Трудно быть богом - танец Михаила Барышникова

Поделись с подружками :
Его называют “богом танца” и гениальным танцовщиком XX века. Но балетное мастерство — не единственный талант, которым обладает Михаил Барышников.
Ритм судьбы
Несколько лет назад агентство Washington ProFile опубликовало рейтинг самых известных и влиятельных выходцев из СССР, ныне живущих в США. Первую строчку в нем занял Михаил Барышников — блистательный танцовщик, оригинально мыслящий хореограф, непревзойденный интерпретатор танца модерн, интереснейший драматический актер и неординарный фотохудожник. Который в очередной раз доказал миру, что он — хозяин своей судьбы, а поворотные моменты его жизни так же смелы и непредсказуемы, как его танцы.

Связанная с его именем история самого знаменитого в мире “невозвращения”, вероятно, известна всем: Барышников остался в Канаде во время гастролей Мариинского театра в 1974 году. В отличие от многих коллег, он был успешен и в СССР, но жажда свободы творчества и возможности реализовать себя толкнула двадцатишестилетнего артиста на этот шаг. Тогда он оставил все, что связывало его с прошлым: друзей, любимую женщину, квартиру на углу Мойки и своего пуделя Фому.

Конечно, плата оказалась непомерно высокой, но талант и трудолюбие принесли такой успех в новой жизни, о котором невозможно было мечтать. Барышников танцевал в лучших труппах Канады, Америки и Европы. Поставил спектакль “Барышников на Бродвее”, за который в 1977 году получил престижнейшую премию “Оскар”. А фильмы “Поворотный момент” и “Белые рыцари” сделали его знаменитостью и в жанре кино. Но это, конечно, лишь отдельные штрихи звездной биографии.

Лайза Минелли называла его “милым, обаятельным гением и человеком потрясающей красоты”

Misha
Так называли его в Америке, где еще несколько десятилетий он блистал в классическом балете и был неподражаем. Однако не менее впечатляющим оказалось то, как в один момент он безвозвратно ушел из него. Оставив в 1990 году труппу Американского театра балета (ABT), художественным руководителем которой был на протяжении десяти лет, Барышников начал новый этап своей жизни — стал исполнителем и постановщиком танца модерн. Вместе с американским хореографом Марком Моррисом он создал новую труппу — White Oak Dance Project. А когда в 2005 году она приобрела широкую известность, мастер построил и возглавил собственный Baryshnikov Arts Center. Здесь он трудится и здесь воплощается его давняя мечта — молодые артисты создают новаторские работы.

Сам он с удовольствием ездит в шикарных машинах, летает на личных самолетах, наслаждается красотой и уютом своих домов в Нью-Йорке и на Карибах. Вероятно, потому, что вполне успешно реализуется в других направлениях, в том числе коммерческих, таких как выпуск линии одежды и ароматов. Но деньги — это всего лишь результат труда и возможность быть независимым: творчество — вот смысл его бытия.

Па его личной жизни
Не удивительно, что даже романтические увлечения маэстро неотделимы от его искусства. Гелси Киркланд — первая американская любовь Михаила — была его партнером в одном из танцевальных проектов. Он обожал ее талант и признался однажды, что “влюблен в ее отрешенность и фанатизм”. Однако эта связь была недолгой: в декабре 1980 года, перед первым спектаклем под его руководством, он уволил Киркланд и Патрика Биссела за то, что они не явились на генеральную репетицию. Как позже выяснилось, пара всю ночь “развлекалась” наркотиками. Прошло время, он немного остыл и вернул провинившихся артистов. Но, увы, вскоре Биссел умер от передозировки, а Гелси сама покинула труппу.

Роман с голливудской кинозвездой Джессикой Ланж оказался более продолжительным — оба были молоды, привлекательны и полны амбиций. Через четыре года у них родилась дочь Александра. Но и это обстоятельство не остановило бесконечные измены Джессики. Прошли годы, прежде чем Михаил сумел простить эту женщину: “Мы строили свою карьеру и забывали друг о друге, и только сейчас я понимаю, что самое замечательное, что случилось тогда, — рождение нашей с Джессикой дочери”.

