Грешная мадонна Рафаэля. История портрета "Форнарина"

Поделись с подружками :
Рафаэль Санти “Форнарина” 1518–1519 гг. Galleria Nazionale d’Arte Antica.  Palazzo Barberini, Рим
Амур, умерь слепящее сиянье 
Двух дивных глаз, ниспосланных тобой.
Они сулят то хлад, то летний зной,
Но нет в них малой капли состраданья.
Едва познал я их очарованье,
Как потерял свободу и покой.
Рафаэль Санти

Считается, что именно ее Рафаэль запечатлел в образе знаменитой “Сикстинской Мадонны”. Правда, говорят, что в жизни Маргарита Лути была вовсе не безгрешна...

К тому моменту, когда в судьбе Рафаэля Санти появилась эта женщина, он уже был прославлен и богат. По поводу точной даты их встречи искусствоведы и историки до сих пор не сошлись во мнениях, зато письменно и устно передают легенды, которые за истекшие столетия дополнились множеством подробностей. Некоторые из биографов художника утверждают, что они познакомились совершенно случайно, когда однажды вечером Рафаэль прогуливался по берегу Тибра. Стоит отметить, что именно в этот период он работал над заказом Агостино Киджи, знатного римского банкира, пригласившего именитого живописца расписывать стены его дворца Фарнезино. Сюжеты “Три грации” и “Галатея” уже украсили их. А с третьим — “Аполлон и Психея” — возникла сложность: Рафаэль никак не мог отыскать натурщицу для изображения античной богини. И вот случай представился. “Я нашел ее!” — воскликнул художник, увидев девушку, идущую навстречу. Считается, что именно с этих слов в его личной жизни началась новая эпоха. Оказалось, юную красавицу звали Маргарита, и была она дочерью пекаря Франческо Лути, много лет назад перебравшегося из маленькой солнечной Сиены в Рим. “О, да ты прекрасная fornarina, булочница!” — сказал Рафаэль (в переводе с итальянского fornaro или fornarino — пекарь, булочник) и тут же предложил ей позировать для будущего шедевра. Но Маргарита не осмелилась дать согласие, не заручившись разрешением отца. А тот, в свою очередь, жениха дочери Томазо. Как показал опыт, солидная сумма, данная Рафаэлем папаше Лути, воздействовала красноречивее любых слов: получив три тысячи золотых, он с радостью позволил своей девочке день и ночь служить искусству. Сама Маргарита-Форнарина с удовольствием подчинилась родительской воле, ведь хотя и была совсем юной (считается, что ей едва исполнилось семнадцать), женская интуиция подсказывала: знаменитый и состоятельный художник влюблен в нее. А вскоре девушка перебралась на виллу (предположительно, на Via di Porta Settimiana), которую Рафаэль снял специально для нее. С тех пор, говорят, они не расставались. К слову, сейчас по этому адресу находится отель Relais Casa della Fornarina, на сайте которого утверждается, будто именно здесь в XVI веке жила возлюбленная Рафаэля. Правда, не долго: поскольку желание проводить время в ее обществе мешало работе, Киджи предложил мастеру поселить Маргариту рядом с собой в Фарнезино. Так он и сделал.

Сегодня трудно сказать, что в этой истории правда, а что вымысел, ведь согласно некоторым источникам, она началась в 1514-м, то есть без малого — полтысячелетия назад. Также нет подтверждения тому, эта ли женщина изображена на других полотнах художника, например “Донна Валета”. Хотя в создании многих монументальных работ Рафаэля принимали участие ученики, можно предположить, что “Форнарину”, как и “Сикстинскую мадонну”, он писал лично. Наверное, потому, стоя перед “Мадонной” через много лет в зале Дрезденской картинной галереи, русский поэт Василий Жуковский заметил: “Один раз человеческой душе было подобное откровение, дважды случиться оно не может”. О том, что писалось полотно именно с Маргариты Лути, как говорится во многих источниках, можно только догадываться: в “Жизнеописаниях”, составленных авторитетным биографом эпохи Возрождения Джорджио Вазари, это имя не упоминается. Есть лишь такая фраза: “Маркантонио изготовил для Рафаэля еще много гравюр, которые тот подарил своему ученику Бавиера, приставленному к любимой им до самой смерти женщине, прекраснейший портрет которой, где она кажется живой, находится теперь у благороднейшего Маттео Ботти, флорентийского купца; к портрету этому он относится, как к реликвии, из любви к искусству и к Рафаэлю — в частности”. И больше — ни слова. Столетия спустя один из читателей Вазари написал на полях напротив этих строк, что ее звали Маргаритой: Форнариной даму окрестили в XVIII веке.

Но молву не остановить. “Прекрасна, как мадонна Рафаэля!” — и сейчас говорят те, кто хочет описать истинную красоту. Вот только современники Рафаэля уверяли, что прелестница, о которой идет речь, не отличалась целомудрием: в те дни, когда занятый работой маэстро отсутствовал, она легко находила ему замену, коротая время в объятиях одного из его учеников или самого банкира. Сограждане мастера были убеждены, а затем уверили в этом весь мир, что Рафаэль умер прямо в ее объятиях от сердечной недостаточности. Произошло это 6 апреля 1520 года, художнику только исполнилось тридцать семь лет.

Так это или нет, вряд ли удастся узнать. Зато точно известно, что Рафаэль не откликнулся на предложение своего друга кардинала Бернардо Дивицио ди Биббиена, который, по словам Вазари, в течение многих лет упрашивал его жениться на своей племяннице. Однако Рафаэль, “не отказываясь прямо исполнить желание кардинала, затягивал дело. А тем временем потихоньку предавался в большей мере, чем следовало бы, любовным наслаждениям, и вот однажды, переступив границы, вернулся домой в сильнейшей лихорадке. Медики подумали, что он простудился, и неосторожно пустили ему кровь, вследствие чего он очень ослабел”. Медицина оказалась бессильна.
“Форнарина” же отправилась в самостоятельное плавание: впервые о работе, изображающей обнаженную женщину, упоминается со слов человека, который видел ее в коллекции Сфорца Санта Фьора. На ее левом плече — браслет с надписью “Рафаэль Урбинский”, что и дало повод к отождествлению модели с легендарной возлюбленной. В фондах Palazzo Barberini она находится с 1642 года. Рентгеноскопические исследования показали: позже это полотно было “подкорректировано” учеником Рафаэля Джулио Романо.

“Рафаэль достиг бы блистательных успехов в колорите, если бы пламенное его сложение, непрестанно влекшее его к любви, не причинило ему преждевременной смерти”, — написал кто-то из почитателей его творчества. “Здесь покоится великий Рафаэль, при жизни которого природа боялась быть побежденной, а после его смерти она боялась умереть”, — гласит эпитафия, выбитая на его надгробии в Пантеоне.
Поделись с подружками :