Збигнев Тухольский: "Мы долгое эхо друг друга" - эксклюзивное интервью с мужем певицы Анны Герман

Поделись с подружками :
Анна Герман родилась в День влюбленных и всю жизнь пела о любви. Но никто из поклонников не имел ни малейшего шанса покорить ее сердце, ведь все песни она посвящала единственному мужчине — Збигневу Тухольскому.  
Ее музыкальным триумфом стал знаменитый в те годы Междуна­родный фестиваль песни в Сопоте, на котором в 1964-м она получила премию: “Танцующие Эвридики” в исполнении Герман произвели на публику неизгладимое впечатление. На нее, непрофессиональную певицу, участвовавшую прежде лишь в студенческой самодеятельности, посыпались приглашения из многих стран мира. Однако главное в ее жизни событие
Краткая дискография
Краткая дискография
“Анна Герман. На концертах великой певицы” (2010)
“Анна Герман. Золотые неаполитанские шлягеры” (2007)
“Анна Герман. Концерт в Ленинграде” (1987)
“Анна Герман. Последняя встреча” (1983)
“Анна Герман. Человеческая судьба” (1970)
“Анна Герман. Танцующие Эвридики” (1965)
“Поет Анна Герман” (1965)
произошло несколькими годами раньше — в тот день, когда она встретила Збигнева. Тогда он еще не знал, что его новая знакомая —  не только студентка Вроцлавского университета и будущий геолог, но и восходящая звезда польской эстрады: услышать ее исполнение ему довелось позже. “Она пела, а я понимал, что этот голос неповторим и что пение — ее стезя”, — вспоминал он. Не подозревал Збигнев и о том, сколько испытаний выпадет на их долю. А предстояло пережить многое: аварию, в которую попала Анна, гастролируя по Италии, месяцы восстановления, годы спустя — страшную болезнь, ставшую следствием той автокатастрофы... Он был рядом всегда: в больнице и дома, когда после многих недель, проведенных закованной в гипс, ей приходилось учиться жить заново.

Огромная любовь Збигнева помогла Анне встать на ноги и даже вернуться на сцену. Через три года после аварии она вышла к публике с проникновенной песней “Человеческая судьба”, а за кулисами, плача от счастья, стоял ее любимый.

В 1975 году в жизни семьи Герман — Тухольский произошло событие, которого супруги ждали долгие годы: вопреки запретам врачей тридцатидевятилетняя певица родила сына и назвала в честь мужа Збигневом. Вскоре сбылась еще одна мечта Анны: они приобрели дом с садом в варшавском районе Жолибож. Анна снова начала гастролировать — супруги были на седьмом небе от счастья, не зная, что продлится оно совсем недолго... Однажды во время концерта в австралийском Мельбурне певица почувствовала острую боль в ноге. Вердикт медиков был неутешителен — злокачественное изменение в костях.
За несколько лет до трагедии она приняла предложение режиссера Евгения Матвеева спеть в его фильме “Судьба”. Сегодня трудно представить кого-либо другого, исполняющего так же проникновенно и искренне песню на слова Роберта Рождественского:
Тебя я услышу за тысячи   
верст.
Мы —  эхо, мы —  эхо,
Мы долгое эхо друг друга,
—  
пела Анна, словно обращаясь к Збигневу.
“У каждого человека есть своя звезда. Возможно, любовь, работа, материнство... И необходимо делать все для того, чтобы свет ее не угасал. Моя звезда — песня”, — говорила Анна Герман. Но страшная болезнь прогрессировала, а врачи были бессильны: ни операции, ни лечение результатов не дали... В последние месяцы, когда физически было невыносимо тяжело, Анна, превозмогая боль, садилась за рояль и пела молитвы, мелодии к которым рождались в ее душе.

Она ушла из жизни в ночь с 25-го на 26 августа 1982 года в военном госпитале в Варшаве. Годы спустя ее именем назвали одну из малых планет во Вселенной. С тех пор далекая звезда Анна Герман льет на Землю свой нежный, мерцающий свет, напоминая слова любимой песни:
Светит незнакомая звезда,
Снова мы оторваны от
дома,
Снова между нами города,
Взлетные огни
аэродромов...

Своими воспоминаниями об Анне с нами поделился ее супруг Збигнев Тухольский.

