Александр Абдулов: Ниоткуда с любовью

Поделись с подружками :
Коллеги и поклонники считали его гениальным актером, приятели — лучшим в мире другом, завистники — баловнем судьбы, без труда получавшим любые блага. И лишь близкие знали истинную цену успеха и то, насколько закрыт и одинок был весельчак Александр Абдулов, которому в этом месяце исполнилось бы шестьдесят лет.
Сын вождя
“Представьте: вбегает в кабинет... Ленин и со всеми здоровается. Я так растерялась! Мне показалось, что в классе — сам вождь пролетариата. Надо мной потом вся школа смеялась”, — с этого казуса началось для учительницы школы № 2 узбекского города Фергана знакомство с семейством Абдуловых. Когда шок от неожиданной встречи с лидером революции прошел, преподавательница поняла: перед ней — отец ученика Саши Абдулова. Дело в том, что Гавриилу Даниловичу — одному из немногих в СССР — доверили играть эту роль. Как раз в тот вечер у него был спектакль, потому в школу актер прибыл прямо из театра. Остальные преподаватели, да и родители, пришедшие на собрание, с интересом поглядывали на Абдулова-старшего, вполне органично чувствовавшего себя в костюме вождя революции. И, вероятно, думали о том, что его неугомонному сыну явно передались артистические гены. Ведь благодаря “стараниям” Александра ни один школьный день не проходил спокойно.

Правда, сам Саша об актерской карьере не думал, а с удовольствием занимался спортом. Но по настоянию отца после десятого класса все-таки подал документы в Высшее театральное училище имени М. С. Щепкина в Москве. Но совсем не огорчился, узнав, что его не приняли. Дабы не терять времени даром, юный спортсмен поступил на факультет физкультуры Ферганского пединститута.

Краткая Фильмография

“Анна Каренина” (2008)
“Капкан” (2007)
“Мастер и Маргарита” (2005)   
“Бременские музыканты & Co” (2000)
“Убить дракона” (1988)
“Храни меня, мой талисман” (1986)
“Самая обаятельная и привлекательная” (1985)
“Формула любви” (1984)
“Чародеи”,
“С любимыми не расставайтесь” (1979)
“Обыкновенное чудо” (1978)
А год спустя... снова поехал в столицу: члены жюри приемной комиссии ГИТИСа — Российского университета театрального искусства — были более прозорливы и разглядели в абитуриенте дар Божий. И завертелась студенческая жизнь: “Завоевать Москву было немыслимо трудно... Средняя Азия, где я вырос, — это совершенно другой мир, другая психология, другое воспитание. В Москве я продолжал постоянно драться, попадал в милицию... Столько всего начудил, пока понял, что к чему. Даже был роман с американской шпионкой: меня об этом в КГБ просветили, когда пытались завербовать. Жил в общежитии, играл в массовках. Все время бегал. Человек не имеет права сидеть и ждать чуда”, — впоследствии говорил он, знаменитый и прославленный.
Иногда Александр навещал родных — маму, отца и двух братьев, оставшихся в Фергане, где семья обосновалась в 1956 году, переехав в Узбекистан из Сибири. И хотя отец Гавриил Абдулов был в то время главным режиссером Ферганского русского драматического театра, все понимали: Саша сюда не вернется. “Родиной я считаю Тобольск — город, в котором родился. А Фергана опустела для меня после того, как умер отец, убили брата”, — грустно говорил он через несколько лет. К слову, нашумевшее в 1980-м дело о нелепой смерти Владимира Абдулова, который был старше Александра на шесть лет, так и не раскрыли.

