Сокровенная женственность певицы Перукуа

Поделись с подружками :
Перукуа – выдающаяся исполнительница чувственной музыки известна также популярными женскими семинарами «Голос Сокровенной Женственности – Мистерия Женщин»
Вас называют Богиней Вокала. Расскажите, когда и как  вы открыли в себе этот дар.
Я родилась в музыкальной семье – можно сказать, что я родилась и росла среди музыки, потому что музыка постоянно меня окружала. И страсть к пению пробудилась во мне очень рано: еще ребенком я начала петь. Но моя мать была против того, чтобы я стала певицей, ее мнение тогда было такое: у музыкантов вечно не хватает денег, их дети спят на заднем сидении машины... Прямо она мне никогда этого не говорила, но делала все, чтобы тихо, незаметно отбить у меня охоту к музыке.

И вот, когда мне исполнилось шестнадцать лет, решив покинуть родительский дом, я сказала матери: “Я хочу учиться музыке и стать певицей”. Она просто рассмеялась, ответив: “Ты никогда ей не станешь...”. Я отправилась на запад, на другой конец страны, и поступила в консерваторию на джазовое отделение.  Там был конкурс 2 места для девушек со всей страны, но я его прошла. И через много лет мать, наконец, приехала на мой концерт. Она сидела, слушала, и слезы текли и текли у нее из глаз. Потом она попросила у меня прощения, сказав: “Я даже представить себе такого не могла”. С тех пор она – моя большая поклонница.

Начав серьезно заниматься музыкой, я буквально “набросилась” на нее подобно “голодному духу”[1]. Но через некоторое время я обнаружила вокруг себя пустоту – меня перестало удовлетворять то, что я слышала, что исполняла сама. Ко мне пришло осознание того, что мое призвание – пение нечто другое, не просто музыку для развлечения, что что то более глубокое. Мне тогда было двадцать два года, у меня складывалась успешная карьера джазовой певицы, но она меня больше не привлекала.

Я приходила на берег океана, садилась на землю и пела. Это пение открыло для меня дух земли, помогло мне почувствовать глубину ее сознания и величину ее любви, лежащие в основе всего сущего. И тогда я предложила себя Матери-земле, сказав: “Используй этот дар, полученный мной от тебя, чтобы трогать сердца людей”. Я называла ее Матерью, но сущность, к которой я обращалась, не имеет имени, хотя я ощущала ее как нечто реально существующее, нечто высшее.

Что делать дальше, я тогда не знала. Сначала я думала, что меня научат коренные австралийцы, сохранившие связь с землей, но из этого ничего не вышло. На самом деле они во многом утратили свои корни. И вот буквально через две недели после моего воззвания к Земле в Австралию из Америки приехал целитель, североамериканский индеец. Возможно, потому что североамериканские индейцы прошли более длинный путь с тех пор, когда у них отняли культуру, и уже совершили связанный с этим круг, исполненный горечи и обиды, среди них есть целители и практики – призванные учителя. Эти люди идут и учат других, как восстановить свою связь с землей.

И вот один из таких учителей приехал к нам. Когда я его увидела, все мое тело отозвалось, как будто узнав его: Я знаю этого человека, я знаю, чем он хочет поделиться со мной. Мы начали петь вместе на сцене фестиваля где встретились, и, в конце концов услышав мой голос, он признался, что ждал меня.

А что он пел?
Он пел этнические песни – песнопения североамериканских индейцев. Что бы ни происходило – целение, очищение тела или дома, переживание какого-то горя – все происходит под пение, у всего есть своя песня. Этот человек знал много старинных песнопений, и сначала я думала, что он научит им меня. Я была готова окончательно отказаться от карьеры джазовой певицы, я была готова потерять все – настолько сильно меня влекло к нему.

Я уехала с этим человеком в США в пустыню штата Нью-Мексико, где я провела следующие несколько лет. Но уже через полгода после своего приезда я поняла, что он ничему меня не учит, и спросила: “Когда ты возьмешь меня на проведение ритуала, когда ты научишь меня песнопениям?” И он ответил: “Разве ты еще не поняла, что песни должны прийти к тебе прямо из своего источника, прямо от Матери? Это будут не наши песнопения, и они не будут принадлежать тебе – это будут песни для людей. Они придут через тебя, но тебе надо их услышать. Садись и слушай”.

Я много сидела на земле, много ходила, и песни стали приходить ко мне. Они звучали на древнем, неизвестном мне языке, я приходила к этому человеку и спрашивала, что они значат. И почти всегда он мог объяснить их смысл и предназначение. Как учитель он сделал для меня очень много, но не в общепринятом смысле этого слова. Он говорил: “Я не стремлюсь к тому, чтобы дать тебе пить, – я хочу научить тебя пить”. Он учил меня не ритуалу, а самой жизни – всему, из чего она состоит. Это было так не похоже на все, чему я училась раньше...