Роман с Лайзой Минелли был страстным и недолгим. Он восхищался ее творчеством, обаянием, энергией, отдавая должное танцевальному и сценическому стилю актрисы. Лайза называла его “милым, обаятельным гением и человеком потрясающей красоты”. Они жили сумасшедшей жизнью, бьющей через край. В то время Лайза выступала в Нью-Йорке и после каждого спектакля ночным рейсом возвращалась в Вашингтон, где находился Михаил, чтобы обнять своего “мускулистого, безукоризненного в любви друга”. Конечно, такой накал не мог длиться вечно: они расстались, хотя и теперь их связывает нежная дружеская привязанность.

Самые долгие и прочные отношения сложились с Лизой Рейнхардт, которую он встретил, когда танцевал в ABT. Говорят, они до сих пор вместе, ведь пару объединяют не только прожитые годы, но и трое детей: Петр, Анна и София...

Однажды в Париже
Сейчас Михаил Барышников редко танцует, но талант его неисчерпаем, и год от года он не устает поражать публику новыми проектами. Не так давно Михаил сыграл художника Александра Петровского в сериале “Секс в большом городе”. И воплотил оригинальный образ в спектакле “В Париже”, поставленном в 2012 году по одноименной пьесе Бунина. “Когда стареешь, ты освобождаешься от многого и обретаешь многое другое. Например, стремление экспериментировать, сравнивать, удивлять”, — говорит Барышников сегодня. Может быть, пьеса “В Париже”, в которой он принял участие не только как актер, но и как режиссер в соавторстве с Дмитрием Крымовым, — начало нового витка в его творческой карьере? Ведь в качестве артиста он и так хорошо известен.

А вот о другой страсти великого танцовщика знают немногие: не так давно в Нью-Йорке, в галерее АВА, прошла выставка его фоторабот под названием Dance This Way, повествующая о многообразии жизни, переданной в танцевальных стилях, — начиная от классики и заканчивая хип-хопом. Это не первая экспозиция мастера. Барышников занимается фотографией уже тридцать лет. Надо отметить, что перед зрителями предстал очень необычный фотохудожник — его работы полны движения, света и поэзии. Как правило, он делает снимки на генеральной репетиции прямо из оркестровой ямы, стараясь найти в фотографии, как и в танце, безошибочную грань между эмоциональной насыщенностью и сдержанной лаконичностью.

Но и это не все: приоткрывая завесу личности артиста, нельзя умолчать о том, что Барышников называет своим самым большим в жизни откровением. В декабре 2012 года он впервые представил широкой публике коллекцию изобразительного искусства Art I’d lived with (“Искусство, с которым я живу”), которую собирал более сорока лет.

Страсть коллекционирования у Михаила родилась в Париже. Однажды, гуляя в районе бульвара Сен-Жермен, он заглянул в художественную галерею Proscenium и увидел необычный графический портрет работы Жана Кокто, изображавший Сергея Дягилева — знаменитейшего русского импресарио начала ХХ века, организатора “Русских сезонов” в Париже. И тут же приобрел рисунок. Это стало прелюдией к его коллекции и открыло эпоху “жизни в окружении картин”. Со временем художественные полотна стали важной частью кочевого быта Барышникова: из одного гастрольного тура в другой они следуют за ним и размещаются там, где в данный момент он обитает. Таким образом, Михаил возит за собой часть своего мира, в нем черпает вдохновение для творчества и отдыха. И как бы он ни пытался скрыть от посторонних потаенные струны своей души, они лучше всяких слов характеризуют этого человека — талантливого и многогранного, непредсказуемого и противоречивого, энергичного и бескомпромиссного, полного творческих идей и способного их реализовать. Вопрос о том, как ему это удается, — задавать бессмысленно: для этого надо просто быть Михаилом Барышниковым.
Поделись с подружками :