Двойное отражение- история любви Сальвадора Дали и Галы

Поделись с подружками :
Феерической и непостижимой называли ее те, кто принимал на веру восторженные рассказы Дали о его музе, царице, богине — Гале. Менее доверчивые и сегодня считают ее хищной валькирией, пленившей гения. Сомнений не вызывает лишь один факт: тайна, которой была окружена жизнь этой женщины, так и не разгадана.
Гала — единственная моя муза, мой гений и моя жизнь, без Галы я никто.
Сальвадор Дали

C тех пор как в 1929 году художник Сальвадор Дали впервые увидел ее, в его личной истории началась новая эра по имени Гала. Много лет спустя маэстро описал впечатления того дня в одном из автобиографических романов. Однако слова, напечатанные типографским шрифтом на белых листах книг, изданных многотысячными тиражами, не передавали и сотой доли страстей, которые бушевали в его душе в тот солнечный день: “Я подошел к окну, которое выходило на пляж. Она была уже там... Гала, жена Элюара. Это была она! Я узнал ее по обнаженной спине. Тело у нее было нежное, как у ребенка. Линия плеч — почти совершенной округлости, а мышцы талии, внешне хрупкой, были атлетически напряжены, как у подростка. Зато изгиб поясницы был поистине женственным. Грациозное сочетание стройного, энергичного торса, осиной талии и нежных бедер делало ее еще более желанной”. Самой Гале он и десятилетия спустя не уставал повторять, что она — его божество, Галатея, Градива, святая Елена... И если понятия святость и безгрешность никак не соотносились с возлюбленной Сальвадора, имя Елена имело к ней непосредственное отношение. Дело в том, что так назвали ее при рождении. Но, как гласит семейная легенда, не раз пересказанная в жизнеописаниях Елены Дьяконовой — будущей мадам Дали, — девочка с детства предпочитала, чтобы ее называли... Галина.
Так она и представилась начинающему французскому поэту Полю Элюару, когда случай свел их на одном из швейцарских курортов. “О, Гала!” — будто бы воскликнул он, сократив имя и произнеся его на французский манер с ударением на второй слог. С его легкой руки все стали звать ее именно так — “торжество, праздник”, как звучит Гала в переводе. После четырех лет переписки и нечастых свиданий они, вопреки желанию родителей Поля, поженились и даже родили дочь Сесиль. Но, как известно, свободные нравы, положенные в основу семейных отношений, — не лучший способ сохранить брак. Прошло еще четыре года, и в жизни четы Элюар появился художник Макс Эрнест, поселившийся в доме супругов на правах официального возлюбленного Галы. Говорят, скрыть любовный треугольник никто из них не пытался. А потом она встретила Дали.
“Мой мальчик, мы больше не расстанемся”, — просто сказала Гала Элюар и навсегда вошла в его жизнь. “Она излечила меня благодаря своей беспримерной, бездонной любви от... безумия”, — говорил он, воспевая на все лады имя и облик возлюбленной — в прозе, поэзии, живописи, скульптурах. Разница в десять лет — согласно официальной версии, она родилась в 1894 году, а он в 1904-м — их не смущала. Эта женщина стала для него матерью, женой, любовницей — альфой и омегой, без которых художник уже не мыслил своего существования. “Гала — это я”, — уверял он себя и окружающих, видя в ней свое отражение, и подписывал работы не иначе как “Гала — Сальвадор Дали”. Трудно сказать, в чем заключался секрет ее магической власти над этим человеком: вероятно, сам он никогда не пытался анализировать, погрузившись в чувство, как в бескрайнее море. Так же, как невозможно понять, кто она на самом деле и откуда: данные, которые до сих пор значились во всех справочниках, не так давно исследователи поставили под сомнение — и для этого есть основания. Но так ли это важно? Ведь Гала — миф, созданный воображением Дали и ее собственным стремлением его сохранить.
На одном из десятков ее портретов, выполненных в стиле ню, художник изобразил возлюбленную в виде мифической героини, вдохнув в древнюю как мир историю новый смысл. Так родилась его “Атомная Леда”.
По преданию, Леда, дочь царя Фестия, была замужем за правителем Спарты Тиндареем. Плененный ее красотой, Зевс соблазнил женщину, сойдя к ней в образе... Лебедя. Она родила близнецов Кастора и Полидевка и дочь — прекрасную Елену, известную как Елена Троянская. Таким сравнением волшебник Дали напомнил окружающим о неземном очаровании своей возлюбленной Галы-Елены: сам Сальвадор в исключительности ее внешних данных не сомневался ни на минуту, считая жену самой красивой среди смертных. Наверное, потому этот энный по счету портрет Галы выполнил в соответствии с “божественной пропорцией” Фра Луки Паччоли, а некоторые расчеты по просьбе мастера сделал для картины математик Матила Гика. В отличие от тех, кто считал, что точные науки находятся вне художественного контекста, Дали был уверен: каждое значительное произведение искусства должно опираться на композицию, а значит, на расчет. Стоит отметить, что скрупулезно выверил он не только соотношение предметов на полотне, но и внутреннее содержание рисунка, изобразив страсть в соответствии с современной теорией... “несоприкосновения” внутриатомной физики. Его Леда не касается Лебедя, не опирается о парящее в воздухе сиденье: все реет над морем, которое не соприкасается с берегом... “Атомная Леда” была закончена в 1949 году, вознеся Галу, по словам Дали, на уровень “богини моей метафизики”. Впоследствии он никогда не упускал случая объявить о ее исключительной роли в своей жизни.
Тем не менее на склоне лет отношения их охладились. Гала решила поселиться отдельно, и он подарил ей замок в испанском поселке Пубол, который не смел посещать, не получив предварительно письменного разрешения супруги. А в тот год, когда она умерла, не стало и Дали: хотя после ее ухода он оставался на Земле семь долгих лет, существование потеряло смысл, ведь праздник его жизни закончился.
Поделись с подружками :