Пан Збигнев, о вашей первой встрече с Анной слагают легенды. А как все было на самом деле?
Столько лет прошло... Мы познакомились в шестидесятом году во Вроцлаве, где я был в служебной командировке. Потом переписывались. Аня приглашала меня на концерты, в которых принимала участие, но мне было очень сложно приезжать на ее выступления, так как я работал, учился и занимался спортом. И вот однажды, в 1961-м, по дороге из Вроцлавской эстрады в Жешовскую она заехала к нам в Варшаву и спела для моих родителей. Тогда я впервые услышал ее голос. В то время у Анны еще не было собственного репертуара, она исполняла свои любимые песни и была очень рада, когда они нравились публике. Хоть у меня нет музыкального образования, я оценил ее голос. Его сложно было с чем-либо сравнивать! Уже тогда я подумал: какая огромная ответственность ложится на тех, от кого будут зависеть судьба и карьера Анны. Я понимал, что мы, близкие ей люди, должны сделать все возможное, чтобы помочь делиться своим талантом с другими.

Пишут, Анна — потомок древнего голландского рода... А что она рассказывала о себе?
Аня происходила из семьи голландских протестантов-менонитов, которые критиковали обычаи, существовавшие в Голландии при дворе и в церкви. Они были вынуждены бежать от преследований, и таким образом несколько групп оказались в Польше. Позже по приглашению российской царицы Екатерины прапрадед Анны с одной такой группой приехал на Кубань, где и остался. В небольшом поселении они строили почты, церкви, больницы. Так развивалась диаспора с немецко-голландскими корнями.

Анна родилась в Узбекистане, где тогда жили ее родители, но после войны вместе с матерью уехала в Польшу. Как известно, во времена сталинских репрессий в СССР был расстрелян ее отец, тем не менее она не раз возвращалась в Союз с концертами...
Она действительно сотрудничала со многими советскими авторами —  это началось после выступления в Сопоте. Аня всегда радовалась этим поездкам, ведь ее детство прошло в СССР. Она отлично знала русский язык, литературу и всегда хорошо себя чувствовала там — в сущности, это была ее родина. Анну любили в Союзе, она была настоящей звездой с собственным репертуаром на русском языке. Позже редактор московской студии грамзаписи “Мелодия” Аня Качалина пригласила ее в Москву, где записала пластинку с песнями. Это стало новым витком в карьере. Потом появились другие записи: Качалина была музыкальным редактором студии “Мелодия” и стала близкой подругой на всю жизнь.

Как Герман попала в Италию?
В 1966 году итальянский продюсер, прослушав эту пластинку, предложил Анне трехлетний контракт. Для этого промоушена ей организовали выступления на телевидении и радио. Она часто давала интервью, общалась с журналистами. Начались гастроли. Помню, как она даже в Швейцарии пела песню Арно Бабаджаняна на стихи Евгения Евтушенко “Не спеши”. Правда, для создания нового имиджа ей зачем-то надели черный парик...
На одном из концертов было много людей, танцующих под музыку. Но когда Аня запела, они все подошли к сцене, чтобы послушать ее удивительно проникновенный голос. Как оказалось, итальянцы не менее сентиментальны, чем славяне. Именно в тот раз Аня возвращалась на машине, а за рулем сидел ее продюсер. Он накануне проведывал своих родителей и не выспался. Тогда и случилась эта страшная авария...

На лечение ушли многие месяцы...
Когда Аня пришла в себя после операции в ортопедическом институте в Болонье, она была шокирована! Гипс начинался от подбородка и заканчивался у пальцев ног, а ведь прежде она никогда не застегивалась под горло, не носила даже гольфов, ее одежда всегда была с открытым воротом. После аварии ей приходилось лежать в тесном панцире, который не позволял дышать... Но уже на третий день после операции к ней пришел человек от известного продюсера — профессор Варшавской консерватории Тадеуш Охлевский, который организовал Музыкальное общество в Кракове, а также руководил камерным ансамблем. Он предложил Анне записать камерную средневековую оперу Доменико Скарлатти, что ее очень обрадовало. Однако Аню мучили сомнения: можно ли не поставленным, как у нее, голосом исполнять сложные музыкальные партии. Но Охлевский сказал, что раньше, когда делались записи, в них пели именно в такой манере — непосредственно и легко. Позже был записан диск с партиями из оперы.

