Жизнь прекрасна и стоит любых усилий и борьбы!

Поделись с подружками :

Пациентка LISOD, Мила Реутова, которая проходила лечение от рака шейки матки, решила рассказать свою историю. Возможно, кого-то она вдохновит на дальнейшую борьбу, кому-то придаст оптимизма и уверенности. А кто-то поймет, что если назначенное лечение не помогает, то нужно посоветоваться с другим специалистом.

Мы бы хотели, чтобы таких позитивных историй было как можно больше и чтобы рак оставался в памяти людей лишь неприятным эпизодом, сложным, но преодолимым периодом в жизни.

1.

 

Фотопроект "Мами-дiти" от сообщества "Cancer/l".

Фотограф Сергей Андросов

 

«Я всегда была очень энергичной, но в феврале 2015 года все изменилось. Я почувствовала дискомфорт и боль в низу живота. Обратилась в поликлинику по месту жительства — и гинеколог назначила антибиотики. Два месяца я исправно выполняла рекомендации, делала УЗИ, но лучше не становилось, и в апреле попала в стационар. Там мне сделали биопсию. Увидев заключение, врачи сказали, что надо дообследоваться, и дали направление в онкоцентр. Поскольку гистологическое заключение было на руках, я нашла в интернете, что это рак шейки матки. Так я узнала свой диагноз.

 У меня был шок. Сначала было желание все бросить, уехать куда-нибудь в глушь, и там тихонечко доживать, чтобы не мучить ни родителей, ни мужа. В тот момент именно муж стал катализатором и движущей силой. Он меня все время толкал вперед. Он очень меня поддержал, заверил, что мы будем бороться вместе, и он со своей стороны сделает все, что сможет.

В Онкоцентре сказали, что необходима лучевая терапия, но на тот момент оба ускорителя у них были сломаны, и мне пришлось обратиться в другую государственную больницу. Там назначили множество дополнительных обследований. Везде были очереди, записи, подготовка… Через две недели мне чудом удалось получить все результаты. В итоге если по гистологии ставили стадию 2б, то после всех обследований поставили 3б.

А потом никто не мог решить, что делать и с чего начать. Из лучевого отделения послали на консультацию к хирургу, оттуда в химиотерапию, потом опять в лучевую. Решено было делать химиотерапию, но из-за праздников сказали приходить через неделю.

Меня не покидало ощущение, что я теряю время. Боль становилась все сильнее. Муж настоял, чтобы я поехала на консультацию за границу. Друзья записали меня на прием к онкогинекологу-хирургу в Израиле. Через два дня я была в Хайфе, сделали ПЭТ-КТ. Выяснилось, что, к сожалению, хирургическое лечение уже нельзя провести, так как опухоль большая. Доктор сказал, что ситуация очень серьезная, понадобится длительная терапия. Спросил меня, почему я приехала в Израиль, где лечение будет стоить очень дорого, если возле Киева есть Больница LISOD. И что он хорошо знает тех, кто ее открыл, так как работал в израильской больнице Рамбам вместе с профессором Кутеном и доктором Бернштейном, что это специалисты высокого уровня, которые в Украине собрали хорошую команду.

2.


Из личного архива

На следующий день после возвращения из Израиля я уже была на приеме у Аллы Винницкой, и меня поразила ее прямолинейность. Она честно рассказала все так, как есть. Я наконец начала понимать, что со мной происходит и что они могут с этим сделать. Я у Винницкой напрямую спросила — а стоит ли вообще что-то начинать делать? Ведь операцию делать поздно, сильные боли. Может, не мучить себя, поехать отдохнуть на море и все… Винницкая посидела, подумала и говорит: «Я бы не была так категорична. Я считаю, что Ваши шансы 50 на 50. Все зависит от Вас — от того, насколько Вы хотите жить, насколько готовы бороться. А бороться придется — я не скажу, что это будет легко и просто. Я Вам даже никаких гарантий дать не могу, потому что мы не знаем, как организм отреагирует на лечение. Но если Вы будете настроены на борьбу, на жизнь, то Ваши шансы могут увеличиться».

