Тайные знаки Катарины Синчилло

Поделись с подружками :
“Астролог, актриса, режиссер, поэтесса, телеведущая” — значится в досье Катарины Синчилло. Казалось бы, один человек не может освоить столько профессий. Но если советоваться со звездами и доверять своей интуиции, любой путь окажется посильным.

Мы поступаем правильно, когда слушаем свое сердце, — призналась мне Катарина. — В жизни стали происходить чудеса, лишь когда я это осознала”. Доверившись сердцу и следуя за знаками, можно бросить успешную карьеру на телевидении и открыть свой театр, оставить благополучную Европу, вернуться в Украину и выйти замуж. Изменения в судьбе поэтесса отразила в спектакле с простым названием “До”, уже семь лет собирающем зал. Зрителей поражает, сколько всего было до. А сколько еще будет впереди...

До нашей встречи я, как и читательницы журнала “Натали”, знала Катарину Синчилло в качестве астролога. Но даже не подозревала, что в этой яркой женщине скрывается столько талантов.

Мы встретились в столичном кафе недалеко от КХАТа (Классический Художественный Альтернативный Театр. — Прим. авт.). Катарина заказала кофе. “Уже пятая чашка за день. Перед премьерой переживаю и не могу спать”, — призналась актриса. Но усталость в ней не чувствовалась, энергия била ключом. Она декламировала стихи, вспоминала истории из жизни. Разговор шел о бенефисе, законах астрологии и, конечно же, о любви.

Sinchillo_DSC_0146.jpg

Катарина, вы замахнулись на “Гамлета” Шекспира. Почему для бенефиса выбрали такой сложный материал?

С детства мечтала сыграть в “Собаке на сене”, “Безымянной звезде”. Исполнить Гамлета никогда и не думала. Это ведь мужская роль. Хотя многие актрисы, например Сара Бернар, брались за нее. Поставить пьесу Шекспира нам предложила дочь моего мужа Виктория. Поначалу идея казалась абсурдной. Но, перечитав пьесу свежим взглядом, поняла, что она написана обо мне, о моем поколении. Мы несколько упростили фабулу, чтобы она стала понятнее зрителю. Долго выбирали перевод и в результате сделали режиссерскую компиляцию. Причем в нашем спектакле светлый, жизнеутверждающий финал — так “Гамлета” еще никто не ставил. (Смеется.)

В канун премьеры все идет по плану?

Судьба, как иногда бывает, приготовила нам сюрприз. За несколько дней до бенефиса моему мужу, режиссеру-постановщику и исполнителю главной роли Виктору Кошелю, сообщили, что в указанное на афишах время он должен быть в театре Русской драмы на праздновании 90-летия. Пришлось вводить другого актера. 

Театр КХАТ, вопреки повсеместному увлечению современными трактовками, работает в традиционном ключе. Классика сейчас нужнее?

Мой супруг говорит, что сегодня в театре не хватает чистоты и доброты. И я с ним полностью согласна. Нужно идти не от формы, а от сердца, делать то, что подсказывает душа. Зритель устал от экспериментов. Его сложно заставить смеяться, а еще сложнее плакать, особенно слезами очищения. Мы достигли цели, если гости КХАТа после спектакля выходят просветленными, как после посещения храма.

Sinchillo_DSC_9928.jpg

Актерский талант вы обнаружили достаточно рано.

В шестнадцать лет меня приняли в труппу Киевского областного театра имени Саксаганского. Я училась в студии у известного театрального педагога Александра Циановского, который и дал мне характеристику. Вначале стала актрисой, потом получила образование. В моей жизни часто все случается наоборот. В какой-то момент даже возраст начал обратный отсчет. В спектакле “До” используются фотографии и документальные кадры из моей жизни. Не всегда понятно, какие снимки сделаны раньше. В восемнадцать лет в глазах просматривается какая-то усталость от жизни. Сейчас во мне больше оптимизма и бодрости. Это одно из чудес, которые со мной произошли.

