Все цвета музыки Нино Катамадзе

Поделись с подружками :
По сложившейся традиции каждый свой альбом Нино Катамадзе называет определенным цветом. Уже вышли Black, White, Blue, Red, Green. Но в палитре самобытной исполнительницы еще много красок.
Мелодия любви
Музыка занимает 80 процентов моего времени. Но мысленно я постоянно в ней — получается все 100! Мой отец как-то сказал: “Нино, ты слишком погружена в музыку”. Я спросила: “А ты не устаешь днями напролет сидеть над своими камнями?” (Папа Нино — ювелир с 40-летним стажем. — Прим. авт.) “Каким же надо быть неблагодарным Богу, чтобы уставать от любимой работы!” — ответил он. Моей карьере уже более пятнадцати лет, а я все еще волнуюсь перед каждым выступлением. Периодов “Я устала!” у меня не было — это оскорбительно для твоего выбора. Музыка — абсолютно живое существо. Если ты на секунду допустишь мысль “Надоело!” и согласишься с ней, музыка сразу отреагирует. Ты будешь выжимать из себя все соки, а она тебя не примет.

Мои университеты
Хороший певец для меня — не тот, кто представляет музыку, а тот, кого она представляет. Этому и хочу научить своих парней из проекта “Х-фактор — 5”. Бывает, артиста в пространстве настолько много, что ты не понимаешь: зачем он еще и поет? Мог бы просто стать моделью. А быть в гармонии с музыкой можно только при условии, что ты любишь ее больше, чем себя. Иначе вряд ли что-то получится.

Мода на Нино
Не боюсь быть “модной певицей”. Если эти слова говорят о том, что мое творчество актуально именно сегодня, то почему нет? Главное, чтобы тот, кто придет на мой “модный” концерт, получил что-то для себя. Случалось, нас приглашали люди, которые наше искусство не понимали. Мы это осознавали, но выступать не отказывались. Я люблю находиться там, где есть вопросы. Очень просто встать в освещенном месте, гораздо сложнее освещать самому. Ты должен каждый раз быть новым, чтобы после концерта о тебе хоть какое-­то время думали. Иначе будешь неинтересен.

Жизнь в искусстве
Искусство жертв требует. Всегда! У меня оно потребовало всей моей личной жизни: я иногда по несколько недель не вижусь с семьей, мне все время остро не хватает сына. Было очень больно увидеть его первый шаг на видео, а в его первый день рождения я была на сцене и весь концерт проплакала. Но ведь это тоже эмоция, и ее я приношу в музыку. А без переживаний буду абсолютно пустой.

Песня на память
Я никогда не пою “на автомате”. У меня своя внутренняя температура, которая требует высвобождения. Мне приходилось выступать простуженной, уставшей после долгой дороги... Порой думала: “Только бы не умереть на сцене. Допою, а там уже доберусь до кулис и умру!” Поблажек себе никогда не делала. Однажды во время концерта отключился свет, и мы полтора часа сидели в полной темноте: просто разговаривали с залом, пели какие-то фольклорные песни — делали все, чтобы люди запомнили встречу. Уважительных причин для того, чтобы отпустить зрителей не удовлетворенными, не существует.

Человек с улыбкой
Популярность меняет людей. В какую сторону — зависит от них. Я, например, стала “человеком с улыбкой”. Иногда, конечно, формальной: на искреннюю не всегда хватает сил и эмоций. Бывает неловко от того, что не могу уделить внимание всем, но мне очень нужно быть рядом с людьми. По этой причине часто хожу пешком, люблю бывать на рынке. Правда, муж старается меня туда не пускать: я там вместо одного лари отдаю пять и у меня сразу начинается фотосессия. 

Честная работа
Музыка всегда должна опережать время. Художникам проще: они могут нарисовать картинку, и через 10–20 лет зрители ее оценят по-иному. А у нас немного зазевался — и твое звучание уже не подходит. Ты должен развиваться как личность, чтобы соответствовать своим музыкальным идеям. В нашем коллективе у каждого свой ресурс: кто-то не может стоять на месте, а кто-то уже не может идти дальше. Будь я одна, моя музыкальная жизнь складывалась бы иначе. Но с моей командой все по-другому: то я их жду, то они меня. Поэтому и возникают трехлетние перерывы между альбомами: так мы можем оставаться честными.

