Женский автопортрет. Жизнь как роман Ангелики Кауфман.

Поделись с подружками :
Ангелику Кауфман считали одной из самых образованных и одаренных женщин Европы XVIII века: она владела несколькими языками, увлекалась поэзией и музыкой, была искуснейшей портретисткой. Однако прославилась не только талантами: интерес к ее персоне подогревался слухами о романтических перипетиях.
Ангелика Кауфман “Автопортрет”1770–1775 гг.Национальная портретная галерея, Лондон

У нее огромный и для женщины невероятный талант.

                                                         Иоганн Вольфганг фон Гете

В день 22 июля 1766 года Ангелика по приглашению английского посла и его супруги прибыла в Лондон, и это событие было на устах у всех ценителей живописи. Еще бы! Ведь столицу Британской империи посетила знаменитая художница, к двадцати пяти годам успевшая прославиться благодаря своим работам сразу в нескольких европейских странах, заодно стать любимой портретисткой монарших особ. А 10 февраля 1768‑го о симпатичной иностранке узнали те, кто равнодушен к живописи, но падок на сенсации. В этот день было объявлено о ее официальном разводе с графом Хорном, и подробности этой невероятной истории в духе дамских романов с удовольствием обсуждал весь город. Пересказывая хитросплетения запутанной love story, мещанки из беднейших кварталов столицы и дамы из роскошных особняков добавляли массу “интригующих” подробностей. Так что впоследствии очень непросто было понять, где правда в жизни этой удивительной женщины, а где вымысел. Но особо дотошным кое-что узнать все же удалось.

Они-то и поведали, что все началось 30 октября 1741 года в швейцарском городке Кур, когда в семье небогатого художника Иоганна Иосифа Кауфмана родилась дочь. Одиннадцать месяцев спустя Кауфманы перебрались в итальянский Комо: страсть отца Ангелики к перемене мест была поразительной. С тех пор они еще не раз меняли страны и города. Неизменным оставалось лишь одно: как только Иоганн обнаружил у шестилетней Ангелики склонность к рисованию, не было дня, который бы малышка не провела за мольбертом. Благодаря чему к двенадцати годам демонстрировала настолько выдающиеся способности, что получила свой первый “взрослый” заказ. А в те часы, когда строгий отец позволял ей немного отдохнуть от изображения прекрасного, навещала состоятельных сограждан, предлагая им приобрести одну из своих работ. Как правило, ее хорошенькое личико оказывалось лучшим рекомендательным письмом, потому торговля шла неплохо.

Чтобы поощрить дочь, папа решил показать ей шедевры живописи и повез Ангелику в путешествие по Италии. А когда слух (не без его стараний) о юном даровании дошел до Милана, семья на некоторое время обосновалась там. Прошло совсем немного времени, и дворцовая знать начала занимать очередь, желая заказать свои портреты тринадцатилетней художнице. Девочка прекрасно чувствовала веяния галантного века и изображала тамошних красавиц в образе очаровательных пастушек, чем приводила дам и их кавалеров в неописуемый восторг. Ее модели всегда оставались довольны результатом еще и потому, что даже заурядную внешность она могла сделать привлекательной, а самому несимпатичному лицу умела придать неуловимый шарм и при этом сохранить схожесть. Неудивительно, что материальное положение Кауфманов существенно улучшилось. Правда, за это девушка платила личной свободой. Точнее, ее отсутствием: бдительный Иоганн следил за каждым ее шагом. И даже с годами не ослабил контроль. И все же без любовного приключения здесь не обошлось. А случилось вот что.

Однажды Ангелика, обладавшая прекрасным голосом, познакомилась с молодым музыкантом и... влюбилась. Девушка, и прежде мечтавшая о карьере певицы, была очарована новым знакомым. Потому устоять перед соблазном сбежать от отца и, вопреки его воле, начать карьеру вокалистки, для нее оказалось непросто. Но бросить живопись — означало предать Иоганна. А этого она сделать не смогла. Так разбились мечты о сцене и закончилась первая любовь. На память о том и другом остались картины: на одной изображены две музы, Музыки и Живописи, зовущие ее, каждая — в свою сторону, но девушка склоняется ко второй. На другой — “Орфей и Эвридика”: мифическому музыканту она подарила лицо своего возлюбленного.

Попутешествовав по Европе, некоторое время отец и дочь (ее мать умерла в 1757-м) жили в Риме, где Ангелика стала членом Академии святого Луки, а в 1766 году перебрались в Лондон: о нем так много рассказывали ее именитые заказчики-англичане. Там и случилась скандальная история, с которой началось наше повествование...

Дело в том, что незаурядные способности девушки, сразу ставшей любимицей короля и королевы, оценил сам президент английской Академии художеств Джошуа Рейнольдс. Восхищенный ее даром и красотой, он предложил Ангелике стать его женой. А она... отказалась. Почему? Возможно, ей не хотелось всю жизнь провести в тени гениального мужа. Но прошло немного времени и на горизонте появился молодой, невероятно красивый и состоятельный граф Хорн, похвалы и комплименты которого, а также щедрость и галантность сумели впечатлить даже привыкшую к всеобщему обожанию Кауфман. Увещевания отца, сразу невзлюбившего Хорна, на сей раз оказались бессильны. Однажды вечером граф рассказал ей, что его оклеветали и теперь он в немилости у королевской четы. Спасти положение может лишь их фаворитка Ангелика, если согласится стать его женой. Разве могла девушка отказать любимому?! Правда всплыла через три месяца: оказалось, что все было подстроено отвергнутым Рейнольдсом, который якобы и организовал ее свадьбу с самозваным графом. Узнав об этом, Ангелика слегла. А поправившись, добилась развода — и навсегда вычеркнула супруга из своей жизни, заодно перестала посещать любые светские мероприятия, превратившись в затворницу. Так ли все было — неизвестно. Но многие писатели с успехом использовали сюжет в своих произведениях. В том числе Виктор Гюго, положивший его в основу романтической драмы “Рюи Блаз”.

Второй раз замуж Ангелика вышла лишь в 1782-м, да и то по настоянию папы: старый Кауфман не хотел, чтобы дочь после его ухода осталась одна. Его выбор пал на хорошего знакомого, но посредственного итальянского гравера Антонио Дзукки. Скорее всего, кроме общей профессии эту пару ничто не связывало. Со временем материально независимая Ангелика открыла салон, в котором любили бывать многие замечательные люди, например, немецкий поэт Гете — их долгие годы связывала нежная дружба. “Ее глаза так умны, ее знание механизма искусства так велико, ее чувство прекрасного столь глубоко, а она остается так непостижимо скромна...” — говорил он. А его коллега и соотечественник Иоганн Готфрид Хердер в одном из писем сообщал: “Она — верная, чистая, твердая душа. Я бываю у нее почти ежедневно. Она единственная душа для меня в Риме. С тех пор как ее знаю, я легко забываю светскую толпу, и застенчивая, чистая, святая художница любит меня, хотя я сейчас такой простой человек. Ее дружбу я считаю находкой, глубоко скрытой жемчужиной. Но ничего не говори о ней Гете. Я не хочу, чтобы он знал, что я о ней думаю”, — просил он респондента.

Ангелика Кауфман умерла в Вечном городе в 1807 году, на четверть века пережив любимого отца и на двенадцать лет — нелюбимого мужа. За долгую жизнь в искусстве она нарисовала более шестисот работ, в том числе автопортретов, на которых осталась такой, какой ее знали и восхищались не менее знаменитые современники.
Поделись с подружками :