Белые птицы Ивана Миколайчука

Поделись с подружками :
В июне актеру исполнилось бы 75 лет. Для многих он стал олицетворением души украинского поэтического кино, сыграв Ивана Палийчука в драме “Тени забытых предков”. А после роли Тараса Шевченко в фильме “Сон” его начали сравнивать с Кобзарем. Кроме любимой профессии в жизни замечательного актера, сценариста и режиссера была страсть по имени Мария.
Судьбоносная “Сулико”
“Вы выросли на фильмах?” — не раз спрашивали поклонники и журналисты у артиста, вдохновенно воплотившего четыре десятка образов. “Я впервые посмотрел кино в сельском клубе, когда мне было тринадцать, — терпеливо пояснял он любопытным. — А рос я, глядя на то, как трудятся родители, помогая им — в доме, огороде, на пастбище...”
Его детство прошло в Карпатах, в старинном, известном с XVII века селе Черторыя, на окраине которого находится Лебединое озеро. Там, на фоне нерукотворных декораций — гор и лесов, началась история жизни Ивана. “Ніби тисячу років тому я жив десь у Чорториї, бігав босий по горбах і берегах, пас ягнят на моргах, курив бакун Василя малого, купався в плесах і ловив рибу в Черемоші... Довгими ночами Пилипівки сидів на печі, вчився колядувати, робив звізди і вертепи до різдвяних свят. Стелив на стіл сіно і убирав ялинку... Хоч став дорослим, мав 13 років, а все одно бігав по горбах, дивитись, як засинають світла у віконечках сільських хат. О, яка ти прекрасна, Чорториє... Як давно я бачив тебе!..” — писал он о дорогом сердцу крае.
Правда, в годы, на которые пришлось его детство, реальность была слишком далека от киношных сюжетов. Он появился на свет 15 июня 1941-го, став четвертым (из десяти) ребенком в семье железнодорожного рабочего Василия Миколайчука и его жены Катерины. Рассказывают, что троих старших детей мама родила дома, а Ивана — в роддоме городка Вашковцы, расположенного неподалеку. Оттуда и забрал их отец домой 22 июня — в день начала войны. Попав под бомбежку, родители с младенцем на руках чудом остались живы: так у Ивана появился второй день рождения. Вероятно, поэтому гостеприимный Иван ввел традицию отмечать с родными и друзьями наступление очередного года своей жизни всю неделю — с 15 по 22-е.
Хотя с малых лет, как все дети, исправно участвовал в хозяйственных делах, близкие чувствовали: этот мальчик, повзрослев, вряд ли станет плотником или кузнецом, не пойдет он и по стопам отца в железнодорожники. Ведь еще подростком проявил актерские способности — сыграл отца главной героини в спектакле “Бесталанная”, поставленном в сельском клубе. “Когда брат закричал со сцены: “А кто же меня похоронит?!” — все женщины в зале зарыдали”, — вспоминала позже старшая сестра Ивана. Может быть, тогда судьбы невидимые нити уже сложились в узор, определивший будущее, и все последующие события лишь способствовали его осуществлению.
“Помню, я пас корову. Была такая светлая золотая осень. Я гнал ее к стаду. Окно было открыто, там радио... И неожиданно кто-то заиграл, запел “Сулико”. Я впервые услышал эту мелодию. На меня что-то нашло: я завел корову, почистил ботинки от грязи, взял костюм, сел в поезд, уехал в Черновцы и стал искать музыкальное училище — учиться на артиста”, — рассказывал Иван. Поиски увенчались успехом: вскоре фамилию Миколайчука можно было прочитать в списке студентов Черновицкого музучилища, поступивших на специальность дирижер хора. Родители решению сына не обрадовались: отец считал артистов людьми пустыми, а саму работу несерьезной. Мама же больше переживала о том, что он будет находиться так далеко от дома — в самом городе. Возможно, оба втайне надеялись, что их мальчик вскоре вернется, чтобы зажить “как люди”. Но он с завидным упорством продолжал торить выбранный путь в искусстве. Сомнения Миколайчуков старших развеялись в тот день, когда они впервые побывали на премьере спектакля “Земля”, где играл Иван. Отец понял, что для его сына актерство — не просто забава: он живет жизнью своих героев, зажигая всех вокруг силой таланта. И смирился: значит, так Богу угодно. Хотя, когда Иван в очередной раз решил отправиться на учебу, и теперь уже в Киев, поступать на киноактерский факультет КГИТИ имени И. К. Карпенко-­Карого, не преминул сказать: “Сколько можно учиться?!” Эту пресловутую фразу он повторял не раз, ведь сам университетов не заканчивал и считал, что пользы в них мало: работать надо!
Но прежде чем будущая звезда украинского кинематографа попал в столицу, произошла еще одна судьбоносная встреча. А было вот как.
  