“Что наша жизнь? Игра!”
“Как только дочка Абдулова Женечка научится писать и напишет: “Прошу принять в труппу “Ленкома”, — сразу несите это заявление мне, приму!” — эти слова произнес недавно режиссер и художественный руководитель знаменитого “Ленкома” Марк Захаров. А вот что именно он говорил в 1975-м ее папе Александру, сейчас, вероятно, восстановить не удастся. Но факт остается фактом: после посещения дипломного спектакля выпускников курса, которым руководил Иосиф Раевский, Захаров пригласил неофита Абдулова в труппу легендарного театра, чтобы годы спустя сказать о нем: “Саша — наше все”. Хоакин в спектакле “Звезда и смерть Хоакина Мурьетты”, Фернандо Лопес в “Юноне и Авось”, Сиплый в “Оптимистической трагедии” и Макмерфи в “Пролетая над гнездом кукушки” (“Затмении”), поставленном по мотивам бестселлера Кена Кизи. “На редкость удачная театральная судьба!” — вздыхали те из коллег, кого Фортуна в лице режиссера не замечала. А зрители, которые оценивают актерскую состоятельность, голосуя купленными билетами, после очередного спектакля нередко восклицали: “Какой сильный актерский ансамбль! А только все держится именно на Абдулове”.

Жена моя, Констанция
“Я влюбилась с первого взгляда. Мы поехали на гастроли с “Лен­комом” в Ереван, и он сделал мне предложение. На что я ответила: “Пронесешь на руках через весь городской парк — соглашусь!” Он пронес. А расставались мы тоже красиво: я снялась в клипе “Ты меня любишь” с Алек­сандром Серовым, где мы изобразили бурную страсть, а Саше Абдулову это очень не понравилось”, — если верить журналистам, так коротко, но емко обозначила актриса — первая красавица советского экрана Ирина Алфе­рова — рамки их совместной жизни. К слову, с ней Александр познакомился как раз в стенах родного театра. Говорят, искра между ними проскочила в тот самый день, когда Алферова пришла туда в надежде получить работу. Согласно другой версии, Ирина случайно оказалась на репетиции. По легенде, бытующей в артистических кругах, Марк Захаров не жаловал красавиц, однако обладательницу ангельского личика в труппу принял.
Для молодых людей эта встреча стала началом многолетнего романа, за которым с завистью и восхищением следили все женщины Страны Советов. А молодожены (вскоре после знакомства они расписались) будоражили обывательское воображение, появляясь на экранах в совместных фильмах. В 1979 году любопытные с удовольствием обсуждали каждый жест и взгляд их героев из драмы “С любимыми не расставайтесь”. “Наблю­дать за актерской игрой — одно удовольствие”, “Для меня решающим фактором перед просмотром было участие Абдулова и Алферовой”, “Уж очень интересно смотреть на самую красивую пару советского кино”, — отозвались зрители, увидевшие картину о новоиспеченных супругах, научившихся ценить свои чувства, лишь пройдя испытания ревностью, разлукой, страданиями. И, конечно, невольно сравнивали их Катю и Митю с Ирой и Сашей. Алферовой припоминали неудачный первый брак, Абдулова хвалили за то, что удочерил маленькую Ксению, которую долгое время многие считали и его родной дочерью.

Но испытания для молодой семьи начались, когда Александра пригласил на съемки Георгий Юнгвальд-Хилькевич, задумавший экранизировать роман Дюма “Три мушкетера”. Абдулову, которого он считал не только талантливым артистом, но и другом, предложил, конечно, главную роль — красавца Д’Артаньяна. “Саша всегда вызывал у женщин трепет. Наверное, я — единственный в нашей стране режиссер, не утвердивший его на роль. Причем преклоняясь перед талантом!” — каялся режиссер годы спустя. Но тогда дорогу Александру, на которого уже шили костюмы, перешел Михаил Боярский: “Я оторопел от этого темперамента, от этих горящих глаз. И тут же выпалил: “Миша, я хочу, чтобы вы снялись в моей картине. У меня есть одна вакантная должность...” После Саша очень спокойно мне сказал: “Все нормально. Я понял. Желаю удачи”. Абдулов, как всегда, повел себя в высшей степени по-мужски. Но, конечно, наши теплые отношения прекратились”, — сожалел Хилькевич. А Ирина Алферова об этом периоде вспоминала так: “Вдруг — меня утверждают, а его нет. Он очень расстроился, хотел, чтобы я отказалась сниматься в роли Констанции. Саша мечтал сыграть Д’Артаньяна с детства, ради этого научился фехтовать”. И все же Абдулов появился в этом фильме, став... зевакой-плотником и раненым гвардейцем кардинала.

