Предсказание. Наполеон и Жозефина.

Поделись с подружками :
Франсуа Жерар
Портрет Жозефины
1801 г.
Эрмитаж,
Санкт-Петербург
Испытаний, которые выпали на долю креолки Мари Роз Жозефы Таше де ла Пажери, хватило бы не на одну жизнь. Причем каждая могла послужить основой для приключенческого романа. Ведь к своим тридцати трем годам она успела не только изведать прелести беспечной придворной жизни, но и побывать на краю  смерти. И хотя, по мнению современников, мадам не отличалась красотой, рассказы о многочисленных романах вдовы генерала Александра де Богарне были у всех на устах. Однако это не остановило Наполеона Бонапарта, который считал Жозефину “совершеннейшим идеалом”. А может, интуиция подсказала ему, что такой союз — залог его будущих побед? Недаром многие и теперь полагают: именно ее мудрые советы помогли Наполеону стать французским императором.
Чем привлекла молодого человека женщина с “прошлым”, старше его на шесть лет, на руках у которой после смерти мужа осталось двое детей? Сам Бонапарт ответил просто: “Это судьба”. Согласно легенде, именно такие слова он приказал выгравировать на внутренней стороне подаренного ей в день свадьбы кольца. О чувствах, которые владели им в первые годы совместной жизни, Наполеон писал так: “Твой каприз был для меня священным законом. Иметь возможность видеть тебя — верховным счастьем. Ты красива, грациозна. Твоя душа, нежная и возвышенная, отражается в твоем облике. Я обожал в тебе все. Более наивную, более юную я любил бы тебя меньше. Все мне нравилось в тебе... Слава стала привлекательна для моего сердца только потому, что она тебе была приятна и льстила твоему самолюбию. Твой образ оставался всегда в моем сердце. Не было мысли, чтобы увидеть твой портрет и не покрыть поцелуями...” Жозефина лишь позволяла восхищаться собой, с улыбкой принимая знаки внимания. Ведь по мере того как карьера Наполеона поднималась вверх, увеличивалась и материальная ценность его подарков. Особое пристрастие дама питала к ювелирным украшениям, коллекция которых вскоре могла бы занять целый музейный зал. Возможно, страсть к расточительству стала своеобразной компенсацией за пережитые еще совсем недавно потрясения, унижение и страх, которые она испытала летом 1794 года в Кармелитской тюрьме Парижа. Именно там во времена террора был казнен ее первый муж, обвиненный в государственной измене. А она осталась с сыном Евгением и дочерью Гортензией в застенках в ожидании той же страшной участи. Семью опального генерала спас Термидорианский переворот и один из его организаторов — “король Республики” Поль Баррас, в лице которого женщина нашла могущественного покровителя и... возлюбленного. Год спустя, присутствуя на одном из приемов в доме новой пассии Барраса мадам Тальен, Жозефина впервые увидела Бонапарта. И хотя по правилам романтического жанра стоило бы сказать о любви с первого взгляда, историки уверяют: поводом для их знакомства послужил трезвый расчет. Правда, более тесное общение заставило Наполеона иначе взглянуть на свою новую подругу. “Мое пробуждение полно тобой. Твой облик и пьянящий вечер, проведенный вчера, не оставляют в покое мои чувства”, — восклицал он. А 9 марта 1796 года страстно влюбленный Бонапарт подарил новоиспеченной жене то самое кольцо и свою фамилию. Медовый месяц молодоженов ограничился несколькими днями: Наполеону предстояло вернуться в армию, а мадам Бонапарт — к своим повседневным делам. Чтобы скрасить дни пребывания вдали от “божественной супруги”, генерал слал ей письма с каждой почтовой станции, на которой менял лошадей. “Нежная, несравненная Жозефина! Что за странные вещи творите Вы с моим сердцем! Стоит мне представить, что Вы сердитесь, или грустите, или встревоженны, как душа разрывается от боли...” — читала она очередное послание. Однако Жозефина не спешила позаботиться о разнообразии его армейских будней, предпочитая неустроенности походной жизни роскошь парижских салонов. Весной 1799-го она приобрела замок Мальмезон постройки XVII века. Именно здесь, на террасе ее любимой резиденции, художник Франсуа Жерар, которого называли “живописцем королей и королем живописцев”, запечатлел императрицу. Тенистые аллеи английского сада скрывали от любопытных глаз “невинные похождения” хозяйки. Однако слухи о них не оставили в неведении законного супруга. Возможно, ее жизнь сложилась бы иначе, будь он всегда рядом, но...
Отношение к мужу и к его безумной идее завоевать мир изменилось в тот день, когда он был провозглашен императором под именем Наполеон I, а сама Жозефина стала императрицей. Теперь правитель Франции мечтал не только о власти, но и о том, кому сможет передать ее в будущем. Но Жозефина уже не могла подарить наследника, что еще больше отдаляло их друг от друга. И интересы политика взяли верх над чувствами человека. Возможно, именно тогда припомнилось женщине давно забытое предсказание...
“Ваша звезда указывает на два брака, — говорила мадам Мари Ленорман Жозефине, когда та однажды переступила порог ее дома. — Первый муж трагически погиб, оставив вас вдовой с двумя детьми. Второй будет небогат, но у его ног окажется весь мир. Вы станете больше, чем королева! — воскликнула она. — Но умрете глубоко несчастной женщиной”, — добавила парижская Сивилла едва слышно. И теперь, глядя на закатное солнце из окон любимого Мальмезона, дама понимала: час настал.
После официального расторжения брака она оставалась хозяйкой своей маленькой страны лишь четыре года. Все это время Жозефина переписывалась с бывшим супругом, который теперь был женат на австрийской принцессе Марии-Луизе, и внимательно следила за его судьбой. А в 1814 году, когда Наполеон отрекся от престола и был сослан на Эльбу, Жозефина внезапно умерла. Конечно, его опала и ее уход стали лишь роковым стечением обстоятельств. Но возможно, прав оказался писатель Эдвард Радзинский, который заметил: “Жозефина была его талисманом. Есть женщины, которых нельзя оставлять. Живи с ними — и все. Иначе судьба тебе изменит”.

Поделись с подружками :