Прекрасная авантюристка

Поделись с подружками :
Девица Франк, госпожа Тремуйль, Шель, Али-Эмете или просто Алина, Элеонора, принцесса Елизавета Владимирская и Азовская и, наконец, княжна Августа Тараканова...
Как только ни называла себя эта женщина! И хотя ей не удалось взойти на российский престол (а именно такой была главная цель очаровательницы), в течение нескольких лет она виртуозно справлялась с ролью знатной дамы, шлифуя умение повелевать на своих знатных поклонниках.

...В этот день 1864 года в здании Петербургской Академии художеств не смолкали споры. Перед полотном, на котором застыла в трагической позе прекрасная женщина, собравшиеся с жаром обсуждали мастерство художника. “Друг мой, вы возродили классическое искусство! Наклон головы и черты лица княжны прямо заимствованы у античной скульптуры скорбящей Ниобы!” — восклицал один. “Да ведь это новое слово в исторической живописи!” — уверял другой. “А я бы на вашем месте все-таки прикрыл ей плечи”, — рассуждал третий. И хотя общий вердикт был вынесен в пользу молодого живописца Константина Флавицкого, а само творение имело огромный успех и в Петербурге, и в Москве, и даже на Всемирной выставке в Париже, приобрести картину для своей галереи решился лишь один человек — Павел Третьяков. Еще бы! Ведь многочисленные свидетели рассказывали, что сам император Александр II, посетивший однажды вернисаж, взглянув на полотно, поморщился и повелел в каталоге напротив  картины Флавицкого “Княжна Тараканова” сделать отметку: “Сюжет заимствован из романа, не имеющего никакой исторической истины”. Недовольство государя было вполне оправдано, ведь скандальный пассаж бросал тень на его венценосную прабабку — Екатерину Великую.

А началась эта история в 1745-м, когда у дочери Петра I Елизаветы и ее тайного супруга Алексея Разумовского родилась девочка, названная Августой. Ходили слухи, что в детстве она жила в семье сестры отца, госпожи Дараган, фамилия которой, якобы несколько видоизмененная, со временем и легла в основу ее собственной — Тараканова. Рассказывали, что когда девушке исполнилось шестнадцать, граф Разумовский отправил ее учиться за границу: ни о каком восшествии на престол речи не было. Шли годы. Скорее всего, Августа так и осталась бы обыкновенной европейской дамой со счастливой безмятежной судьбой, если бы в дело не вмешался случай...

...В то время, когда осенью 1773-го в России объявился “воскресший” император Петр III, на поверку оказавшийся Емельяном Пугачевым, по Европе стали распространяться слухи, что законная наследница, некая княжна Тараканова, также претендует на родительский трон. А этого Екатерина Великая, вот уже одиннадцать лет безраздельно правящая империей, терпеть не собиралась. Молва доносила, что прелестная, умная и на редкость образованная особа сумела завоевать доверие многих влиятельных мужей, расположения которой они наперебой добивались, бросая к очаровательным ножкам немалые состояния. Будто бы именно тогда Екатерина и отдала приказ графу Алексею Орлову доставить интриганку в Петербург. Вероятно, это пикантное поручение не слишком обременило человека, которого по праву называли самым блестящим донжуаном России. И вскоре красавец стал частым гостем в итальянском доме княжны. Всякий раз она подолгу рассказывала Алексею Григорьевичу о своих надеждах и видах на будущее. Он лишь слушал и согласно кивал... Говорили даже, что отношения молодых людей очень быстро вышли за рамки деловых: плененный необычайной внешностью Августы Орлов даже сделал ей предложение. Она, конечно, не ответила отказом, и уже несколько дней спустя в качестве невесты отправилась на корабль, чтобы посмотреть каюту графа. Шаг оказался роковым: из каюты княжна вышла лишь в Петербурге и тут же была отправлена в Петропавловскую крепость. 

А 21 сентября 1777 года в городе произошло страшное наводнение, которое затопило всю территорию тюрьмы... В лучших традициях драматического жанра остается сказать только: “...скрыв под нахлынувшей волной высокородную пленницу” — и добавить несколько горьких слов о слепой воле случая... Если бы не одно “но”. Педантичные историки утверждают, что прекрасная “авантюрьера”, истинную личность которой так и не удалось установить, умерла от чахотки за два года до описанных событий при не менее драматичных обстоятельствах. Рассказывали, что в тюремной камере у нее родился сын, отцом которого якобы и был коварный граф Алексей Орлов. Однако на этом история опальной княжны не закончилась: ее меркантильная затея омрачила судьбу другой женщины, далекой от мыслей о царской короне. Известно, что настоящая дочь императрицы Елизаветы Петровны и графа Разумовского ровно на тридцать пять лет пережила свою менее именитую “тезку”. Четверть века она провела в московском Ивановском женском монастыре, помещенная туда насильно по высочайшему указу все той же Екатерины II под именем инокини Досифеи. Очевидцы говорили, что с годами в царственной монахине открылся пророческий дар: она не только предсказывала будущее другим, но и точно определила дату собственной смерти: 4 февраля 1810  года в возрасте шестидесяти четырех лет.
Поделись с подружками :