 “Тени забытых предков” Параджанова.  Эпизод с ярмом был выдумкой режиссера, но после выхода фильма вошел в гуцульский свадебный обряд.

Сцена из фильма “Сон” с актрисой Натальей Наум. Миколайчук в роли молодого Тараса Шевченко.

Случай из жизни
“Пришел ко мне мальчишка в папиных штанах, шинели и фуражке”, — вспоминал момент их знакомства знаменитый в те годы актер Петр Михневич, когда юный выпускник училища оказался в театре-студии при Черновицком музыкально-драматическом театре имени Ольги Кобылянской. Таким же его запомнили студийцы, которых сразу привлек высокий юноша — душевный человек и отличный рассказчик. Вскоре в их числе оказалась Мария.
“Как вы познакомились с Иваном?” — и сегодня донимают ее вопросами журналисты. “В студии при черновицком театре. Правда, когда я поступила туда, он лежал в больнице — ему вырезали гланды. Когда пришла на занятия, меня спросили: “Ты сестра Миколайчука?” — “А кто это?” — поинтересовалась в ответ. Позднее часто говорили, что мы очень похожи. Я увидела Ивана в компании студийцев — он стоял высокий-высокий, а рядом все такие маленькие. Я посмотрела в его глаза — и все решилось: поняла, что со мной что-то происходит, и чувствовала — Иван испытывает то же”, — не раз рассказывала в интервью Мария. Невероятную энергию, которой было заряжено все вокруг, когда эти двое находились рядом, ощущали все. В том числе режиссеры: они все чаще ставили молодых людей играть в паре. Беседуя во время перерывов в репетициях, Иван и Мария выяснили, что живут на одной улице, посещают одни и те же места в городе, любят те же фильмы, спектакли, книги. Даже родились в один год — с разницей в два месяца и неделю! “Судьба словно задалась целью объединить нас”, — вспоминает женщина.
Сама она родилась в Черновцах, в семье высокопоставленного чиновника, занимавшего солидный пост в местном облисполкоме. Сколько себя помнила — пела: колядки, веснянки, застольные песни. Сначала стоя в доме на импровизированной сцене в виде стула. Или в саду, где зрителями были родные, занавесом — ветви раскидистых деревьев, а крышей “театра” — белые облака, проплывавшие над головой. Выбрав профессию, отправилась в студию при черновицком театре на встречу с делом жизни и любимым человеком: в небесной канцелярии все давно было продумано до мелочей.
В течение трех лет они выходили на одну театральную сцену, а после занятий или спектаклей вместе возвращались, прощаясь у порога дома, чтобы утром встретиться снова. Ни для кого не было секретом: вопрос о свадьбе давно решен, оставалось лишь определиться с датой. “Когда же?” — донимали любопытные. Но они только загадочно улыбались, сохраняя интригу.
Иван, мечтавший получить высшее образование, отправился попытать счастья в Киев, Мария — в Москву, куда ее пригласили после прослушивания представители знаменитого хора имени М. Е. Пятницкого. Однако в общежитии мест в тот момент не оказалось: ее попросили приехать две недели спустя. В Черновцы возвращалась через Киев и пошла в администрацию хора имени Г. Г. Веревки. На следующий день услышала из уст самого мэтра Григория Веревки: “Вы приняты, выходите на работу”. Радости не было границ! О том, что они снова будут жить в одном городе, сразу написала Ивану: в это время он, новоиспеченный студент театрального института, по традиции того времени отбывал “повинность” в колхозе. 

Фото из фильма “Сверьте ваши часы”,  который так и не вышел на экраны.