Сам он был настоящий воин -  отслужил в армии, воевал во Вьетнаме в спецподразделении, очень строгого воспитания и суровой дисциплины. К счастью, к тому времени, когда мы встретились (ему в это время было 52), он изменился, стал мягче. Он научил меня стрелять, пускать стрелы, ухаживать за маленькими детьми... В его доме всегда было много народа со всего мира, и женщинам приходилось много готовить. И он не спускал, если я делала что-то недостаточно хорошо.

Это было очень суровое обучение, но именно оно раскололо мою скорлупу – мое эго и мои амбиции, одолевавшие меня как молодую певицу, и я безмерно благодарна за это этому человеку. (С улыбкой.) Хотя не за то, как именно он это делал.

Но это уже зависело не от вас…
Именно. За эти годы моя связь с землей укрепилась. С момента моего первого опыта, полученного в Австралии, я все сильнее чувствовала эту жизненную силу, идущую от земли через звук. И не обязательно через звук, постижимый разумом, звук уже знакомый – это могло быть что-то новое, идущее из самой глубины.  Используя свой опыт исполнения джазовой музыки – особенно связанного с дыханием, опыт единения с землей, и благодаря тому, что вокруг меня было много женщин, мы вместе стали работать с женской энергией. И когда наш Учитель заболел, заболел очень серьезно, нам всем вместе пришлось учиться тому, как использовать нашу общую энергию в целительстве. Мы научились открывать эту энергию в своем теле и научились направлять ее по своему желанию.  

Всего, чего мы достигли, мы достигли благодаря истинной любви. В своих отношениях с любимым мы редко отдаем себя полностью, возможно, лишь в самом начале. А со временем начинаем все больше и больше лениться, и в конце концов уже не понимаем, почему мы находимся вместе в этим человеком. Моя любовь к тому человеку показала мне, что жизнь – драгоценный дар, которого мы можем лишиться в любой момент. Поэтому нельзя терять ни мгновения, ни малейшей возможности любить. Думаю, что эта мысль жила во мне с детства, с того дня, когда мне было 3 года и мой отец не вернулся из моря, он был капитаном рыболовецкого судна, которое затонуло и все члены экипажа погибли, но благодаря этому человеку она во мне укоренилась, и я стала совсем другой.

Вот откуда пришли мои песни, моя музыка. Одни из этих песен родились из моего желания понять: как я могу помочь себе и своим сестрам открыть свое тело? Или, скажем, одна из женщин собиралась рожать и просила меня быть при родах. Для этого тоже была нужна песня. Рождение песни всегда имеет причину и целью. Могу привести как пример песню Джона Леннона «Представьте». Для меня это целительская песня, она отражает целостное сознание, она говорит: «Только представьте себе, ведь это все возможно». Люди поют ее – люди любят петь хорошие песни, – и поддерживают постоянные вибрации. Любая песня, растущая из истины и любви, служит целому, обладает мощью, движется по миру. Какую-то песню могут забыть, но появится новая. Таковы и мои песни.

И если вначале меня сильно огорчало, что я почти не занимаюсь музыкой, то позднее я поняла, что музыка рождается из жизненного опыта. Песню не создают – хорошая песня приходит через нас. Это верно для любой хорошей практики, хорошего танца. Я полностью отдавала себя всему, что делала: любви, детям, музыке, – и песни пришли ко мне. Такова моя история.

Вот такая музыка – это и есть вокальная йога?
Это часть вокальной йоги. Когда тот период, о котором я говорила, подошел к концу, я подумала, что пора идти дальше. И меня потянуло в Индию, музыку которой я всегда любила. Там я в течение нескольких лет изучала индийскую музыку. У нее есть много общего с джазом – она тоже построена на импровизации. Но она намного глубже благодаря своим духовным корням. Ее система тоже основана на семи звуках: Са, Ре, Га, Ма, Па, Дха, Ни, но эти звуки идут из самого Творения, из его корней. Их можно услышать, просто сидя на земле. Обучаясь в Индии, я занималась, прежде всего, дыханием. Вокальная йога, пркатика автором которой я являюсь, основана на техниках, направленных на укоренение сознания, тела и дыхания в земле, на соединении их с Космосом, в частности, используя универсальную частоту мантры Ом. Во время пения наше тело резонирует, и благодаря этому наше сознание соединяется с нашим телом и происходит освобождение, открытие.

Почему вы работаете именно с женщинами, с женской энергией?
Многие практики вокальной йоги подходят и для мужчин, просто мужской голос идет из другого источника, он глубже. И мужчинам – так же, как и женщинам – необходимо это возвращение к истокам, необходим чувственный, телесный опыт. В работе с ними я использовала песнопения, практики открытия голоса – все это работает очень мощно. Для работы с ними больше подходит фестивальная форма.