Но первый ваш диплом был по театральной режиссуре. Искали себя?

Я не хотела быть режиссером, видела себя только актрисой. Выбор специальности связан с первой — и неудачной — попыткой открыть театр. Нам с первым супругом надо было либо приглашать режиссера, либо учиться самим. Решили, что гранит науки отправлюсь грызть я. Но все, что нам говорили преподаватели, поняла лишь сейчас. Режиссер — профессия возрастная.

После окончания вуза вы попали за границу?

В то время театры были пустые, актеры торговали на рынках. Казалось, что театральная режиссура вообще перестанет существовать. И я отправилась в Польшу, где работала по специальности, затем в Италию — на телевидение. Но мое сердце покорила Страна восходящего солнца: мы выступали в шоу и подрабатывали на ТВ, показах мод, снимались в рекламе. В магазинах нам делали скидки и дарили подарки. А на южном острове Кюсю, где мало кто видел европейцев, жители просили разрешения дотронуться до моих длинных белых волос. С их пигментом краска не справляется, потому блондинов среди японцев не бывает. И все шептали: ангел, это ангел. (Смеется.) 

Катарина, почему решили вернуться в Украину?

Павел Глоба первым сказал, что настоящий успех меня ждет только на родине. Хотя за границей удачно складывалась карьера и личная жизнь. Позже мне казалось, что время, проведенное на чужбине, было потрачено впустую. Сейчас так уже не думаю: я получила интересный опыт в разных сферах, познакомилась с обычаями и жизнью других народов, иначе посмотрела на мир. К тому же у меня появилась возможность реализовать свою мечту и наконец-то открыть театр.

Sinchillo_HusbentMom.jpg

Над всеми постановками вы работаете вдвоем с супругом. В процессе возникают творческие споры?

И очень бурные. (Смеется.) У мужчины и женщины изначально разные взгляды: на жизнь, театр, на все. Но когда удается объединить два противоположных мировоззрения, получаются удивительные спектакли. Порой даже профессионалы не понимают, как сделана та или иная сцена. Иногда мы и сами не можем объяснить. Скажу вам как астролог журнала “Натали”: все гениальное — результат слияния двух начал, мужского и женского. Божья благодать всегда дается на пару.

Как Виктору удалось вам доказать, что он тот, кто вам нужен?

Беззаветным служением, до самоотречения. Он постоянно был рядом со мной — как помощник, друг, телохранитель, единомышленник. Когда на телевидении закрыли мою передачу, я, вечный борец за справедливость, организовала митинг “Нет духовному геноциду на украинском телевидении!”. Виктор по натуре не бунтарь, но все же поддержал. Тогда и произошло наше единение. Я поняла, что он — тот человек, на которого могу положиться.

И конечно же, как астролог спросили у звезд, стоит ли вверять Виктору свою руку и сердце?

Рассчитывать свой гороскоп очень сложно, помимо воли подгоняешь его под желаемое. Привлекла к дискуссии коллегу Влада Росса. Гороскоп совместимости обычно смотрят на предмет комфортного общения, а можно его изучать под другим углом: будете ли вы помогать друг другу найти путь в жизни, выполнить свою миссию. Мы выяснили, что удобства ждать не стоит, а вот содействие в реализации главных целей вполне возможно. Я рискнула и просто доверилась Богу.

Говорят, что Виктор похож на вашего отца.

Не внешне, а по поведению. Отец был тонкий и ранимый человек, интеллигент. Очень меня любил. Поддерживал во всех начинаниях. Мама более практична. Их союз противоположностей позволил мне одним крылом касаться неба, другим — земли. 

Sinchillo_03.jpg

Вы с мужем всегда вместе — и на работе, и дома.