Свадебный “ультиматум”
Шел 1962 год. Постепенно на новом месте установился свой жизненный ритм: Иван посещал лекции, участвовал в студенческих постановках, Мария много гастролировала по стране и за рубежом.
А режиссер Сергей Параджанов начал съемки драмы “Тени забытых предков” по одноименной повести Михаила Коцюбинского: для него уже были утверждены все актеры, в том числе на роль главного героя Ивана Палийчука. Но учитель Миколайчука Виктор Ивченко порекомендовал съемочной группе “посмотреть” своего талантливого студента. Желание именитого режиссера удовлетворили лишь из уважения к его заслугам и авторитету. “Сергей Параджанов попросил меня провести чисто формальную пробу. Но то, как зажил Миколайчук перед камерой, потрясло меня. Я бросился из павильона вслед за уже ушедшим Параджановым и вернул его. Через четверть часа Иван был утвержден на главную роль прямо на съемочной площадке”, — вспоминал оператор фильма Юрий Ильенко. “Он был особенный, народный, настоящий — лучший! Я не знаю более национального народного гения... До него таким был Довженко”, — восхищался сам Параджанов, не раз убеждавшийся в том, что его выбор оказался верным. Живописные пейзажи украинских Карпат, на фоне которых проходили съемки картины, стали прекрасным антуражем для воссоздания сцен из жизни и традиций гуцулов: все это было так близко и дорого молодому актеру, который не играл — перевоплотился в своего героя. Недаром критики отмечали: “Одной этой роли было бы достаточно, чтобы его вспоминали как крупнейшего украинского актера ХХ века”.
Возможно, эта история карпатских Ромео и Джульетты, разлученных силой обстоятельств, особым образом отзвучала в душе Ивана: в реальной жизни он решил действовать, чтобы не упустить свое счастье. “Приезжай, поженимся!” — позвонив Марии прямо со съемочной площадки, озадачил предложением, которое, в сущности, было для его возлюбленной вполне ожидаемым. “Я растерялась, говорю: “Не могу, еду на гастроли в Югославию”. А он: “Выбирай — Югославия или замуж”. Долго думать не стала. Пошла к Веревке, Григорий Гурьевич меня отпустил. В тот же день помчалась на вокзал”, — вспоминала тот памятный день Мария, которую он стал назвать Маричкой — по имени главной героини фильма.


Фото Марички, сделанное Иваном Миколайчуком на съемках фильма  “Аннычка”


Свадебное фото Ивана и Марии.

Иван встречал ее на вокзале в Черновцах. Следуя традиции, вместе отправились к родителям невесты — за благословением. Церемония была скромной, но разве в пышности убранства и роскоши интерьера дело, когда речь идет о невыдуманной любви?! О том, что свадьба будет скоро, предсказала односельчанка, когда он навещал родных в Черторые: “Уезжаешь один, а вернетесь вдвоем”, — сказала прозорливая женщина незадолго до женитьбы Ивана. Напророчила она и другое событие, но об этом позже.
От любой помощи со стороны родителей гордый Иван отказался, и, вернувшись в Киев, молодые обосновались в квартире на Крещатике, которую снимала администрация хора для Марии. Правда, кроме них в помещении жило еще три девушки и старушка, занимавшая соседнюю комнату их коммуналки. Кровать Миколайчуков стояла в коридорчике, через который то и дело проходили постояльцы. Неизвестно, как долго продлились бы бытовые неудобства, если бы не вмешался случай.
Так сложилось, что во время съемок в другом проекте — биографической ленте “Сон”, где он исполнял роль Тараса Шевченко, — актер повредил глаза и выпал из процесса. Работа замерла: все ждали его возвращения, а он лежал в своем коридорчике на скрипучей кровати. Однажды Миколайчука навестил коллега: увидев, в каких условиях живет главный герой ленты, пришел в ужас — и тут же пообещал заняться вопросом его благоустройства. Вскоре пара переехала в квартиру на Жилянской. “Хоромы” оказались весьма скромных размеров, зато отдельные. Но остаться наедине им и там удавалось нечасто: гостеприимство хозяев в полном смысле слова не знало границ, чем с удовольствием пользовались многочисленные друзья и знакомые. Зайти на огонек, увидев свет в окне Ивана и Марички, любили все, ведь в этом доме им были рады: на столе, как по волшебству, появлялись угощения, на плите, не переставая, уютно посвистывал чайник. А главное, не смолкали бесконечные разговоры о жизни, творчестве, заботах, радостях — обо всем. В знак благодарности именитые гости оставляли на стенах автографы. Когда супруги перебрались на новую квартиру, жалели лишь о том, что невозможно забрать с собой раритетные обои.


Даже не в своей сцене Иван не мог оставаться в стороне, ведь у него всегда был особый взгляд на происходящее.


На съемках фильма “Аннычка”. Иван Миколайчук и Николай Кульчицкий за камерой.

И

Иван Миколайчук в роли Смерти на Маланку.