Любовь — это неземное состояние, когда от прикосновения руки можешь сойти с ума

Формула обыкновенного чуда
“В институте все считали меня очень богатым, и многих это раздражало. Дело в том, что я обедал в ресторане. Просто мы с приятелем вычислили, что за полтора рубля можно съесть шурпу, плов и выпить бутылку минеральной воды. Получалось и вкуснее, и дешевле, чем в любой столовой. А по ночам с тем же приятелем вагоны разгружали. И вообще, у меня в жизни сложностей было ничуть не меньше, чем у всех нормальных людей. Но не должны зрители об этом знать”, — рассуждал Абдулов в одном из интервью.

К тому времени он уже успел сняться в пятнадцати картинах, среди которых — фэнтезийный мюзикл “Обыкновенное чудо”, вышедший на экраны 1 января 1979-го. “Медведь в исполнении Абдулова не просто влюбленный юноша: в его взгляде — ненависть к собственной судьбе и слепая вера в рок, в нем самоотверженность воюет с самопожертвованием, а меланхолия способна в мгновение превратиться в звериную ярость”, — отозвались зрительницы, давно и с удовольствием сотворившие из него кумира. “У меня всегда работа на первом месте, потом — семья”, — не скрывал он, снимаясь ежегодно в пяти-шести фильмах. “Чародеи”, “Рецепт ее молодости”, “Юнона и Авось”, “Формула любви”, “Убить дракона”, “Мастер и Маргарита” — его герои привлекали и впечатляли непохожестью друг на друга и тем, что он запросто мог быть романтичным, жестким, некрасивым, смешным, но главное — неповторимым.

“Вам везет в жизни?” — донимали журналисты. Зачастую он отделывался какой-нибудь общей фразой, а порой рассказывал одну из многочисленных историй. “Помню такой случай. Мне нужно было срочно попасть в Ленинград. По­го­да нелетная, все рейсы отменили. Я, как всегда, пошел в гостиницу “Интурист”. Обещали отправить первым же рейсом. Когда объявили посадку, занял свое место в самолете. Вдруг появляется стюардесса и сообщает, что еще один борт вылетит на пятнадцать минут раньше — я перешел в него. Как потом оказалось, тот самолет, в котором я уже сидел, разбился...” Второй раз опасность подстерегла его в образе девушки, дежурившей возле театра. Внимание привлекло то, что ее рука была как-то неестественно спрятана за спину. Интуитивно он метнулся за машину, на долю секунды опередив движение “поклонницы”, которая с криком “Не доставайся никому!” плеснула в кумира... соляной кислотой. “В общем, не могу сказать, что мне не везет”, — резюмировал он.
 
Самый обаятельный и привлекательный
“Думаю, любовь невозможно сформулировать и объяснить. Это сумасшествие, безумие. Со временем она перерастает в привычку, жизнь идет — и все. А вначале — неземное состояние, когда ты не ходишь, а летаешь, когда от прикосновения руки можешь сойти с ума”, — признался как-то секс-символ советского кино. И хотя такого понятия в СССР не существовало — нет сомнений, что миллионы женщин смотрели фильмы с участием звезды не из интереса к искусству, а исключительно из любви лично к нему — красивому, загадочному, невероятно талантливому.

