Карл Брюллов.История любви художника.

Поделись с подружками :
Карл Брюллов
“Вирсавия”,
1832 г.
Государственная Третьяковская галерея,
Москва
Повествование о хитросплетениях судьбы очаровательной Вирсавии не одно столетие привлекает внимание историков, поэтов и даже астрономов: в ее честь назван астероид. Так или иначе, но именно незаурядные внешние данные стали для нее причиной всех печалей и радостей. Одни обвиняли Вирсавию в недостойном поведении, другие считали, что единственное преступление этой женщины состояло лишь в том, что она была непозволительно красива.
Карл Брюллов. Автопортрет. 1848 г.
А началась эта история, полностью изменившая жизнь героини, около девятисотого года до нашей эры... “Однажды под вечер царь Давид, встав с постели, прогуливался на кровле царского дома и увидел... купающуюся женщину; а та женщина была очень красива. И послал Давид разведать, кто эта женщина. И сказали ему: это Вирсавия, дочь Елиама, жена Урии Хеттеянина. Давид послал слуг взять ее; и она пришла к нему...” — так описывает Книга книг момент их знакомства. Как видно, известие о том, что приглянувшаяся особа замужем за его полководцем, царя не смутило. Какие чувства владели самой Вирсавией, история умалчивает. Дабы устранить ее супруга, Давид распорядился “поставить Урию там, где будет самое сильное сражение, и отступить от него, чтоб он был поражен и умер”. Сказано — сделано. Вскоре посол сообщил Давиду, что его воля исполнена. А значит, ничто больше не мешает ему взять Вирсавию в законные жены.
Через положенный срок она родила царю сына. Все рассчитал предусмотрительный правитель, тщательно расчищая дорогу к супружескому счастью. Не учел лишь одного: нарушение заповедей повлекло наказание. За свои грехи он и его возлюбленная ответили сполна — их первенец прожил всего несколько дней. Вторым наследником четы стал Соломон, с именем которого связано множество мифов и сказаний. Но это уже совсем другая история.
Не обошли вниманием сюжет и живописцы, на все лады обыгравшие судьбоносный для женщины момент. В их числе — и “Великий Карл”, как называли Брюллова его современники. Правда, мастера “света и воздуха” привлекло не столько библейское повествование, сколько возможность блеснуть своим “декоративным даром”. Подсвеченный силуэт, вода у прелестных ног, едва заметная стрекоза с прозрачными крыльями возле руки... “Мраморную белизну кожи оттеняет фигура черной служанки, привнося в картину легкий привкус эротики”, — пишут о ней искусствоведы. И вспоминают о чувственности...
Существует предположение, что моделью для этого полотна, так и оставшегося незаконченным, стала прекрасная возлюбленная художника Юлия Самойлова, эпатажная графиня, легенд о которой существует не меньше, чем об участниках этой исторической эпопеи. “Бойтесь ее, Карл! Эта женщина не похожа на других. Она меняет не только привязанности, но и дворцы, в которых живет. Но я согласен, и согласитесь вы, что от нее можно сойти с ума”, — говорят, так князь Гагарин, в доме которого произошло знакомство, предостерег Брюллова: он имеет дело с огнем. Однако пламя Юлии Павловны, опалившее сердца других, в случае с Карлом оказалось животворным. На протяжении многих лет они поддерживали друг друга, оставаясь, кроме прочего, близкими друзьями. “Люблю тебя более, чем изъяснить умею, обнимаю тебя и до гроба буду душевно тебе приверженная. Юлия Самойлова” — такие послания взбалмошная миллионерша отправляла “милому Бришке” из разных стран туда, где он сам находился в тот момент. А он дарил вечности облик любимой, наделяя ее чертами прекраснейших женщин на своих многочисленных полотнах. Пожалуй, лишь Самойловой удавалось сдерживать резкий, вспыльчивый нрав маэстро — для него иных законов, кажется, не существовало. “За внешностью молодого эллинского бога скрывался космос, в котором враждебные начала были перемешаны и то извергались вулканом страстей, то лились сладостным блеском. Он весь был страсть, он ничего не делал спокойно, как делают обыкновенные люди. Когда в нем кипели страсти, взрыв их был ужасен, и кто стоял ближе, тому и доставалось больше”, — писал современник о Брюллове. Самому Карлу не было дела до того, что говорили о характере, ведь его талант не вызывал сомнений.
К слову, госпожа Самойлова — одна из немногих, кто поддержал его в момент отчаяния, когда после нелепой женитьбы сорокалетний художник оказался в центре всеобщего внимания и недоброго любопытства. Его женой стала восемнадцатилетняя Эмилия Тимм, дочь рижского бургомистра. “Я влюбился страстно... Родители невесты, в особенности отец, тотчас составили план женить меня на ней... Девушка так искусно играла роль влюбленной, что я не подозревал обмана...” — рассказывал он впоследствии. А после они же “оклеветали меня в публике...” Истинной причиной “размолвки” с новоявленной супругой была грязная история, в которой она была замешана. “Я так сильно чувствовал свое несчастье, свой позор, разрушение моих надежд на домашнее счастье... что боялся лишиться ума”, — писал он о последствиях брака, продлившегося всего несколько месяцев. В этот момент явилась Юлия, чтобы в который раз оторвать “Бришку” от мрачных мыслей и увлечь в водоворот балов и маскарадов, которые давала в любимом имении Графская Славянка. Позже она продала “Славянку” и отправилась навстречу новой любви и новым приключениям. Брюллов тоже недолго задержался на родине: Польша, Англия, Бельгия, Испания, Италия — он много путешествовал и рисовал, рисовал, рисовал... Во время очередной поездки и умер — в местечке Манциана близ Рима.
Юлия пережила Карла на двадцать три года, похоронила двоих мужей — экс-супруга графа Николая Самойлова и молодого певца Пери. “Очевидцы, видевшие ее в этот период жизни, рассказывали, что вдовий траур очень шел к ней, подчеркивая ее красоту, но использовала она его весьма оригинально. На длиннейший шлейф траурного платья Самойлова сажала детвору, а сама... катала хохочущих от восторга детей по зеркальным паркетам своих дворцов”. Время спустя снова вышла замуж.
Неизвестно, что обещала небу или людям легендарная красавица Вирсавия, имя которой переводится как “дочь клятвы”, зато можно с уверенностью сказать: Юлия Самойлова еще в юности дала себе слово не унывать и его сдержала.
Поделись с подружками :