День, свободный от Святого Валентина

Поделись с подружками :
Ис­то­рия, о ко­то­рой я хо­чу рас­ска­зать, слу­чи­лась как раз в День свя­то­го Ва­лен­ти­на.
Я столк­нулась в лиф­те со сво­им со­се­дом Ромкой. Мы по­се­то­ва­ли друг другу, что у обоих нет по­во­да ждать ва­лен­ти­нок и что на­до­е­ла еже­год­ная ис­те­рия и су­е­та во­к­руг это­го празд­ни­ка. Вы­вод мы вы­крик­ну­ли поч­ти од­но­вре­мен­но: “По­ра празд­но­вать Ан­ти­Ва­лен­тин — День сво­бо­ды от свя­то­го Ва­лен­ти­на!” И до­го­во­ри­лись про­ве­с­ти этот ве­чер у ме­ня в под­черк­ну­то про­те­ст­ном сти­ле — есть ка­шу, за­пи­вать ча­ем и го­во­рить о пре­ле­с­тях жиз­ни без ус­лов­но­стей.

Вер­нув­шись с ра­бо­ты чуть рань­ше, я за­ду­ма­лась, ка­кую же ка­шу мне при­го­то­вить. Проб­ле­ма ре­ши­лась са­ма со­бой: ко­гда я за­гля­ну­ла в шкаф, там ока­за­лась толь­ко ман­ка. Ее-то я и ста­ла ва­рить. От спешки за­сы­па­ла так мно­го кру­пы, что ка­ша мгно­вен­но пре­вра­ти­лась в очень гу­с­тую, плотную, несъедобную мас­су, ко­то­рую есть бы­ло не­воз­мож­но. И то­г­да я вспом­ни­ла о чу­дес­ных ман­ных ола­душ­ках — та­кие ко­гда-то го­то­ви­ла моя ба­буш­ка. 

Рецепт хоть и прост, да с хитростью. Нуж­но сва­рить кру­тую слад­кую ман­ную ка­шу, до­ба­вить ва­ниль­ный са­хар, ос­ту­дить, вбить па­ру яиц и тща­тель­но вы­ме­сить, что­бы по­лу­чи­лась гу­с­тая смесь. 

За­ра­нее сле­ду­ет при­го­то­вить жид­кий виш­не­вый ки­сель. В ка­че­ст­ве ос­но­вы мо­жет по­слу­жить и раз­ве­ден­ный си­роп виш­не­во­го ва­ре­нья, и виш­не­вый ком­пот, и да­же виш­не­вый сок, за­гу­щен­ные крах­ма­лом. Ки­сель не­об­хо­ди­мо хо­ро­шень­ко ох­ла­дить. Затем нужно брать сто­ло­вой лож­кой пор­цию, ак­ку­рат­но об­ва­ливать в сухой ман­ной кру­пе, выкладывать на ско­во­ро­ду с ра­зо­гре­тым сли­воч­ным мас­лом и об­жа­ривать с двух сто­рон. Ола­дьи со сковороды отправляются на тарелку едоку. 

А все вол­шеб­ст­во на­чи­на­ет­ся, ко­гда ка­ж­дая пор­ция го­ря­чих ру­мя­ных ола­дий щед­ро за­ли­ва­ет­ся хо­лод­ным ро­зо­вым ки­се­лем, и сладкий вкус олад­ий сме­ши­ва­ет­ся с прохладной кис­лин­кой ки­се­ля.
Ром­ка по­зво­нил в дверь, а у ме­ня уже бы­ло все го­то­во: ки­сель — ох­ла­ж­ден, та­рел­ки за­ня­ли свои ме­с­та, а ско­во­ро­да сто­я­ла на “низ­ком стар­те”. “Ого! А где же ка­ша?” — со­сед не­до­умен­но оки­нул взгля­дом стол. 

“Са­дись, ни о чем не спра­ши­вай и слу­шай ме­ня вни­ма­тель­но!” По­чув­ст­во­вав ка­кую-то ин­т­ри­гу, он при­тих и мол­ча вы­пол­нял “ин­ст­рук­ции”. Я де­ли­лась с гостем сво­и­ми ас­со­ци­а­ци­я­ми и на­блю­де­ни­я­ми — о вку­се, за­па­хе и цве­те лю­би­мо­го блю­да. Тормошила его чувства и при­зы­ва­ла вы­ска­зы­вать свое мне­ние о том, что он переживал. Ведь ка­ж­дая но­вая пор­ция от­ли­ча­лась от пре­ды­ду­щей: бы­ла то бо­лее за­жа­рен­ной, то ме­нее — и от это­го ме­ня­лись вкусовые ощу­ще­ния. 

Мы бол­та­ли, сме­я­лись, вме­сте за­ва­ри­ва­ли чай и ре­за­ли ли­мон. Ко­г­да я в оче­ред­ной раз порх­ну­ла от пли­ты к сто­лу с но­вой пор­ци­ей, Ром­ка лов­ко пой­мал ме­ня за та­лию, и я не за­ме­ти­ла, как ока­за­лась в его объ­я­ти­ях. Мы оба за­сты­ли, но вдруг по­ня­ли, что ман­ни­ки мо­гут по­до­ж­дать, что они про­стят нам пе­ре­рыв и да­же бу­дут ра­ды то­му, что оча­ро­ва­ние, ко­то­рое они со­з­да­ли, при­мет иную, не ме­нее те­п­лую и вос­тор­жен­ную фор­му... 

В День свя­то­го Ва­лен­ти­на мы жа­рим ман­ни­ки уже пять лет под­ряд. И ка­ж­дый раз ждем мо­мен­та, ко­гда их мис­сия бу­дет вы­пол­не­на и вос­торг вку­са соль­ет­ся с вос­тор­гом от со­при­кос­но­ве­ния с те­п­лом лю­би­мо­го че­ло­ве­ка...
Поделись с подружками :