В тяжелый период вы были рядом с Анной, хотя официально не расписывались. Не многим мужчинам удается выдержать такие испытания...
Я сразу полюбил Анну. Но люди сначала должны узнать друг друга: характеры, образ жизни, идеалы, если они есть. Мы постепенно находили все больше общего. Ну а потом одновременно решили не расставаться. После аварии поженились в тихом городке Закопане, специально поехали туда. По дороге, прямо на улице, встретили наших друзей — это было неожиданно, ведь мы не договаривались. Они и стали нашими свидетелями и гостями на свадьбе. Событие мы отпраздновали в небольшой польской корчме, которая принадлежала профсоюзу горняков.

Как появилась идея написать книгу воспоминаний?
Анна начала восстанавливаться после аварии, и подруга Алина Новак уговорила ее рассказать о пережитом, чтобы окончательно распрощаться со страхами после несчастного случая. И Аня написала книгу “Вернись в Сорренто?..”. Алина набирала текст на машинке, а потом издательство “Искра” выпустило ее тиражом 150 тысяч экземпляров, который быстро разошелся. Время спустя Алина предложила Ане сочинить музыку к поэтическим текстам. И она решилась, хотя не имела специального образования. Анна подбирала мелодии на фортепиано, потом записывала их на магнитофон, затем исправляла. А ее коллеги, известные музыканты из консерватории, переносили все на бумагу в виде нот. Иногда они говорили, что музыка написана без учета законов гармонии, но вскоре приходили и подбадривали: “Очень хорошо, у тебя есть шанс!” У Ани была врожденная музыкальная интуиция и чутье. Когда-то народные песни создавались именно такими людьми, без образования. Ей никогда не ставили голос, она не упражнялась специально, а просто пела. У нее был природный дар — даже среди ночи она могла петь без распевки.

Говорят, жить рядом с творческими людьми очень непросто.
На первом месте для меня были наша семья и искусство Ани. Я люблю свою профессию, но всегда помогал Анне в творчестве, ведь ее песни адресованы миллионам людей. Я никогда не ревновал жену, так как считаю, что у певицы должны быть поклонники — те, кто любит ее творчество. Мне это не мешало: мы с Анной всегда уважали друг друга. Если же кто-то из поклонников проявлял интерес в агрессивной форме (а бывало и такое!), мы списывали это на счет эмоционального влияния искусства.

Правда, что незадолго до ее ухода вы обвенчались?
Когда Аня болела, нам сказали, что лечение не дает результатов. Мы много говорили об этом и пришли к выводу, что настало время примириться с Богом. Так случилось, что Аню воспитывала бабушка-адвентистка, с детства Аня знала, что такое молитва. И когда с ней случилась беда, она взяла Библию своей бабушки и попросила, чтобы нас обвенчали. Тогда мы окрестили сына Збышека и сами обвенчались —  у кровати, на которой болела Анна. Вот так и состоялась эта небесная торжественная церемония. Перед смертью Аня сказала, что если выздоровеет, не будет петь на сцене, а лишь для Бога. Она даже сочинила мелодии для двух библейских псалмов. Таким был ее выбор...

После ухода Анны вы больше не женились: другие женщины не выдерживали сравнения?
К сожалению, я не создал другой семьи. Говорю “к сожалению”, потому что для сына это было бы лучше. Но я воспитывал его сам. Конечно, Збышеку было нелегко, поскольку к отцу не приходят со своими вопросами, сомнениями и проблемами так, как к маме. Я всегда считал своей обязанностью быть рядом с сыном. Аня назвала его моим именем. Он — ученый. Пока не женат, но я с нетерпением жду этого. А еще очень надеюсь, что когда-нибудь там мы встретимся с Аней. Так окончу свое земное странствие, не настолько безграничное, как хотелось бы. Жизнь —  всего лишь путешествие, экзамен, который случается один раз и больше никогда не повторяется.

Благодарим за помощь в подготовке материала биографа и президента Международного клуба поклонников Анны ГЕРМАН Ивана ИЛЬИЧЕВА.
Поделись с подружками :