Поль Сезанн. “Игроки в карты”

Поделись с подружками :
“Угловатое и мрачное изображение двух французских мещан за карточным столом” — так охарактеризовали СМИ картину Поля Сезанна, проданную на аукционе за 250 миллионов долларов. “Потому что она совершенна и берет за живое”, — пояснили стоимость шедевра искусствоведы.

Факты

Исследователи творчества Сезанна установили личность человека, написанного на всех пяти картинах серии, — это садовник Паулин Паулет, работавший в фамильном имении художника Жа де Буффан.

Картина из серии “Игроков” была украдена из музея во время выставки в Париже в 1961 году. Ее изображение опубликовали на почтовой марке тиражом более 4 миллионов экземпляров, и сбыть полотно внутри страны стало невозможно. Предполагают, что благодаря этому через восемь месяцев его “подбросили” в багажник автомобиля, о чем полиции сообщил аноним.

“Игроки в карты” Сезанна вдохновили американца Кассиуса Марцелла Кулиджа на создание серии картин “Собаки, играющие в покер”.

07_Vern02.jpg

Жилище ветров

Биографы уверяют, что идею создания “Игроков” художник вынашивал не один год: еще в молодости, посещая Экский музей, Сезанн часто останавливался у картины “Игроки в карты”, приписываемой Луи Ленену. Казалось, полотно ничем не отличается от других, но Сезанн всегда смотрел на него с завистью. “Вот так я хотел бы писать!” — восклицал он. Однако к работе мастер приступил только в начале 90-х годов XIX века. Он сразу отверг маловыразительную композицию оригинала. Предполагают, что моделями Сезанну послужили крестьяне из Жа де Буффан (в переводе с провансальского — “Жилище ветров”). Это поместье расположено в окрест­ностях родного города Сезанна Экс-ан-­­Прованса. “Особенно отличился один из них — садовник Поле, которого все кругом зовут папаша Александр. Терпение крестьян, их способность долгие часы молча и неподвижно позировать восхищают художника. Он загорается, он оживлен и деятелен”, — уточняет писатель Анри Перрюшо. Благоприятная обстановка, неприхотливые модели и возможность трудиться над излюб­ленным сюжетом так вдохновили маэстро, что с 1890-го по 1896-й он написал целую серию: пять картин и множество набросков. Однако его работы не повторяют друг друга: на одной изображено пятеро участников, на другой — четверо и на трех — по двое. Каждое полотно стало объектом самого пристального изучения любителей и профессионалов, от внимания которых не укрылся тот факт, что ни на одном не присутствуют деньги. “Спокойные лица игроков в сочетании с отсутствием ставок на деньги могут служить свидетельством того, что играют, возможно, в джин”, — авторитетно заявляют эксперты. “Сезанн старался запечатлеть выражения лиц людей, которые плыли по течению жизни и состарились, не изменив своим привычкам”, — отмечал натурщик Паулин Паулет.

Отец всех нас

Парадокс в том, что бесстрастность бескорыстных “Игроков” конца XIX века вызвала небывалый ажио­таж и нешуточные страсти в веке ХХ. Благодаря невероятной популярности все полотна стали жемчужинами известных музеев мира. Четыре из них украшают залы Muse’e d’Orsay в Париже, The Metropolitan Museum of Art в Нью-Йорке, Barnes Foundation в Филадельфии и Courtauld Institute of Art в Лондоне. Пятая до недавнего времени находилась в частной коллекции греческого миллиардера Георга Эмбирикоса, который неоднократно отвечал отказом на любые предложения арт-дилеров. Решение расстаться с произведением состоятельный ценитель прекрасного принял лишь в 2011 году. Уже зимой следующего года картина была продана на закрытых торгах аукционного дома Sotheby’s. Новыми владельцами стала семья эмира Катара. Поскольку настоящая сумма их приобретения хранилась в тайне, предполагают, что стоимость могла превышать 250 миллионов долларов почти на полмиллиона. Так или иначе, в день торгов полотно стало самым дорогим из когда-либо проданных на тот момент.

07_Vern.jpg

Споры о том, стоят ли “мрачные” игроки четверти миллиарда, не умолкают и теперь. Единодушны дельцы лишь в том, что сумма оказалась для артэлиты Катара пропуском в общество избранных. Ведь Катарский национальный музей, для которого якобы приобретался шедевр, попадет в узкий круг счастливых обладателей картин этой серии кисти “отца всех нас”, как называл Поля Сезанна его страстный поклонник Пабло Пикассо.
Ольга Янковая
Поделись с подружками :