Королева интриги

Поделись с подружками :
Петр Соколов
Портрет И. Г. Полетики
Вторая половина
1820-х годов
Государственный музей им. А. С. Пушкина
г. Москва
"И далия абсолютно лишена каких бы то ни было комплексов. Она уверена в себе и в том, что делает. Но чья-то нелюбовь для нее — настоящая трагедия. И тот, кто посмел выказать подобные чувства, должен быть наказан. Пощады не будет” — так характеризует обладательницу этого оригинального имени словарь. И хотя немногие склонны доверять таким толкованиям, именно мстительность нашей героини сыграла роковую роль в судьбе поэта Александра Пушкина. А Идалии Полетике, оказавшейся в эпицентре дуэльного скандала, на века подарило сомнительную славу женщины, “которая питала совершенно исключительное чувство ненависти к самой памяти Пушкина”, и титул “Королевы интриги”.
...Красавица в горностаевом палантине безропотно позирует художнику, проводя на сеансах долгие часы: ее волосы уложены по последней моде, нежный овал лица зачаровывает, а взгляд изумрудных глаз сулит неземное блаженство тому, кому она отдаст свое сердце. Так думали те, кто впервые видел “рыжеволосого ангела”. Но от проницательного взора живописца Петра Соколова не укрылись тайные движения души его прелестной модели. Да и то, что он знал о ней, будучи вхож в дома самых именитых особ государства, не оставляло ни малейших сомнений относительно добродетелей этой женщины.
Стремление юной Идалии во что бы то ни стало привлекать к себе взгляды восхищения объяснялось не только извечным женским желанием нравиться. Возможно, так она старалась вернуть себе то, чего ей недоставало в детстве, — внимания. Почему? В ее биографии есть немало “темных пятен”, и сегодня вызывающих вопросы... Например, в каком году — 1807-м или 1811-м — родилась Идалия де Обертей (так назвали ее при рождении). Вероятно, ее родители, дипломат, приближенный государя граф Григорий Александрович Строганов, и мать, португальская графиня д’Оейнгаузен, не сочли нужным сохранить данные о рождении внебрачной дочери. И хотя их союз в будущем был оформлен официально, Идалия осталась в глазах света воспитанницей Строгановых, а они для нее — “господином графом” и “мадам”. Печать изгоя лежала на девушке вплоть до замужества: говорили, что скоропалительный брак стал для нее единственным способом обрести законный статус. Ее супруг, Александр Полетика, слыл человеком добрым, но бесхарактерным. С легкой руки Идалии Александр Михайлович получил прозвище Божья Коровка: так за глаза называли полковника Кавалергардского полка Его Императорского Величества даже подчиненные. По воспоминаниям современников, Идалия Полетика “олицетворяла тип обаятельной женщины не столько миловидностью лица, как складом блестящего ума, веселостью и живостью характера”. Мог ли устоять перед прелестями свояченицы известный женолюб Александр Сергеевич Пушкин? Дама приходилась троюродной сестрой его жене и на правах родственницы и подруги Натальи Николаевны не раз посещала дом поэта. В одном из писем супруге осенью 1833 года он будто бы написал: “Полетике скажи, что за ее поцелуем явлюсь лично, а что-де на почте не принимают”. Вот только время спустя задел самолюбие гордой красавицы. “Причины этой ненависти нам неизвестны и непонятны”, — писал пушкинист Павел Щеголев. “Кажется, дело было в том, что Пушкин не внимал сердечным излияниям... Идалии Григорьевны и однажды, едучи в карете, чем-то оскорбил ее”, — уточнял в 1880-м его коллега Петр Бартенев. Говорили и о язвительной записи гения, оставленной в ее альбоме, которая сделала женщину объектом насмешек для окружающих. Наверное, тогда и созрел у нее план мести. Конечно, предвидеть последствия, к которым приведет желание досадить поэту, она не могла...
О том, что у Идалии — бурный роман с молодым французским офицером Жоржем Дантесом, знал весь Петербург. Не был в неведении и ее муж, который, по сложившейся традиции, старательно не замечал адюльтера. Свет готов был простить замужней даме любовную связь, но с условием: внешне все должно выглядеть так, как будто ничего не происходит. Их свидания на балах, в гостях у общих знакомых, в том числе Пушкиных, обмен любезностями не выходили за рамки приличия. Но пригласить мужчину в гости и — упаси Бог! — остаться с ним наедине — это не могло пройти незамеченным. Для чего Идалии Григорьевне понадобилось организовать в своем доме “случайную” встречу Натальи Пушкиной с Дантесом неизвестно. По официальной версии, коварная интриганка сделала это умышленно, чтобы уязвить чувства Пушкина, объявив его рогоносцем. Ведь во время этого свидания самой хозяйки дома не было: она “вынуждена была срочно уйти”. Кстати, курировать “операцию” поручили графу Петру Ланскому. Искусительница попросила влюбленного в нее ротмистра кавалергардов Петра Петровича следить за всеми подозрительными людьми, которые могли бы появиться у ее подъезда. Все произошло так, как задумала Полетика. А вскоре Александр Сергеевич получил письмо-пасквиль — дуэль за честь жены стала неизбежной. “Отправляйся в деревню, носи траур по мне два года и потом выходи замуж только за порядочного человека”, — напутствовал молодую супругу умирающий поэт. Она исполнила завещание, обвенчавшись... с тем самым Петром Ланским. “Свидание, за которое муж заплатил своей кровью, а я — счастьем и покоем всей своей жизни. Бог свидетель, что оно было столь же кратко, сколько безвинно. Единственным извинением мне может послужить моя неопытность на почве сострадания... но кто допустит его искренность?” — говорила Наталья незадолго до смерти.
Раскаивалась ли Идалия Полетика? Нисколько! “Если я кого люблю, то люблю крепко и навсегда. До свидания, я пишу “до свидания”, потому что не могу поверить, что не увижу Вас снова”, — уверяла она любимого Жоржа, высланого из России 19 марта 1837 года. Уезжал он не один, а вместе с молодой женой Екатериной Гончаровой, родной сестрой Натальи Пушкиной... Вслед за первым, француз получил еще послание: “Идалия приходила вчера на минуту с мужем, она в отчаянии, что не простилась с тобой... Она не могла утешиться и плакала, как безумная”, — сообщалось в нем.
Звезда блистательной Идалии недолго сияла на столичном небосклоне: с годами скандальная слава этой женщины померкла. Может быть, потому, что дальнейшая жизнь “королевы” оказалась не так безоблачна, как мечталось когда-то, и на интриги не осталось сил? Ее старшие дети — Александр и Юлия не прожили и трех лет, а младшая, Елизавета, умерла в двадцать четыре... Последние годы она жила в Одессе у брата Александра Григорьевича Строганова, генерал-губернатора города. По воспоминаниям современников, Идалия Полетика так и не простила Пушкина.
Поделись с подружками :