Постоянно быть рядом, конечно же, сложно. Но когда семейная пара ставит себе общую цель, путь к ней объединяет, несмотря на ссоры и неудачи. Совместная победа скрепляет союз лучше печатей и вместе нажитого имущества. Так получилось, что КХАТ — наш общий ребенок. Театр появился спустя девять месяцев после нашей регистрации и венчания. (Смеется.) И он живет своей жизнью: выбирает себе репертуар, актеров. Как мудрые родители, мы ничего не навязываем, а лишь следим за развитием “малыша”. 

Насколько в браке с Виктором изменились вы?

Я пересмотрела свое отношение к супружеству и вообще к любви. В православии брак считается подвигом большим, чем монашество. Союз любящих людей — не просто умение совместно существовать. Нужно научиться понимать друг друга, принимать, прощать и помогать совершенствоваться. Настоящая любовь — не всепоглощающая страсть, а медленно разгорающийся костер. Как бы дальше ни складывались наши взаимоотношения, всегда буду признательна Виктору за эти годы счастья, за то, что он со мной и помогает развиваться.

До театра вы работали на телевидении?

Да. “Глобальные советы с Катариной Синчилло” были рейтинговой программой, которая транслировалась на нескольких украинских каналах. Со стороны казалось, что я на пике популярности. Но те, кто меня хорошо знал, спрашивали, не пора ли заняться чем-то серьезным? По сравнению с КХАТом и нашим репертуаром то, что я делала раньше, действительно было развлечением.

Sinchillo_117O0571.jpg

С астрологией, которой вы посвятили часть жизни, сложно было расстаться?

Астрология — серьезная наука, требующая такой же самоотдачи, как и театр. На составление индивидуального гороскопа необходимо много времени, сил и энергии. Нужно было сделать выбор. Я предпочла театр и ничуть об этом не жалею — чувствую, что выполняю свою миссию.

Катарина, вы часто рассчитываете свой гороскоп? Так ведь можно избежать многих неудач.

Павел Глоба говорил, что некоторые люди, когда убеждаются, что астрология работает, просят фанатично просчитывать все их шаги, расписывать каждый день. Безусловно, постоянное обращение к древнейшей науке обеспечит правильные поступки. Но вместе с трудностями из жизни исчезнет чудо. Будешь, как ослик, ходить по кругу изо дня в день, зато спокойно и стабильно. Надо понимать, что в мире нет ничего постоянного, все меняется.

Знаю, вы готовите к выходу книгу.

Презентация поэтического сборника “До” — вторая часть моего бенефиса. Впервые он опубликован не как отдельные стихотворения, а в виде пьесы. Считается, что до выхода книги рассказывать о ней не нужно, но я убеждена: если о событии не говорить, о нем и не узнают. “До” — все то, что происходило со мной до бенефиса. Олег Ремпинский, друг детства, которого, увы, больше нет с нами, предсказал весь мой путь. На тот момент его рассказ выглядел сказкой. Но после того как я пересмотрела свои взгляды, в моей жизни начали происходить чудеса. А свой бенефис я посвятила светлой памяти Олега.

Любовью к поэзии вы тоже обязаны родителям?

Писать стихи начала в семь лет. Видимо, мне это передалось от бабушки и прабабушки по линии отца. Кстати, всех женщин в нашем роду называли Катями. Отец исследовал генеалогию, собирал фото и доказательства того, что мы — непрямые потомки Пушкина. Лишь сейчас понемногу начинаю понимать, насколько важно осознавать свои корни. Талант подготавливается поколениями предков. Дар дается человеку в качестве аванса. Наша заслуга заключается лишь в разумной его реализации.

Бенефис — время подводить итоги. О чем сейчас жалеете?

О том, что поздно поняла свое предназначение и долго шла к Богу. С точки зрения астрологии, каждый человек может переосмыслить свою жизнь и кардинально ее преобразовать, пока ему не исполнилось шестьдесят три года. Но разделяю точку зрения одного из героев нашего спектакля “Еврейские часы”: пока ты живой — все можно изменить. 

Анна СКРИПАЛЬ
Поделись с подружками :