Лебединое озеро
Хотя Иван был против участия жены в совместных съемках в фильмах, всегда высоко ценил вокальные способности Марички, восхищался ее удивительным голосом. Однажды, когда в гости к ним пришли ее коллеги по хору Нина Матвиенко и Валентина Ковальская, он попросил девушек спеть. Дивные голоса звучали так слаженно и гармонично, что желание продолжить этот опыт, но уже на профессиональной сцене, родилось само собой. Так в начале 1970-х годов с его легкой руки возникло трио “Золотые ключи”, просуществовавшее 40 лет. Немало песен в его репертуар вошло благодаря Миколайчуку.
После “Теней” и “Сна” в послужном списке Ивана появилось много фильмов, один из самых ярких — “Белая птица с черной отметиной”. Он мечтал сыграть роль Ореста Звонаря. Однако чиновники запретили, мотивировав тем, что актеру, сыгравшему Кобзаря, негоже изображать врага народа. Вероятно, больше их смущало другое обстоятельство: независимо от персонажа, которого будет исполнять Иван, зрители его обязательно полюбят. В картине Миколайчук появился в образе Петра Звонаря, а Ореста воплотил Богдан Ступка, это был его дебют в кино. “Словно Нострадамус, напророчил он, что эта картина изменит всю мою жизнь. “Будет успех и любовь зрителей”, — пообещал Иван. И все его слова сбылись! Миколайчук стал для меня не только учителем в кино, но и другом в жизни”, — говорил Богдан Сильвестрович.
Были у Ивана и другие работы, в том числе режиссерские. Но со временем все чаще начали появляться “отказы”: в длинном перечне актерских фамилий, отправленных на утверждение высшему руководству, не получал одобрения лишь один человек — Миколайчук. Всегда имеющий свое мнение и четкую позицию в любом вопросе, он был “неудобным” для чиновников. А некоторые его высказывания истолковывались как националистические и потому опасные. Ведь людям было невдомек, что истинный патриотизм, основанный на любви к своему народу, отличается от дикости национализма, призывающего ненавидеть чужой. И что два противоположных чувства — созидание и разрушение — не могут сосуществовать в одном сердце. Иван Миколайчук любил. Любил Карпаты, где прошли детство и юность, Киев — там состоялся как актер и режиссер, супругу, без которой жизни своей не мыслил. Это поддерживало его веру и силы. Но вынужденные простои и запреты творить подтачивали изнутри: невозможность работать так, как виделось ему, выливалась в затяжные депрессии, а они не проходили бесследно для здоровья. Все же он продолжал трудиться в надежде на то, что рано или поздно люди увидят фильмы, снятые по его сценариям. Так появилась рукопись “Небылиц про Ивана”. Вот только на экраны он вышел намного позже: когда мастер покинул мир. “Окончательно здоровье мужа было подорвано на картине “Вавилон XX”. Еще в 30 лет у Ивана обнаружили язву. Во время съемок в “Вавилоне” ему становилось все хуже, а порой он совсем не мог работать. Работа продвигалась очень тяжело. Ивану как режиссеру этого фильма все время указывали: “Надо вырезать то, убрать это”. В результате из двух запланированных серий с трудом собрали материал на одну”, — вспоминала события тех дней 1979-го супруга Мария. Но настал момент, когда работать он больше не мог.
Рассказывают, что однажды соседка-ведунья предсказала юному Ивану, будто проживет он 25 лет: Миколайчук с тревогой подходил к роковому дню. Однако он благополучно миновал — и все переживания остались в прошлом. Вспомнили супруги о пророчестве только годы спустя. За несколько дней до смерти Иван позвал Маричку и едва слышно сказал: “Сегодня нам 25”. Оказалось, за заботами они впервые забыли о свадебной дате... Третьего августа 1987-го его не стало. “Теперь я знаю, как снимать кино!” — прошептал он, отправляясь туда, где земные запреты не властны.
Говорят, вскоре после ухода маэст­ро, зимой 1987 года в Черторыю впервые прилетели лебеди. “Это вернулась душа Ивана”, — уверяют местные жители. 

Факты от “Натали”

Иван Миколайчук мечтал создать киностудию “Карпат-­фильм”, где бы снимались фильмы о родном крае.
В честь празднования 75-летия со дня рождения актера в Кие­ве запланировано проведение торжественного вечера и других мероприятий. По всей Украине и за рубежом пройдут ретроспективные показы фильмов с его участием.
Планируется установка памятников Ивану Миколайчуку в Киеве и Черновцах, одну из улиц города назовут в его честь.
Национальный банк Украины обеспечит чеканку и введение в обращение юбилейной монеты в честь 75-летия со дня рождения маэстро.
На территории Музея-усадьбы Ивана Миколайчука в Черторые Черновицкой области состоятся торжественные мероприятия и народный праздник “Іванова переберія”.
Украинская модель и телеведущая Марыся Горобец — внучатая племянница Марии Миколайчук.

Ольга ЯНКОВАЯ
Благодарим за предоставленные 
фотоматериалы Александра ГОРОБЦА.




Поделись с подружками :