То, что есть 50% выздороветь, — меня это очень вдохновило. А то, что LISOD берется за таких пациентов, как я, которые прошли уже лечение в других клиниках и попали к ним на достаточно запущенных стадиях, — это уже подарок для нас. Вот, например, в какой-то момент мне было очень плохо, я лежала у них неделю в стационаре. Если бы я в тот момент умерла, все бы говорили, что виноват LISOD. Но виноваты были бы, по сути, те врачи, которые несколько месяцев лечили меня неизвестно от чего, теряя время. А LISOD берет на себя такую ответственность!


Съемка для портала "Likar info", которая так и не была опубликована.

Фотограф Даша Тендiтна, стилист Ольга Ипатова

Мы живем, проходя разные этапы, ошибаясь, падая, собирая себя по крупицам, поднимаясь, взлетая и раскрашивая всеми цветами радуги и всеми красками свою жизнь.

   В LISOD действительно можно расслабиться. Здесь нет напряжения и угнетающей атмосферы. Здесь о тебе заботятся и переживают, относятся с уважением. Администратор решает все твои вопросы, он делает так, чтобы ты приехал в Больницу и в самый короткий срок получил максимум обследований и консультаций — все, что нужно. Ты сидишь и начинаешь понимать — да, действительно, я попала куда надо.

Здесь не пришлось бегать от врача к врачу, делать бессмысленные обследования, специалисты сами собрались на консилиум и приняли решение. Мне предложили схему лечения – сначала лучевая терапия, потом химиотерапия и регулярный контроль. 

   На следующий день после консультации у Аллы Винницкой я уже поехала на лучевую терапию. Так получилось, что на ее фоне поднялась температура, мне было плохо. Я неделю лежала в стационаре под капельницами. Меня удивило, что ко мне пришел профессор Кутен. Ему сказали, что есть пациентка со сложной ситуацией — и он сам пришел в мою палату с переводчиком, другими врачами и медсестрами. Он улыбался, шутил, говорил комплименты, а ведь это врач мирового уровня!

Профессор Кутен отменил несколько сеансов лучевой терапии, мне дали неделю или две отдыха и сказали, что будет начинаться химиотерапия. Поскольку мы платили деньги наперед за лучевую, то за неиспользованные сеансы сделали перерасчет и деньги пошли на оплату химиотерапии. Это тоже было приятно.


 Фотограф Лариса Охтиенко

 Потом началась химиотерапия, я на сутки оставалась в больнице. В обычных больницах, где я лежала раньше, все приходилось везти с собой. В LISOD ты приезжаешь и тебя уже ждут тапочки, пижама, халат, постель, которую при необходимости меняют два-три раза в день. И это все настолько спокойно, с улыбкой — и реально просто забываешь о том, что ты онкобольной. Вокруг тебя создаются такие условия, чтобы ты думал только о том, что ты должен выздоравливать, о том, что ты должен жить. Это самое главное. И весь этот комфорт стоит того, чтобы за него заплатить и получить это человеческое отношение, заботу, внимание, профессионализм.

Химий я боялась жутко. У меня было много вопросов, я все записывала, приезжала и спрашивала. На все вопросы врачи всегда давали ответы.

После первого протокола лечения основная опухоль уменьшилась, состояние улучшилось. Но в легких нашли метастазы. Поэтому меня перевели на второй протокол и авастин — очень дорогой таргетный препарат. На авастин у нас уже не было денег, но подключились друзья, знакомые, родственники. У себя на фейсбуке я начала писать о том, что нужны деньги, откликнулось много неравнодушных людей.

Авастин я капала год. Мне рекомендовали продолжать его капать, но мы приняли решение прекратить. Если возникнет необходимость, к авастину можно будет вернуться. Алла Винницкая меня при этом тоже вдохновила, сказав, что любое решение, которое мы примем, будет правильное, и нужно в это верить.