Что же касается семинаров, то на них большую часть аудитории всегда составляют женщины. Несмотря на то что среди учителей больше мужчин, наше время – это время женщин. И мне как женщине интересно работать с женской физиологией, женскими сексуальными центрами. Именно женщины имеют глубокую связь с землей. И потом, я убеждена: как только женщина становится самой собой, становится чувственной, она передает это и своему мужчине.

И наоборот...
Совершенно верно.

Вчера, на вашем семинаре я испытала эту энергию, о которой вы говорите. А как связано пение с базовой энергией жизни?
Жизнь – это и есть вибрации, наше тело – это большая резонирующая камера, испускающая вибрации с помощью звуковых кодов. Земля вибрирует – издает звуки, Вселенная вибрирует – издает звуки и так далее. Но существует и бесконечная тишина. Когда наше сознание укоренено в самом себе – я имею в виду осознанность тела, осознанное пение, включая осознание, для чего я пою, – то высвобождается огромная энергия. Благодаря тому, что звук соединяет вас с истоками. Звук возвращает вас обратно в тишину, в черноту космоса, в вечные недра творения…

Значит, сначала надо высвободить звук…
Да, а потом вернуться обратно в тишину. Мы живем в мире вибраций, но мир наш далек от гармонии, поэтому в нашем теле много негармоничных вибраций. И мы не знаем, почему это происходит, но когда мы с помощью звука заставляем тeло сильно вибрировать, оно освобождается от этих вибраций и пространство внутри тела расширяется.

Происходит очищение...
Да. На своих семинарах я не стараюсь давать участникам побольше информации – это ни к чему. Наше тело очень умное, мы обращаемся к нему – и этого достаточно. Но объяснить словами, что мы делаем во время семинаров, очень трудно.

В конце своего семинара вы остановились на основных психологических проблемах женщин: неумении поддерживать отношения  с мужчинами, ревности, привычке сравнивать. Помогают ли ваши практики решать эти проблемы?
Я много работаю с женщинами, а для женщин очень важно воплотить себя истинную: научиться быть открытой, а не скованной, любящей, а не полной страха. Уметь поддерживать отношения со своим любимым, жить с ним. Нам свойственны большие перепады настроения: мы можем быть очень веселыми и внезапно прийти в раздражение. Женщинам важно уметь «не вываливать» свои состояния на голову мужчины. Уметь выдержать паузу, прийти в более спокойное состояние и только потом начинать общаться с ним.

В моих практиках важно, что они дают очищение и доступ к истокам. Наше тело начинает вибрировать более естественно, как у ребенка, а ребенок – это чистая любовь. Когда вы постоянно пьете из собственного источника, ваша чаша постоянно наполняется. Главное – научиться переносить это умение в свою повседневную жизнь. Благодаря практикам вы узнаете, что значит полнее пребывать в своем сердце, своем теле. И когда возникает ситуация, в которой вы испытываете ревность, горечь, вы физически чувствуете, как закрываетесь, как эти энергии закрывают вас. Вы физически ощущаете боль в сердце, ваши плечи, нижнюю челюсть сковывает, глаза опускаются. «Поймав» эти ощущения, вы некоторое время осознанно остаетесь в них – это очень важно – и в конце концов, они сами по себе рассеиваются.

Психология пытается решить все проблемы на уровне разума, а мы пытаемся обратиться к телу. При этом важно понимать, как работает разум.

Практика – это не что-то такое, что вы делаете на семинаре, а потом забываете. Практика – это то, что вы делаете всю свою жизнь, это стиль жизни и полная отданность ему. Отдайтесь процессу изменений в себе: увидьте свою ревность и будьте честной сама с собой. И она рассеется сама по себе. Маятник перестает раскачиваться – вы достигаете равновесия. Вы перестаете терять энергию, она будет сохраняться у вас внутри. И через некоторое время вы спросите себя: «Что это такое было со мной?»  

Ваши изменения – не только ваши, они изменяют весь мир вокруг. Ваш опыт – не только ваш, ведь все люди, живущие на земле, постоянно входят в различные состояния и выходят из них.

Я вижу в вас очень счастливую женщину. Что дает вам это счастье, которое вы буквально излучаете вокруг себя?
Я влюблена в землю, в любовь, живущую во мне, в своего мужа, свою дочь, всю семью, музыку – я чувствую себя счастливой, где бы я ни была. Даже если я на некоторое время потеряю это состояние, я все равно знаю, что любовь никуда не делась, она во мне. Все, о чем я говорила, – для меня не просто слова.

Фотографии и текст интервью предоставлены ТОВ Оушен ОФЛАЙФ
Поделись с подружками :