Женский автопортрет: дворцовые тайны Маргариты Жерар

Поделись с подружками :
В отличие от большинства современниц, бесприданница Маргарита Жерар не искала покровительства состоятельных мужчин, предпочитая зарабатывать на жизнь художественным талантом. И весьма успешно: ее заслуги отметил медалью Наполеон Бонапарт.
Маргарита Жерар
“Художница, пишущая портрет музыкантши”
1803 г.
Эрмитаж,
Санкт-Петербург

Шел 1775 год. Отправляясь в путь из маленького провинциального Грасса в Париж, четырнадцатилетняя Маргарита вряд ли догадывалась, что ждет ее впереди. Не знал и ее отец, парфюмер Клод Жерар, только что похоронивший жену. Но искренне надеялся, что в столице, где уже не один год жила его старшая дочь Мари-Анна, согласившаяся принять сестру, Маргарите будет лучше. Глядя вслед удалявшейся карете, он просил Бога направить дочь на путь истинный и послать ей ангела-хранителя. Его просьба была услышана.

Париж в лице сестры и ее мужа, знаменитого художника Жана-Оноре Фрагонара, принял девушку благосклонно: после скромного маленького домика в Грассе комната в Лувре, где обитали ее родственники, показалась ей роскошной. Маргарита, с детства проявлявшая интерес к живописи и неплохо умевшая рисовать, немного освоилась и стала посещать мастерскую Фрагонара, расположенную там же во дворце. Заметив интерес молоденькой свояченицы к картинам, Жан-Оноре с удовольствием демонстрировал ей свои полотна, а заодно проводил экскурсии по залам Лувра, увлеченно рассказывая об особенностях стиля великих предшественников. Прошло немного времени и под чутким руководством Фрагонара Маргарита взялась за кисть. С тех пор все дни юная особа проводила за мольбертом, а запах красок казался ей лучше любого аромата из лавки отца-парфюмера.

Сам Фрагонар с радостью отмечал, что его ученица способна, усидчива и делает большие успехи, о чем не раз рассказывал знакомым. Не исключено, что именно их стараниями вскоре в городе начали поговаривать, что у маэстро и его молоденькой симпатичной протеже — не только деловые отношения. Сплетни дошли и до Мари-Анны... Оснований поверить в то, что слухи вполне могут оказаться правдой, у женщины было немало. Ведь о любовных похождениях ее благоверного знали многие, называвшие его истинным сыном чувственного и галантного XVIII века. Они же с удовольствием обсуждали очередной шедевр мастера “интимно-лирического портрета”: фривольные сцены из его картин “Счастливые случайности качания на качелях”, “Девушка, играющая с собачкой”, “Купальщицы” и другие, большую часть которых он написал не только на заказ, но и повинуясь вдохновению. Словом, Мари-Анна была оскорблена в лучших чувствах. Но, вероятно, сердилась недолго и с легкостью поверила сестре и мужу, клятвенно заверившим ее, что их не связывает ничего, кроме чистой любви к искусству. Как все происходило на самом деле — останется одной из многочисленных тайн, которые бережно хранит Лувр.

Жизнь вошла в прежнее русло: Маргарита, как и раньше, жила под одной крышей с четой Фрагонар и все время посвящала живописи. В отличие от коллег-мужчин Жерар была лишена возможности писать тело с натуры: женщинам во Франции того времени не позволялось работать с обнаженными моделями с целью изучения человеческого тела. Кстати, позже некоторые критиковали ее работы за подражательность, ограниченность круга сюжетов и отсутствие оригинальных идей, недостаточную пластичность персонажей. Саму Маргариту эти упреки не смущали, а чтобы компенсировать пробел в образовании, она часами изучала нюансы строения тела по бесчисленным живописным полотнам, находившимся в Лувре и которыми он постоянно пополнялся. В том числе благодаря Фрагонару: в январе 1794 года он был избран членом Музейной комиссии, занимавшейся формированием коллекций Лувра. Вскоре старания Жерар оценили в обществе: девушка начала получать заказы, позволившие обеспечить безбедное существование. Ее идиллические сцены из семейной жизни радовали глаз заказчиц: дети, гувернантки, дамы с кошечками или собачками — от них веяло миром и покоем, в который так хотелось сбежать от витавших в воздухе революционных настроений Парижа, доживавшего последние безмятежные дни: мир рухнул 14 июля 1789-го.

Возможно, увлеченную работой Маргариту и правда не очень волновал тот факт, что сама она так и не ощутила “простых радостей”, к которым всегда стремились ее соплеменницы: мастер пасторальных сцен Жерар никогда не была замужем, о ее романах тоже ничего не известно. Зато завидно отличилась на творческой ниве. Унесшая тысячи жизней Великая французская революция в судьбе Маргариты не оставила черный след, напротив, в это время женщины получили долгожданное право выставлять свои картины в художественных галереях, чем она тут же воспользовалась. Начиная с 1799 года, художница принимала участие во всех вернисажах. А в 1804-м даже получила золотую медаль из рук Наполеона, оценившего ее работы. Были и другие награды, которые она бережно хранила. К тому времени в ее коллекции собралось множество работ, среди которых и “Художница, пишущая портрет музыкантши”. Изящный профиль, темные волосы собраны на затылке, атласное платье открывает тонкую шею, и непременная собачка — визитная карточка мадемуазель Жерар.

Когда пожилой учитель Фрагонар, всеми забытый и покинутый, лишился жилья, именно Маргарита, признанная и обласканная великими мира сего, сделала все, чтобы найти для него квартиру. Любимым делом, приносившим ей удовольствие, славу и деньги, она занималась до последнего дня: к 18 мая 1837 года, когда ее не стало, трудовой стаж художницы составил целых пятьдесят лет, тридцать из которых она прожила в Лувре. Но когда пришлось покинуть его, тоже не горевала: обосновалась в одном из домов Парижа и между делом ссужала деньги под немалые проценты аристократам, оказавшимся в сложном финансовом положении. Кто сказал, что творческие люди непрактичны?!
Поделись с подружками :