 3.


Мастер-класс Игоря Елисеева в галерее "Garna Gallery"

Я не помню, какая сегодня была погода - у меня ощущение абсолютно яркого солнечного дня! А всë потому, что провела я этот день с солнечными людьми, среди ярких работ Игоря Елисеева, в тëплом творческом пространстве Garna Gallery

Изменилась ли моя жизнь после лечения? Конечно. Я всегда искала смысл жизни, свое предназначение — еще до болезни. Рисовать начала еще до того, как диагноз поставили, а на фоне лечения продолжила. Спасибо мужу, он меня поддержал и в этом. Рисовала во время облучения, с температурой, между химиями, ходила на мастер-классы в студии. Это очень хорошо переключает, дает огромный ресурс положительных эмоций, энергии, отвлекает от тягостных мыслей и плохого самочувствия — это то, что людям в диагнозе очень нужно, потому что часто наступают депрессии, перепады настроения.

Во время лечения не покидала мысль, что еще чуть-чуть — и нужно возвращаться к обычной жизни. А это тяжело. Ты уже никогда не будешь таким, как раньше. Какой бы ни был замечательный результат лечения, все равно остается страх, что у тебя это было и это может в любой момент вернуться. Онковыздоравливающим нужна реабилитация — физическая, психологическая. Общество должно относиться к такому человеку с пониманием, быть чуть бережнее и добрее. Но многие пациенты с диагнозом сталкиваются с тем, что от них отворачиваются, — их увольняют с работы, уходят мужья или жены...


Проект "Намалюй менi завтра", платье дизайнера Натальи Карук

На самом деле люди боятся трагедии. Человек с диагнозом может в любой момент умереть — так зачем нужны эти переживания и стрессы? Онкодиагноз очень четко выявляет, кто тебе настоящий друг, спутник жизни, кто и как к тебе относится. Потому что есть люди, которые бросают все и бегут к тебе на помощь, а есть те, кто говорит — да все будет нормально! — и пропадают на недели или месяцы.

Тех, кто прошел лечение от рака, на самом деле очень много! Но они стесняются об этом говорить, потому что в обществе настолько развита канцерофобия, что человек, который болен раком, — чуть ли не прокаженный! Мы начали общаться. Я организовала для девочек несколько творческих мастер-классов, начали проводить Inspiration Onco Talks — мотивирующие встречи, на которые мы приглашаем тех, кому поставлен онкодиагноз. Но поодиночке много не сделаешь, а вместе мы можем все. Сейчас пытаемся создать ресурсный центр для онковыздоравливающих взрослых. Ищем помещение, хотим приглашать туда врачей, психологов для тренингов, мастер-классов. Есть много идей. Мы хотим переломить канцерофобию в обществе. Хотим показать, что мы нормальные, позитивные, живем и радуемся, а не только просим деньги. Мы и сами можем что-то дать другим — философию, радость жизни, поддержку, информацию и опыт.


В студии у Алёны Гороховой

 Я живу нормальной, насыщенной, интересной жизнью. В диагнозе поняла, что не важно, сколько ты проживешь. Важно — как. И когда ты будешь умирать, то будешь вспоминать свои последние годы. Поэтому это время надо прожить ярко и сделать все, о чем ты в жизни мечтал, но по какой-то причине не сделал, откладывал на потом. Нужно жить сейчас, вдохновлять других людей, ведь тебя будут вспоминать по этим мгновениям.


Открытие фотовыставки "Без рожевих окулярiв" с фотопортретом, фотограф Константин Сова


 Я хочу сказать всем, кто услышал диагноз: онкология. Это не приговор, нельзя опускать руки, сдаваться! Нужно собрать силы, волю и терпение и делать все возможное, чтобы справиться с этой болезнью, вырвать у нее хоть несколько лет, даже месяцев, и прожить это время в радости и благодарности! Ибо жизнь прекрасна и стоит любых усилий и борьбы!»



Поделись с подружками :