Дорога к себе
Самое важное событие в моей жизни — то, что я нашла себя. В разные периоды главными были мой первый сольный концерт, рождение сына, встреча с моим мужем... В конце концов, мое рождение. Я стремлюсь к совершенству. Мне нужно все время быть среди творческих людей, на вечерах поэзии, выставках, концертах классической музыки — везде, где можно найти новый колор для души. Мне тоже многое непонятно в музыкальном мире. Но я пытаюсь осознать, почему это явление появилось в такой форме.

Цвет звука
Наши альбомы сейчас стали более спокойными. Red был настолько взрывным, что нам и самим надо было немножко успокоиться, — и появился Green. Музыка для меня — цветная, свой цвет есть у каждого звучания. И я не боюсь, что цвета для названия альбомов закончатся. А если это случится, что-нибудь придумаем.

Разрешите познакомиться
Я могу найти подход к любой публике. Во всяком случае, мне хотелось бы так думать. Зал может быть “сложным” только в момент знакомства с ним. Но это тоже своеобразная добрая игра: ты начинаешь искать, с какой стороны подойти, а в процессе и в себе находишь что-то новое. Но “под звук собственных шагов” я со сцены не уходила никогда. Хотя если это вдруг произойдет, мне будет больно.

Грузия forever
В 2008 году я полгода жила в Украине. Из-за беременности нельзя было летать, поэтому осела в Киеве: записала альбом, дала много концертов. Но за неделю до родов сорвалась в Грузию: решила, что сын должен появиться на свет там. В мае, когда я родила, в Грузии еще было спокойно, а вот в августе началось... (Речь о событиях грузино-абхазского конфликта. — Прим. авт.) Признаюсь, хотела уехать: когда жизнь твоего ребенка под угрозой, все остальное становится не важно. Но в какой-то момент поняла, что на меня смотрят соотечественники — и не смогла бросить свою страну в трудную минуту.

Селфи — не главное
Со Славой Вакарчуком у нас взаимная музыкально-дружеская любовь. Тогда, в 2008-м, он очень переживал за меня, предлагал помощь. А в прошлом году поволноваться за него пришлось мне: я звонила, писала и с радостью узнавала, как он поддерживает людей, как в это сложное время собирает аншлаги. Нам никак не удается встретиться! Вот сейчас я в Киеве, а его нет. Но всегда знаю, что где-то есть человек, который понимает музыку так же, как я. И для меня это важнее, чем возможность вместе выпить кофе и сделать селфи.

Досье
Нино Катамадзе — джазовая певица, композитор, обладатель многочисленных премий, в том числе “За выдающийся вклад в развитие грузинской музыки”. В 1994 году создала благотворительный фонд помощи инвалидам и социально незащищенным артистам. С 2000-го сотрудничает с группой INSIGHT. Член жюри всеукраинского шоу “Х-фактор ­— 5” на телеканале СТБ.

Мы выбираем, нас выбирают
Поэт не обязан быть гражданином: нет никаких “обязанностей” — есть характер, личная история, выбор. Если человек своим делом не только зарабатывает, но еще и несет какой-то мирный месседж — позвольте ему. Пусть идет и разговаривает — это лучше, чем закрыться и отказаться от всякого общения. А потом сделать кого-то героем, а кого-­то антигероем. Главная несправедливость не в том, что кто-то спел “там”, а другой приехал оттуда и спел “здесь”, а в том, что люди в принципе должны что-то выбирать. Представляете, если бы у меня была дилемма: раз я сижу в жюри украинского шоу, значит, не смогу петь в стране, где много лет приобретала своего зрителя? Но ведь везде есть люди, с которыми у тебя одни ценности. Просто порвать с ними? В 2008-м Юрий Шевчук написал прекрасную песню: “Сделать шаг до любви сложнее, чем победить на войне”. Каждый имеет право сам выбирать свою дорогу. Но потом, конечно, должен будет за это отвечать. 
Поделись с подружками :