890 года — уже вряд ли когда-нибудь удастся узнать: очевидцев давно нет на этом свете, а письма не сохранились. Исследователи предполагают, что огорченный серьезными проблемами на службе и резко ухудшившимся состоянием, Тео или Ио, как называли Йоханну, неосторожным словом дали понять Винсенту: помогать ему материально — обременительно для семьи. Возможно, это были лишь домыслы Винсента. Но в одном из последних посланий, датированных 23 июля, он сказал: “Я никогда не буду считать тебя простым торговцем картинами Коро, через меня ты прямо участвовал в создании многих картин, тех, которые, даже несмотря на крах, дышат покоем... Ну а я поставил в них на карту свою жизнь и наполовину потерял рассудок. Пусть так, но ведь, насколько я знаю, тебе не людьми торговать, и ты мог бы, по-моему, поступать просто по-человечески. Ну да о чем тут говорить?”

Говорить было не о чем. “Я верну деньги или умру”, — пообещал он однажды Тео. Но заработать продажей картин, которые у окружающих не вызывали ничего, кроме насмешек, ему так и не удалось...
Двадцать седьмого июля Винсент вышел на прогулку и, уйдя в поле, выстрелил в себя из пистолета. Когда он не явился к ужину, хозяева обеспокоились, а поздно вечером нашли его в постели и вызвали доктора Гаше. Осмотрев Ван Гога, врач понял, что помочь не в силах. Тео, узнав о случившемся, примчался в Овер, чтобы сказать брату последнее “прости”: 29-го Винсента не стало. Писали, что место, где он обрел покой, было покрыто двенадцатью подсолнухами, которые он так любил...

P. S. После смерти Винсента Тео слег. Он пережил брата всего на полгода: умер в январе 1891-го. Его вдова Йоханна и сын Винсент Ван Гог сделали все, чтобы увековечить имя художника.
Поделись с подружками :