Это позже представители прессы с поразительным единодушием начали вдруг отыскивать в прошлом и настоящем Абдулова тайные и явные романы. И таких по их нескромным подсчетам оказалось множество. Ведь мегапопулярный актер в расцвете лет, давно не живший под одной крышей с законной женой Алферовой, по определению должен быть любовником не только на экране. К слову, одна из журналисток известной московской газеты даже опубликовала книгу-откровение о своих далеко не платонических отношениях с Абдуловым, сделав его одним из героев своего авантюрного романа. “Разве у нас не о чем больше писать, кроме как об исподнем белье?” — возмущался он. Тем не менее информация об увлечениях кинозвезды то и дело появлялась в СМИ. “Дарьи, Натальи, Галины, Ларисы... Какое кому дело?!” — негодовал Абдулов. Порой даже ходил в редакции газет, чтобы “поговорить по-мужски” с их руководителями. А если слова оказывались недейственными — отправлялся в суд. “Актера легко обидеть — все мы очень ранимые люди, — пнут человека невзначай, потом скажут: “Ну, извини”, — а этого “извини” уже никто не слышит”, — сетовал Александр Гаврилович. Ведь многим из тех, кто с интересом следил за очередной сенсационной “новостью” о знаменитости, было невдомек, что официальный развод с Алферовой, которую он считал лучшей из женщин, был оформлен через много лет после расставания. Все эти годы на вопрос о расторжении брака он отвечал: “Зачем? Я не собираюсь больше жениться. У меня уже есть супруга перед Богом — Ирина. Не зря ведь венчались. Другой не будет”. Печать в паспорте понадобилась, когда в его жизни появилась новая любовь. Звали ее Юлия.

Легенда
“Я думаю, что невозможно встретить такого мужчину, как Саша. И понимаю: второй раз подобного у меня не будет”, — сказала не так давно Юлия Милославская. С тех пор как в 2006-м Абдулов начал появляться в свете рядом с эффектной молодой брюнеткой, все заговорили об очередном романе. Однако вскоре неравнодушным к чужой личной жизни стало понятно: это увлечение — всерьез и надолго. Поводом послужило интервью, которое он дал глянцевому журналу, где сообщил, что уже сыграл свадьбу и очень счастлив. “Юля — подарок судьбы за все прежние страдания и поиски”, — поделился актер. А в марте 2007-го любимая женщина родила ему дочь. “Саша сам придумал имя — Женечка”, — радостно говорила мама Абдулова, Людмила Александровна. “Над чем сейчас работаете?” — интересовались представители прессы. “Только что закончил новый сценарий. Если Бог даст, все будет хорошо, в декабре начнем снимать фильм. А сколько еще планов!” — с удовольствием делился он, будто получивший второе дыхание.

Известие о том, что у пятидесятичетырехлетнего артиста рак легких в неизлечимой форме, пришло как гром среди ясного неба. “Мы были на съемках в Балаклаве, у Саши очень болел бок, и кто-то из группы посоветовал болеутоляющий препарат. Когда я увидела, что он пьет эти таблетки горстями, пришла в ужас. На этом фоне у него случилась язва. Мы нашли хорошего хирурга в Севас­то­поле, сделали операцию. Она прошла успешно. Вернулись в Моск­ву на обследование, а там сказали: у него онкология”, — вспоминала о печальных событиях 2007‑го Юлия. Светила из израильской клиники, куда обратились за помощью, оказались бессильны.

Его не стало утром 3 января, когда поклонники всей страны приходили в себя после бурного и веселого празднования Нового 2008 года: кто-то смотрел “Чародеев” с его участием, а кто-то “Обыкновенное чудо”. Увы, в реальной жизни волшебства не случилось.
Суеверные артисты нередко отказываются от ролей, в которых им приходится играть в смерть — мол, не к добру это. А он не боялся: одной из последних работ Абдулова в кино стала драма “Ниоткуда с любовью, или Веселые похороны”, вышедшая в прокат в канун 2006-го. По сюжету главный герой — художник, талантливо проживший свою жизнь, так же талантливо уходит из нее, разыгрывая спектакль “жизни и смерти” перед многочисленными друзьями и поклонницами. “Как правдоподобно он изобразил умирающего от рака!” — говорили те, кто еще не знал: актер проигрывал будущее, сам того не осознавая.

P. S. Говорят, что Александр любил рассказывать историю об одном великом спортсмене, за последними месяцами жизни которого наблюдал журналист. А когда после смерти спортсмена репортера попросили рассказать об этом человеке подробнее, тот ответил просто: “Он хотел остаться легендой”. Абдулову это удалось.
Поделись с подружками :