Волшебный голос Малибран

Поделись с подружками :
Человек искусства не может не завидовать Малибран, которая свою красоту, славу и талант унесла с собой в мир иной, прежде чем их разрушило безжалостное время!
Ференц Лист
Блестящая бабочка”, — говорили о Марии Малибран, родной сестре знаменитой Полины Виардо, современники, отдавая дань ее необыкновенному голосу и очаровательной внешности. И даже соперницы-певицы признавали, что именно ее боги сделали своей избранницей, одарив сполна. Завидовали? Несомненно! Оперные дивы даже время от времени устраивали состязания, пытаясь доказать себе, публике, а главное, самой юной вокалистке, кто на самом деле достоин звания “абсолютной примадонны”. Но неизменно проигрывали. Однако Мария не придавала значения закулисным интригам, да и вообще, казалось, забывала обо всем на свете, когда слышала волшебные звуки музыки. Ведь для нее, в отличие от тысяч иных исполнительниц, пение было не только возможностью самовыражения, но необходимым условием существования. “Я буду петь, даже если заплачу за это жизнью”, — считается, что эти слова молодая женщина произнесла за несколько часов до смерти, исполняя перед затаившими дыхание гостями свою последнюю арию, ставшую для нее лебединой песней. Ведь, согласно легенде, эти прекрасные птицы обретают голос только на пороге вечности и их прощальное пение удивительно красиво.
Талант Марии Фелисии Гарсиа — так звучало ее имя до замужества — передался по наследству. Оперными певцами были родители-испанцы, а позже стали сестра Полина и брат Мануэль. Рано разглядев способности детей, Мануэль-старший лично занялся обучением наследников. Но если о Полине (будущей блистательной Виардо), мягкой и покладистой, он говорил, что “ее можно вести и на шелковой нитке”, то строптивость Марии приходилось усмирять силой. “При таком необузданном характере железный кулак совершенно необходим”, — уверял отец знакомых, возмущенных его педагогическими методами. “Ребенком я часто плакала на уроках и, испытывая панический страх, как бы папа этого не заметил, становилась за его спиной и старалась петь как ни в чем не бывало, хотя слезы текли по моему лицу”, — признавалась певица. Тем не менее результата Гарсиа добился: удивительной техникой владения голосом семнадцатилетней дебютантки восхищалась самая искушенная публика в лучших залах Европы. “Она настолько отождествляла себя с изображаемым персонажем, что порой играла, словно в каком-то трансе. При этом переживала такие душевные потрясения, что, по словам ее врача, иногда впадала в истерику”, — отмечали биографы.
Весной 1826 года, гастролируя по Америке, Мария поспешно вышла замуж за французского коммерсанта Франсуа-Евгения Малибрана. Он был старше ее на двадцать восемь лет. Предполагают, что девушка сделала это по настоянию отца, который лелеял надежду получить от зятя материальную поддержку. Но есть и другое мнение: таким образом она попыталась освободиться от родительской тирании. Правда, иллюзия семейного счастья вскоре исчезла: через несколько месяцев новоиспеченный муж объявил о своем банкротстве, и юная супруга вынуждена была выплачивать его долги. Но Мария, поглощенная искусством, не унывала: лучшие композиторы мира, среди которых Джузеппе Верди и Ференц Лист, восхищались ее талантом, а Винченцо Беллини, автор знаменитой “Нормы”, по словам друзей, безумно влюбился в прославленную исполнительницу своих опер. “Беллини горячо увлекся Малибран, и причиной тому было спетое ею приветствие и объятия, которыми она встретила его за кулисами театра. И с тех пор отношения между Беллини и Малибран оставались самыми сердечными и теплыми. Она написала миниатюрный портрет Беллини и подарила ему брошку со своим автопортретом. Музыкант ревностно берег эти подарки”, — писали впоследствии. “Я же могу сказать тебе только, что не знаю, доведется ли мне когда-нибудь еще в жизни пережить большее волнение”, — признавался одному из друзей композитор после встречи с Марией. Но пути их пересекались только в искусстве: свое сердце прекрасная испанка отдала другому. В 1831 году мадам Малибран познакомилась с бельгийским композитором и скрипачом Шарлем де Берио. И влюбилась без памяти. Однако расторгнуть брак с Евгением и обвенчаться с Шарлем ей удалось лишь пять лет спустя. Но данный факт не помешал паре все это время быть вместе, родить двух сыновей, гастролировать по миру. В эти годы, окрыленную новым чувством и успехом, запечатлел диву французский художник Франсуа Бушо, который, вероятно, не раз во время сеанса позавидовал выдержке ее супруга де Берио. “Наверное, он обладает ангельским характером, если может мирно сосуществовать рядом с этим “вулканом страстей”, — думал живописец, глядя на свою заказчицу, с трудом заставляющую себя усидеть на месте. Все, чем увлекалась Мария, вызывало у нее настоящий взрыв эмоций. За боготворимым занятием — пением — она могла проводить сутки напролет. Рассказывали, будто после многочасовой репетиции Малибран вечером исполняла арии в театре, а после до утра — в салонах друзей и поклонников. А еще неплохо рисовала, сочиняла музыку и стихи. Но и этого казалось мало: неистовая красавица обожала верховую езду и была настоящей экстремалкой. Опасное увлечение стоило ей жизни: однажды, не удержавшись в седле, она упала с лошади, получив серьезные травмы. Смерть двадцативосьмилетней звезды 23 сентября 1836 года в Манчестере потрясла Европу. “Красота, гениальность, любовь — таково ее имя мирское, Что впечатано в трепетный взор и в звучание губ колдовское”, — эти слова, посвященные Малибран французским поэтом Альфонсом де Ламартином, были высечены на мраморной статуе, установленной в ее мавзолее близ Брюсселя.

Поделись с подружками :