Звезда любви - история картины "Маха обнаженная" Франциско Гойи

Поделись с подружками :
Франсиско Гойя
“Маха обнаженная”
1795–1800 гг.
Музей Прадо
Мадрид
Твое обнаженное тело должно принадлежать только тому, кто полюбит твою обнаженную душу.
Чарли Чаплин

Красивые женские ножки перевернули не одну страницу истории”, — говорят французы. И они правы: ведь речь идет не только о масштабах государства. В личной истории незаурядного испанца Франсиско Хосе де Гойя-и-Лусьентес именно так и произошло. Современники художника, знавшие о его любвеобильности и непостоянстве, уверяли: все изменилось, когда маэстро встретил красавицу-герцогиню Марию Тересию Каэтану дель Пилар де Альбу, наследницу древнего аристократического рода. Одни восхищались ее неземной красотой, называли королевой Мадрида, сравнивали с Венерой, уверяя: “Ее желали все мужчины Испании!” “Когда она шла по улице, все выглядывали из окон, даже дети бросали свои игры, чтобы посмотреть на нее. Каждый волосок на ее теле вызывал желание”, — вторил им французский путешественник. Другие завидовали красоте и богатству, проклиная за свободу нравов. Но герцогиня предпочитала не обращать внимания на весь этот ажиотаж. Она сама выбирала друзей и врагов. Тем более возлюбленных, ничуть не смущаясь наличием мужа. Судя по всему, супруг не придавал особого значения любовным связям жены. Потому ее новое увлечение придворным живописцем счел обычной прихотью. К слову, чета сообща покровительствовала Гойе, поскольку кроме бурной личной жизни занималась меценатством и благотворительностью. На почве искусства Каэтана с Франсиско и познакомились.
Их отношения выдержали испытание временем и серьезной болезнью художника, результатом которой стала потеря слуха. Он писал ее портреты, запечатлевая любимую женщину в разных ракурсах и нарядах. Один из них — “Герцогиня Альба в черном” — по мнению некоторых, явное доказательство их близких отношений. Дело в том, что после реставрации картины, проведенной в шестидесятые годы ХХ века, на кольцах красавицы была обнаружена гравировка с именами Альбы и Гойи. Изящный пальчик герцогини указывает на песок, где видна красноречивая надпись: “Только Гойя”. Считают, что это полотно автор хранил дома “для личного пользования” и никогда не выставлял. Так же, как сама Альба, два других, еще более пикантных, появившихся на свет после смерти ее законного мужа. Бытует мнение, что, похоронив супруга, “опечаленная” вдова уехала грустить в одно из своих поместий в Андалузию. А чтобы совсем не затосковать в одиночестве, пригласила Гойю составить ей компанию. Тогда-то и были написаны “Маха обнаженная” и “Маха одетая”. (Махами в то время именовали всех кокетливо одетых девушек из низших слоев общества.)
Правда, тот факт, что особа, изображенная на обоих полотнах, и есть сама эпатажная герцогиня, до сих пор у многих вызывает сомнение. Предполагают, что великолепная дама в стиле ню — одна из любовниц премьер-министра королевы Марии-Луизы Мануэля Годоя: в его собрании  “Махи” оказались в 1808 году. Другие источники утверждают: этот образ — собирательный, и только третьи не сомневаются, что муза Гойи — именно Каэтана, которую он нарисовал нагой, дабы досадить, когда понял, что Альба увлечена другим. Как бы то ни было, изображение обнаженной натуры в Испании XVIII века любому другому могло стоить жизни: обнаружив холсты в 1813-м, полиция нравов в лице недремлющей инквизиции сразу назвала их “непристойными”. Автор, представший перед судом, был отправлен в тюрьму, но имени своей модели так и не открыл. Кто знает, как бы сложилась его судьба, если бы не заступничество высокопоставленного покровителя...
Альба, конечно, по достоинству бы оценила его смелый поступок, однако к тому времени сама она уже много лет была в мире ином. Смерть Каэтаны, неожиданная для всех, а особенно для Гойи, потрясла Мадрид. Герцогиню нашли в ее дворце Буэна Виста летом 1802 года после пышного приема, устроенного накануне в честь обручения юной племянницы (своих детей у Альбы не было). В числе гостей был и Франсиско. Он слышал, как Каэтана рассуждала о красках, рассказывала о самых ядовитых из них, шутила о смерти. А утром молва разнесла печальное известие. Тогда-то всем, кто знал герцогиню лично, припомнились ее слова о том, что она хочет умереть молодой и красивой, — такой, какой ее запечатлела волшебная кисть Гойи.
После город еще долго обсуждал причины смерти Альбы. Предполагали, что ее отравили: увы, врагов у этой женщины было немало. Говорили и о том, что яд она приняла сама. Но для Гойи это уже не имело никакого значения. Он пережил великолепную возлюбленную почти на четверть века, унеся с собой тайну “Махи”. Разгадать ее не удалось даже потомкам Альбы. Чтобы обелить имя Каэтаны, они провели исследование, надеясь по размеру костей доказать: на холсте изображена другая дама. Но в процессе “операции” выяснилось лишь то, что усыпальница герцогини неоднократно вскрывалась еще во времена наполеоновского похода, а потому подобная экспертиза абсолютно бессмысленна...
Поделись с подружками :