Обнаженная красота. История картины Диего Веласкеса

Поделись с подружками :
Современники Диего Веласкеса считали его баловнем судьбы: художнику не только везло во всех начинаниях, но и посчастливилось избежать костра инквизиции за изображение женской наготы. А вот его скандальному полотну уйти от “возмездия” не удалось...
Где же картина?!” — воскликнул французский поэт-романтик Теофиль Готье, восхитившись одним из полотен испанца Диего Родригеса де Сильва-и-Веласкеса. А римский папа Иннокентий X заметил: “Слишком правдиво”. Однако смелость и умение не приукрашать действительность, ставшие со временем визитной карточкой Мастера, далеко не всем пришлись по вкусу: окружение короля Филиппа IV, по достоинству оценившего божественный дар Диего, сочло его заносчивым и самовлюбленным выскочкой. Но Веласкес, увлеченный своим искусством, не тратил силы на словопрения, отчего качество работ только выигрывало, а его образованность вызывала восхищение почитателей. Например, один из биографов, Антонио Паломино, писал, что еще в молодые годы Диего “взялся за изучение изящной словесности и в знании языков и философии превосходил многих людей своего времени”. Уже первый портрет, позировать для которого короля убедил могущественный царедворец и выходец из Севильи герцог де Оливарес, так понравился правителю, что он предложил двадцатичетырехлетнему Веласкесу стать придворным художником. И тот, конечно, согласился. Вскоре между ними установились дружеские отношения. Живописец и теоретик искусства Франсиско Пачеко, учеником которого в юности был Диего, писал впоследствии, что “великий монарх оказался удивительно щедр и благосклонен к Веласкесу.

Мастерская художника находилась в королевских апартаментах, где было установлено кресло для Его Величества. Король, имевший у себя ключ, приходил сюда почти каждый день, чтобы наблюдать за работой”. Как отнесся Пачеко к тому, что его талантливый подопечный с тех пор стал надолго покидать семью, отправляясь в другие страны в качестве придворного, история умалчивает. Хотя о жене Веласкеса Хуане Миранде известно совсем немного — и только тот факт, что она была дочерью Пачеко, неоспорим. Хуана подарила мужу дочерей Франсиску и Игнасию. К слову, Франсиска повторила судьбу матери — тоже вышла замуж за любимого ученика отца Хуана Батисту дель Мазо. Правда, в жизни близких, судя по всему, Диего принимал гораздо меньше участия, чем в делах государственных.

“Прекрасно образованный и воспитанный человек, обладавший чувством собственного достоинства”, — говорил о нем венецианский художник и писатель Марко Боскини. Такой посланец был прекрасным представителем испанского двора за пределами родины. Хотя Филипп отпускал любимца скрепя сердце, Веласкесу довелось побывать в длительных загранпоездках не единожды. Первый раз он отправился в путешествие по Италии в 1629 году и с восхищением открыл для себя целый мир итальянской живописи. Второе путешествие в эту страну продлилось с 1648-го по 1650-й: по поручению Филиппа Диего занимался подбором произведений искусства для королевской коллекции. Считается, что с этой поездкой связано появление одной из самых известных и удивительных картин Веласкеса: на создание “бесстыдного” шедевра якобы его вдохновили полотна великих итальянцев Микеланджело, Тициана, Джорджоне, Тинторетто, с присущей им смелостью запечатлевших прелести обнаженных мифических красавиц.

Где живопись? Все кажется реальным В твоей картине, как в стекле зеркальном. Франсиско де Кеведо

“Венера и Купидон”, “Венера с зеркалом”, “Венера Рокеби” — как только ни называли полотно на протяжении столетий! Но уникальность его не только в мастерстве автора: это единственное из сохранившихся ню Веласкеса. Как известно, великие инквизиторы, чья жестокость и бескомпромиссность по отношению к тем, кто преступал установленные ими законы, снискала печальную славу, считали подобные вольности недопустимыми. “Создавая на холсте сладострастные обнаженные фигуры, живописцы становятся проводниками дьявола, поставляют ему приверженцев и населяют царство ада”, — говорил один из ярых проповедников веры Хосе де Иезус Мария. В данном случае красавица — с зеркалом или без — была лучшей иллюстрацией сказанному. И гореть бы Диего если не в аду, то уж точно на костре, не сохрани все участники “преступления” втайне все, что касалось этого изображения. Не исключено, что от кары ее создателя спасло высочайшее покровительство. Предположительно, работа выполнена по заказу одного из знатнейших людей Испании, а первое упоминание о ней датировано 1651 годом: она была обнаружена во время описи коллекции родственника влиятельного Оливареса, маркиза дель Карпио. О том, кто из дам послужил моделью, спорят до сих пор. По одной из версий, Диего позировала известная мадридская актриса и танцовщица Дамиана, которая была любовницей маркиза, страстного коллекционера, ценителя искусств и хорошеньких женщин. Согласно другому предположению, свое тело Венере подарила итальянка. Возможно, ею стала тайная возлюбленная Веласкеса: говорят, что роман действительно имел место, чему будто бы есть свидетельства. Так же, как и доказательства того, что вскоре после отъезда художника в Испанию у него родился сын, на содержание которого Диего отправлял средства.

И это — не последняя тайна “Венеры”. Любители мистики уверяют: каждый последующий ее владелец разорялся и был вынужден выставлять картину на продажу. Таким образом она кочевала из рук в руки, пока не очутилась в английском поместье Рокеби-Парк, в графстве Йоркшир, подарившем ей одно из названий. А в 1906 году полотно приобрела лондонская The National Gallery: там 10 марта 1914 года произошла следующая история...

В зал, где находился холст, вошла ничем не примечательная девушка. Подойдя к шедевру, она выхватила из-за пазухи нож и, прежде чем охрана успела остановить ее, нанесла семь ударов. Во время следствия Мэри Ричардсон так объясняла свой поступок: “Венера с зеркалом” стала предметом вожделения для мужчин. Эти сексисты разглядывают ее как порнографическую открытку. Женщины всего мира благодарны мне за то, что я положила этому конец!” Позже выяснилось, что мисс Ричардсон была суфражисткой — участницей движения за предоставление дамам избирательных прав. И таким неоригинальным образом пыталась привлечь внимание общественности к судьбе Эммелин Панкхерст, главы этого движения, которая в очередной раз находилась в тюрьме, где объявила голодовку.

А “Венеру” отреставрировали: через три месяца она вернулась в галерею. И там, как и столетия назад, любуется своим отражением.
Поделись с подружками :