Гостья Соломона. история одной картины  Иоганна Фридриха Августа Тишбейна.

Поделись с подружками :
Иоганн Фридрих Август Тишбейн
Царица Шебы коленопреклоненная перед царем Соломоном
Частная коллекция
Я та — чье имя славится повсюду,
Под рокот арф и лиры звон;
В сказаньях вечных я пребуду
Певцов всех стран и всех времен.
За разум мой, могущество и силу
Мне служат все, познавшие меня.
Я — Саба. Я молюсь светилу
Всепобеждающего дня.

                                Мирра Лохвицкая
Балкис, Македа, Алмака — как только не именовали легендарную правительницу аравийского царства Шеба на протяжении тысячелетий, приписывая ей самые невероятные способности. Одни говорили о неземной ее красоте и мудрости, которыми будто бы и был пленен иудейский царь Соломон. Другие наделяли качествами коварной Лилит. Писали, что она стала одним из первых парфюмеров: из трав, цветов и кореньев изготавливала эссенции, рецепты которых держала в величайшем секрете. Кроме того, владела тайнами астрологии, умела укрощать диких животных и составлять любовные заговоры, для чего носила на мизинце волшебный перстень. А еще могла околдовать любого мужчину. История ее встречи с Соломоном описана в сотнях легенд Азии, Африки и Европы, упоминается в библейских притчах и сурах Корана. Правда, и версий о том, что заставило отправиться в далекий путь Южную царицу, как еще ее называют, существует не меньше. Самая распространенная свидетельствует, что женщина, узнав о великой мудрости царя, решила убедиться в этом лично, а заодно почерпнуть знаний. А еще пишут, что Соломон сам пригласил царственную особу посетить его страну, услышав о ее сказочном богатстве и красоте. Так или иначе, встреча этих двух выдающихся людей — доказанный факт. Как и то, что в гости влиятельная дама отправилась не с пустыми руками, а нагрузив караван верблюдов богатыми дарами. “Красное же дерево, которое позднее пошло на перила и лестницы галерей, на музыкальные инструменты и на переплеты для священных книг, было принесено в дар Соломону царицей Савской, мудрой и прекрасной Балкис, вместе с таким количеством ароматных курений, благовонных масл и драгоценных духов, какого до сих пор еще не видали в Израиле”, — живописал подношения путешественницы Александр Куприн в повести “Суламифь”. И хотя точно не установлено, где именно находилась Шеба — на территории современной Эфиопии или Йемена, — в любом случае вояж оказался долгим и утомительным, продлившись не один месяц. Но, судя по всему, сам визит путешественницу не разочаровал: Соломон оказался не только гостеприимным хозяином, который, не скупясь, “дал царице все, чего она желала и чего просила”, но и ответил на все мучавшие ее вопросы, а заодно разгадал каверзные загадки. “И увидела царица Савская всю мудрость Соломона и дом, который он построил, и пищу за столом его, и жилище рабов его... И не могла она более удержаться и сказала царю: ...мудрости и богатства у тебя больше, нежели как я слышала”, — констатируют ветхозаветные авторы.
Сам царь, как известно, прославился не только несметными сокровищами, материальными и духовными, но и особым пристрастием к представительницам слабого пола. Согласно Библии, правитель имел семьсот жен и триста наложниц, “среди которых были и чужестранки”, как уточняют дотошные историки. Хотя не исключено, что такое количество ему просто полагалось по статусу. Словом, царь знал толк в женской красоте и прелести зарубежной гостьи оценил по достоинству. По преданию, чтобы перевести официальные отношения в более близкие, он даже пошел на хитрость: добился возможности разделить с ней ложе, уличив в нарушении обещания не трогать ничего из своего имущества. “Вина” царицы, как оказалось, состояла в том, что она, томимая жаждой после острых угощений, которыми во время застолья щедро потчевал хозяин, без спроса выпила воды. Скорее всего, любвеобильного Соломона не смутили рассказы о том, что ноги дамы были покрыты густой шерстью. А по утверждению некоторых, заканчивались... копытцами. Царь даже провел собственное расследование: пригласил ее во дворец, предусмотрительно повелев сделать там пол из стекла или хрусталя, под которым плавали рыбы. Шагнув за порог, женщина решила, что придется идти по воде, и приподняла подол платья, открыв голени. Любопытство Соломона было удовлетворено: ноги царицы оказались обычными, хотя и далекими от совершенства. Смущенная такой выходкой гостья в очередной раз признала изощренность его ума. Отправляясь в обратный путь, она увозила не только богатые дары, но и их будущего сына. Много лет спустя Менелик, или Байна-Лехкем, которому мать открыла тайну рождения, решил познакомиться с отцом. Перед отъездом царица дала ему перстень Соломона, чтобы тот смог узнать своего сына и “вспомнить слово ее и завет ее, что она заключила”. Соломон наследника признал и встретил с подобающими почестями. Менелик, погостив у родителя, вернулся на родину в обществе представителей иудейской знати и с вывезенным из Иерусалимского храма Ковчегом Завета, который, по утверждениям эфиопов, и теперь находится в Аксуме, в соборе Святейшей Девы Марии Сиона. Сам же стал родоначальником династии эфиопских царей Соломонидов.
“...Если хочешь увидеть царицу Савскую, то достань один лот золота в аптеке; затем возьми немного винного уксуса, немного красного вина и смешай все вместе. Намажься тем, что получилось, и произнеси: “Ты, Царица Савская, явись... в полчаса и не причини вреда или какого ущерба. Заклинаю вас, тебя и Малкиеля, именем Тафтефила. Аминь. Села”, — произнеся эти таинственные слова, верили средневековые каббалисты, можно было оказаться лицом к лицу с древней правительницей. Неизвестно, воспользовался ли их методом живописец Иоганн Фридрих Август Тишбейн, взявшийся воссоздать сцену встречи Соломона и Балкис, но накал страстей и ее восторженный экстаз ему вполне удалось передать.

Поделись с подружками :